Статистика этого года такова: с мая 2015-го по май 2016 года работники единого телефона доверия приняли 6655 звонков. Если учесть, что почти треть звонков - розыгрыши (позвонившие смеются в трубку или сбрасывают звонок), то остальные четыре с лишним тысячи - реальные обращения. Половина позвонивших - несовершеннолетние. 51 процент этой возрастной группы испытывает проблемы в общении со сверстниками. Часть детей звонит, потому что родители их «не понимают». Непонимание нередко проявляется в том, что мамы и папы не пускают гулять поздно вечером, не разрешают ночевать у подруг и друзей после вечеринки, не покупают гаджет той модели, которую хочется. Работникам телефона доверия довольно часто приходится тактично объяснять детям разницу между разумным и обоснованным запретом и «насилием над личностью».
Психологи, работающие на телефоне, не фильтруют звонки - они терпеливо разговаривают с каждым, даже с явными шутниками. Потому что шутник, который сегодня звонит, давясь от смеха, в компании друзей, завтра может почувствовать себя всеми брошенным и одиноким. Психологически ему будет нетрудно позвонить и рассказать о своей проблеме, потому что он убедился, что его внимательно выслушают и ответят доброжелательно. Смех и бравада - своеобразная психологическая защита.
Кто еще звонит на телефон доверия? Родители (7 процентов), бабушки (1 процент), молодежь (13 процентов), другие взрослые, в том числе ставшие свидетелями насилия или грубого отношения к ребенку. С 2011 года у специалистов кризисных служб появилась возможность быстрого реагирования на экстренные звонки - теперь везде налажена связь с территориальными органами, защищающими права детей. Поступившая информация срочно передается в КДН при администрации или в местный РОВД для проверки и принятия мер в случае, если факты подтверждаются. До 2011 года такой связи не было, и психологи, не имеющие возможности оказать действенную помощь, нередко чувствовали себя бессильными перед лицом реальной угрозы насилия и жестокости. Доброе слово хорошо, но в ряде случаев требуется срочное вмешательство.
Обо всем этом говорилось на круглом столе, посвященном дню рождения телефона доверия - во всем мире он отмечается 17 мая. Специалисты, собравшиеся в нижегородском областном центре помощи семье и детям «Журавушка», говорили как об успехах, так и о проблемах кризисных служб, делились опытом.
Специалисты телефона доверия убеждены, что корень детских проблем в семье и социуме. С семьями работают все региональные службы. Но среда важна не меньше. Не буду приводить статистику подростковых самоубийств по России - я ее не знаю, а ту, что привела одна из газет в недавно опубликованной нашумевшей статье «Группы смерти (18+)», не могу уточнить или перепроверить. Но в Нижегородской области в 2015 году 35 несовершеннолетних пытались свести счеты с жизнью. Для восьми попытки окончились гибелью. За 2016 год статистика не озвучена, но только в мае, 14-го и 21-го, два нижегородских подростка по непонятным и необъяснимым для окружающих причинам решились на смертельные «полеты». В Нижнем Новгороде 14-летняя девочка шагнула из окна 4-го этажа школьного здания - во время урока отпросилась выйти, поговорила с кем-то по телефону, открыла в коридоре окно и... Девочка осталась жива, к настоящему времени она уже пришла в сознание и разговаривает. Помнит, что отпросилась с урока в туалет, дальше ничего не помнит. Возможно, сработал механизм защиты мозга от негативной информации.
Следствие работает по данному факту, выясняя все обстоятельства несчастного случая. Но полученная в ходе следствия информация будет засекречена, никто не узнает правды до тех пор, пока сама девочка или ее мама не захотят ее обнародовать. Ни школа, где это произошло, ни районное и городское образовательное начальство не заинтересованы в утечке информации. Ведь она может испортить отчеты. Конечно, сами чиновники объясняют молчание защитой прав пострадавшего ребенка и его семьи. Кстати, мама девочки - учитель начальных классов в соседней школе, ведет две ставки, потому что одна растит двух дочерей (старшая дочь - одиннадцатиклассница) и хочет обеспечить им достойный материальный уровень. Кто осудит за это женщину? Все коллеги ей сочувствуют. Чиновники на словах тоже полны сострадания. Однако о том, что замалчивание проблемы может привести к другим трагедиям, они предпочитают не думать. А думать нужно.
В том числе и о том, что пережили одноклассники и очевидцы трагедии в тот злополучный день. Многие дети в этом возрасте очень впечатлительны. Необходимо предвидеть реакцию, которая может последовать после публичных попыток. Наверное, требуется работа не только Следственного комитета, но и специалистов-психологов. В Нижнем Новгороде есть центр охраны психического здоровья детей, созданный для профилактики суицидов, его специалисты готовы выходить в каждую школу, работать в группах и индивидуально. К сожалению, далеко не все директора считают такие беседы целесообразными. Например, в школу, где совершена недавняя попытка, директор не посчитала нужным пригласить психотерапевтов. Как говорится, Бог ей судья...
Примечательно, что всего через неделю после описанного случая 15-летний мальчик - учащийся одной из школ Балахнинского района - разбился насмерть, шагнув с крыши пятиэтажки на глазах у двух сверстниц. Никаких причин к роковому шагу у него, по словам тех, кто общался с ним в этот день, не было. По отзывам педагогов, мальчик не был удрученным и замкнутым, у него, как и у 14-летней девочки из нижегородской школы, не было проблем в семье и в учебе. Разве этот факт может не настораживать? Конечно, чужая душа - потемки, особенно душа подростка...
В статье о существующих в соцсетях группах смерти, которая была опубликована 16 мая и бурно обсуждалась интернет-сообществом, речь шла о расследовании именно таких необъяснимых случаев. Когда внешне все вроде бы хорошо: в школе и семье порядок, родители любящие и заботливые, дети к группе риска не относятся, хорошо учатся и занимаются дополнительно. Автор статьи, общавшаяся с родителями погибших детей, имела все основания выдвинуть тезис о существовании лиц, заинтересованных в том, чтобы на расстоянии, через Интернет, доводить подростков до роковой черты. Последовательно и планомерно создатели таких групп внедряли в сознание детей мысль о смерти, знакомили со способами и даже назначали сроки. В статье прозвучала мысль о том, что мы, взрослые, столкнулись с угрозой, которую не можем пока даже осмыслить, настолько она противоестественна для сознания нормального человека. «Зачем это делать?» - этот вопрос звучал почти во всех постах. Кто-то находил в случившемся «руку исламистов» и заговор ЦРУ. Большинство же склонялось к тому, что группы создают обычные некрофилы, внешне вполне вменяемые молодые люди, из желания испытать власть, насладиться чужой смертью. Такие люди были всегда, но Интернет предоставил им более широкие возможности для удовлетворения их пагубной страсти.
Как бы то ни было, сегодня уже можно говорить, что в подростковую среду внедрена мода на смерть. Не важно, с какой целью. Мы столкнулись с угрозой, которой раньше не было. Во всяком случае не было уже давно, с начала XX века. Но в эпоху декаданса смертью «баловались» не подростки. Что мы можем противопоставить страшной моде? Контроль интернет-пространства, запрет на пользование гаджетами или все-таки любовь и тепло? Почувствуют ли дети если не жажду, то хотя бы вкус к жизни, зависит от нас, взрослых. Не только родителей, педагогов, но и всех взрослых россиян.
В заключение не могу не привести слова Ирины Вайсерберг, педагога из Израиля. Трудно дать более ценный совет взрослым: «Подросток по определению одинок, по определению один против всех и хочет быть не таким, как старшие, но таким же, как ровесники. И доказать всем хочет, что он на всех плевал и вы еще пожалеете. И по определению не видит выхода в конце тоннеля. У него есть только единственный спасительный механизм - встроенный тепловизор, который реагирует на тепло рядом. Если оно, конечно, там окажется. Знаете, что делает любой работник кризисной службы, когда ему звонит человек на грани суицида? Он удерживает его голосом, интонациями, ощущением понимания и поддержки. В каком-то высшем смысле мы все работники кризисной службы. Оглядитесь, может быть, рядом с вами подросток, которого сможете удержать только вы. Не надо валить все на родителей. Надо смотреть вокруг, видеть и не жалеть дров. В такую зиму, как последняя пара десятилетий, любой может замерзнуть. И старый, и малый. Не будет одиночества в толпе - у групп ВКонтакте не останется шансов. Обнимем друг друга».
Полностью поддерживаю автора этих слов. Нельзя оставаться равнодушными. Пора нам наконец отвернуться от мониторов и посмотреть детям в глаза.

Нижний Новгород