Литературу принято делить на высокую (и львиную долю в ней занимает классика), беллетристику и массовую. У каждой свои цели и свои законы, которые она сама над собой признает.
Беллетристику отличают увлекательный сюжет, живое повествование, но в отличие от массовой литературы там хороший язык, яркие, интересно прописанные персонажи, неходульные сюжеты. Агата Кристи, Александр Дюма, Жюль Верн - все это классика беллетристики.
Массовой литературе остаться в веках не грозит. Отпущено ей от силы лет двадцать, одних авторов постоянно сменяют другие. Для нее характерны максимально упрощенный язык, весьма условные персонажи, броские «продающие» названия, яркие обложки и типичные сюжетные ходы.
Хозяйка встречи - сотрудник библиотеки, а в прошлом преподаватель филологического факультета Чувашского государственного университета Ирина Яковлева - привела схему, в которую можно уложить практически любой дамский роман. Главная героиня - серая мышка. На работе ее никто не замечает, в ее жизни ничего не происходит. Потом на нее начинают сыпаться неприятности: в ее холостяцкой квартире находят труп, квартира сгорает, в завершение всех несчастий у героини крадут кошелек и ее сбивает машина, причем все это может случиться одновременно. Под воздействием этих обстоятельств героиня стремительно начинает меняться. С прытью, которой сама от себя не ожидала, она расставляет сети убийце, попутно в нее влюбляется глава компании и она худеет на восемь килограммов. И... безусловный хеппи-энд: убийца пойман, она выходит замуж за полковника милиции и уезжает в свадебное путешествие на Бали.
Мы читаем эти романы, чтобы отдохнуть и получить ожидаемое: закрученный сюжет, где есть четкое деление на плохих и хороших, и непременный счастливый финал, где хороших вознаградят, а плохие получат по заслугам.
Тут же вспомнились детективы Елены Михалковой, где в финале убийца наказан, но главный виновник преступления не он, а тот, кто его спровоцировал. И вот этот-то подстрекатель в итоге остается безнаказанным. Такая развязка в нескольких книгах меня лично в свое время сильно разочаровала: я настраивалась на уютный детектив, а не на псевдосоциальную драму. Хотелось бы в тот момент чего-то острого и злободневного, выбрала бы совсем другого автора. Так и бросила Михалкову читать.
- В современных детективах и дамских романах нас привлекают узнаваемые реалии: о, героиня ходит в «Магнит» и покупает кошке «Вискас» - прям как я! - продолжает Ирина Петровна. - Кроме того, это обретение каких-то социальных навыков: вот как надо разговаривать с мужчиной, который тебе нравится, и как отвечать, если в магазине нахамили.
Самое главное, что нужно понимать, - такие произведения не плод вдохновения. Это проект, выстроенный по своим жестким правилам и подчиненный одной цели: хорошо продать. Отсюда, например, серия книг с одним главным героем или стремление убрать из текста все, что может отпугнуть читателя: сложные слова, пространные описания, ответвления сюжета. В этом есть своя логика: тот, кто берет в руки такую книгу, либо слишком устал и хочет освободить голову, либо вообще по какой-то причине не расположен к серьезной рефлексии. Это его выбор, именно за него он платит. Потому что если в высокой литературе автор диктует свои условия читателю, то в массовой - все ровно наоборот.

Чебоксары, Чувашская Республика