И тут выиграет тот, кто заранее позаботится о подрастающем рабочем пополнении. Среди немногих выигрывающих сегодня лидирует «Салют» - некогда мощное оборонное предприятие, ныне набирающее силы и выпускающее двигатели для самолетов «СУ», которые пользуются спросом у разных государств и приносят России так нужные ей миллионы долларов. Но двигатели для «СУшек» только часть продукции, есть еще и товары бытовые: мотоблоки для дачников и фермеров, лодочные моторы и так далее. Для того чтобы развернуться во всю ширь, предприятию остро необходимы квалифицированные рабочие кадры, и нынешний генеральный директор «Салюта» Юрий Сергеевич Елисеев, судя по всему, считает поддержку заводского профтехучилища № 7 своей самой главной задачей.

История вынужденного сиротства

Профессиональное училище №7 создали в 1954 году для машиностроительного предприятия, которое по привычке, столь распространенной в советское время, имело не название, а номер, так его по номеру и именовали, Ничто за ворота завода не просачивалось, поэтому даже училище, которое тогда называлось ремесленным, разместили на закрытой территории, сосредоточив процесс начальной подготовки в мастерских и предусмотрев проведение производственной практики непосредственно в цехах под руководством опытных мастеров. В феврале 2004 года учебное заведение отметит свой 50-летний юбилей, и, наверное, все будут вспоминать, как в 1954 году туда на учебу приняли очень много девчонок, которые всерьез мечтали о профессиях токаря и слесаря, мечтали и получали, а потом приходили на завод и трудились не хуже мальчишек, порой даже взрослые рабочие замечали, какую сильную конкуренцию им составляет этот слабый, по их мнению, пол.

К 80-м годам заводская продукция существенно усложнилась - конструкторы разрабатывали все новые, более мощные, более современные конструкции авиадвигателей для истребителей. Для училища это означало, что учащихся нужно готовить по-другому, потому что современный рабочий становился чуть ли не инженером станочных дел. Иными словами, выпускникам нужны были серьезные знания, и училище из ремесленного превращалось в профессиональное, чьи выпускники получали знания уже в объеме средней школы. ПУ №7 дали здание школы №433 1936 года постройки, но у завода были деньги, чтобы сделать необходимый ремонт, оборудовать классы, оплачивать коммунальные услуги, словом, все было хорошо.

Тем временем в ПУ появился новый директор. Игорь Сальянсович Ходос никогда не собирался становиться директором, выпускник Российской академии физической культуры, педагог и тренер по хоккею, пришел в «Трудовые резервы» и предложил свои услуги, в ответ ему дали на выбор несколько училищ, в которых можно было бы создать хоккейную команду. Ходос выбрал учебное заведение, что было ближе к дому, - ПУ №7. Через два года директор предложил молодому тренеру стать преподавателем физкультуры, потом - своим заместителем по воспитательной работе, а когда уходил, другой кандидатуры на должность руководителя училища у него уже просто не было.

Произошли некоторые существенные изменения и на самом заводе: перестали поступать заказы, самолеты, а тем более двигатели к ним, никому были не нужны. В цехах воцарилась тишина, без работы оказались взрослые рабочие, что тут говорить о молодых, которые должны были в принципе приходить на предприятие, сменившее безличный номер на гордое название «Салют». ПУ с огромным трудом устраивало ребят на производственную практику, а потом на работу. Профессиональное училище с 1991 года для завода как бы исчезло, более того, этому реально существовавшему, но на деле вычеркнутому из заводского реестра учебному заведению завод присылал ультиматумы. Дескать, не желаете ли выйти вон с нашей территории, освободив принадлежащие заводу мастерские. И тогда Ходос отправился к заместителю главного инженера Юрию Сергеевичу Елисееву: никто другой его принимать не хотел, никому на заводе не нужен был директор профтехучилища. Встреча оказалась поистине исторической.

Хроника рыночного усыновления

Об училище заместитель главного инженера стал задавать вопросы. Дескать, кого готовите, для кого, в каком количестве. Выслушав ответы, удивился сильно. Оказывается, училище-то работает на завод и даже готовит тех, кто понадобится, когда завод начнет подниматься. Но больше заводских ультиматумов директор ПУ не получал. Назначение Елисеева генеральным директором «Салюта» педагогический коллектив училища отмечал как самое радостное событие в своей жизни, и правильно делал - жизнь училища очень скоро стала меняться в лучшую сторону.

Конечно, занят Юрий Сергеевич еще больше, чем раньше, но директора ПУ принимает и, самое главное, никогда не говорит «нет». Нужно было купить компьютерный класс, и завод на эту покупку деньги нашел. Имеет нынче ПУ и новенькие кабинеты физики, химии. Сегодня в учебном корпусе училища идет почти что евроремонт: завод устанавливает стеклопакеты взамен дряхлых оконных рам, на четвертом этаже уже уложен на пол в коридоре новенький ламинат, когда-то окрашенные масляной краской стены постепенно скрываются за красивой облицовкой. Еще чуть-чуть, и будет выглядеть ПУ №7 как весьма солидная фирма. Ходос считает, что Елисеев не просто повернулся лицом к училищу, но и понял, прочувствовал все его проблемы. Юрий Сергеевич очень точно определил роль завода - быть заказчиком кадров. Сегодня в ПУ №7 учатся пятьсот подростков, но Елисееву этого мало. Сегодня училище готовит станочников (токарей и фрезеровщиков), слесарей, автомехаников и секретарей-машинисток. Но, самое главное, обучает училище ребят по специальности для Москвы крайне дефицитной «Оператор станков с числовым программным управлением».

Дело в том, что умелый хозяйственник, Елисеев не стал ждать милости ни от кого, взял кредит, приобрел оборудование, теперь в цехах стоят дорогие немецкие станки стоимостью в 1,5-2 млн. долларов, используются самые новейшие и совершенные технологии. Но, спрашивается, кто на этих станках будет работать, если совсем недавно нехватка рабочих на «Салюте» составляла около трех тысяч? Елисеев как-то сказал Ходосу: «Мне твои ребята очень нужны, мне выгоднее взять выпускников училища с третьим разрядом и дотянуть, доучить, нежели убеждаться, что приходящие с шестым разрядом взрослые, которым я гарантирую очень хорошую зарплату, с нужной работой справиться не могут, на новой технике работать не умеют и боятся!» Мальчишки же работать не боятся, а что пока не все умеют, так то, по мнению Елисеева, совсем не беда: идет капитальная реконструкция старых мастерских, где устанавливается новое оборудование, никак не хуже, чем в цехах. Введено в практику давно забытое нынче наставничество, ребята приходят туда как ученики мастера, в каждом цехе есть свой мастер-наставник, получающий за эту свою педагогическую работу надбавку и считающий это дело для себя не обузой, а очень выгодным занятием. В таких условиях уже никто в цехах не ворчит, что много-де мальчишек в подмастерьях. Из 6000 тысяч заводских рабочих больше тысячи обучены когда-то ПУ №7, в какой-то степени солидарность, обычно свойственная питомцам одной альма-матер, помогает и нынешним питомцам профучилища. Но самыми главными аргументами становятся материальные. Скажем, Елисеев распорядился, чтобы всех практикантов бесплатно кормили обедами в заводской столовой. Если учесть, что контингент училищный весьма специфический - дети в основном из малообеспеченных семей, то сытная и вкусная еда весьма помогает успешной учебе. Как и путевки, которые получают ребята в летнее время в заводской лагерь. Средняя зарплата на заводе составляет 7-8 тысяч, мальчишки стараются, и самые способные уже сейчас могут заработать и 10, и 15, и даже 20 тысяч рублей - еще один аргумент в пользу того, что учиться нужно с большим старанием. И это мальчишки, а что с девочками, неужто они могут стать только секретарями-машинистками? Вовсе нет, говорит Елисеев и делает ПУ №7 новый, масштабный заказ на подготовку остро необходимых заводу контролеров ОТК - с браком на «Салюте» ведут жесткую и непримиримую борьбу, вот тут и требуются молодые и цепкие взгляды, чтобы не пропустить халтуру к потребителю, чтобы не платил своей жизнью за заводской брак какой-нибудь смелый летчик, пилотирующий истребитель Су.

Хорошо, когда в попечителях целый завод

Образовательная цепочка, которая складывается вокруг завода, весьма логична. ПУ №7, бывший техникум имени Туманова, недавно ставший колледжем, институт целевой подготовки, дающий высшее образование, а еще МАТИ - давний партнер, поставляющий «Салюту» замечательных инженеров-технологов. Словом, у молодого человека, решившего связать жизнь с заводом, выбор большой и разнообразный, например, он может даже стать бакалавром-инженером и работать на сложной технике, ведь современному рабочему инженерные знания в таком объеме не помешают.

Как-то Елисеев пригласил к себе Ходоса и сказал: «У нас скоро появится сложная техника. Мне нужны очень хорошие ребята, способные, отлично знающие математику, физику, информатику». Холос посетовал, что школы ему в отборе хороших учащихся не помогают, предпочитая устраивать в училище только тех, у кого руки золотые, а рвения к учебе нет никакого. И тогда Елисеев, по совету Ходоса, решил устроить на «Салюте» «День открытых дверей» для директоров средних школ Соколиной горы, которым завод сильно помогает в решении разных материальных проблем. Директора пришли, осмотрели в цехах оборудование, на котором предлагают работать молодым людям, и в буквальном смысле слова ахнули. За экскурсией последовал серьезный разговор о будущем страны, завода и молодежи. Многие ребята, уходящие в армию, стремятся после демобилизации вернуться на «Салют», где их принимают с искренним радушием. Правда, Юрий Сергеевич Елисеев и Игорь Сальянсович Ходос считают, что мальчишек хорошо бы забирать в армию после того, как они отработают года три после окончания ПУ. Тогда и завод свои кадры закреплял, и армия получала взрослых парней в возрасте 21 год, крепких, надежных и серьезных, то есть все получали бы свою немалую выгоду, но законодатели пока об этом не думают и такие предложения всерьез не рассматривают. Обещает Елисеев, что лично найдет для каждого учащегося ПУ рабочее место в цехах и слово свое держит. Представьте, что должен чувствовать подросток, которого директор подводит к тому станку, на котором ему предстоит работать, тем более, что до того такого уважения пареньку никто и никогда не выказывал.

Игорю Сальянсовичу Ходосу коллеги - директора профтехучилищ завидуют самой белой завистью, не каждому так везет с предприятием-партнером. И даже то, что нет пока попечительского совета, в который бы входили заводчане, никого не беспокоит. Понятно, почему - попечительские советы появляются тогда, когда нет желающих поделиться деньгами с учебным заведением. В попечители, получается, попал весь завод, а главой совета-завода стал его гендиректор. Однако в будущем, видно, попечительский совет создавать придется, потому что сегодня завод заботится о профтехучилище так хорошо, ибо есть Юрий Сергеевич, а если он уйдет, не дай Бог, что будет дальше? Если что-то не узаконено, сохранять и пробивать его ой как трудно.