Важнейшим условием для существования демократии Ильин считает внутреннее стремление народа к свободе. Вот с этим-то у нас и туговато. Согласно проведенным ВЦИОМ опросам лишь 19% (!) населения хотели бы жить в обществе «индивидуальной свободы», а остальные предпочитают общество «социального равенства» (или затруднились ответить). И вправду, откуда же у нас возьмется такая ценностная ориентация, как свобода? Ведь на протяжении многих столетий, а особенно в ХХ веке, инакомыслие преследовалось и жесточайше каралось. Люди предпочитали молчать, предпочитали отказаться от ряда прав, только чтобы чувствовать себя защищенными. Да и был ли у них выбор? Жизнь-то всем дорога, так тут хочешь не хочешь замолчишь, чтоб не загреметь в места не столь отдаленные.

И по сей день, как ни странно, подавляющее большинство нас с вами боятся свободы, потому что боятся ответственности. В этом плане россияне как нация напоминают подростков - они вроде бы хотят быть свободными от опеки родителей, но боятся нести ответственность за свои поступки. А без этого свобода невозможна.

Еще одна болезнь нашего общества - это тотальное недоверие всех ко всем. А важнейшим нравственным основанием для демократии является, по выражению Р. Инглхарта, «культура межличностного доверия». Но как же мы можем доверять друг другу, если в нашей стране одним из самых распространенных видов преступлений является мошенничество? Если у нас развилось великое множество Остапов Бендеров. И все больше людей клюют на их уловки.

Но самое главное, что в нашей стране власть не доверяет народу и, наоборот, народ не доверяет власти. Это историческая традиция: в императорской России царь не допускал общественность к управлению, не доверяя ей.

Советское правительство вообще в каждом видело шпиона и контрреволюционера. Народ же в свою очередь уже отчаялся в том, что правительство когда-нибудь начнет решать его проблемы, и отношение подавляющего большинства россиян к правительству и к чиновникам - резко отрицательное. Так, может быть, в пропасти между властью и народом и есть причина того, что в России не «идут» реформы?

Но опять же возникает риторический вопрос: как россияне могут доверять правительству, совершенно не считающемуся с его нуждами? Взять хотя бы принятую недавно Концепцию образования: она была утверждена без всякого совещания с лицами компетентными в этой сфере и непосредственно с ней связанными. И встречный вопрос: как может наше правительство вместе с президентом выполнять требования народа, если его социальной опорой является олигархия? Отсюда вытекает еще ряд вопросов: может ли Путин не опираться на олигархов, если они обладают реальной экономической властью, ведь экономическая власть неизбежно во все времена оборачивалась политической?

Может ли демократия существовать в государстве, опирающемся на олигархов? По-моему, единственно возможный ответ - это отрицательный. Отсюда вытекает еще одно основание демократии - наличие сильного среднего класса, который у нас почти отсутствует. Что такое средний класс - это предприниматели средней руки, люди умственного труда, при этом имеющие средний достаток.

Кроме всего прочего, для продвижения демократии требуется прежде всего особый склад общественного сознания, который у нас как раз нуждается в серьезной модернизации, оно остается прежним - социалистическим. В модернизации нуждается и экономическая система, разруха в которой также во многом обусловлена особенностями сознания: круговая безответственность, тотальное недоверие начальника к подчиненным, шаблонное мышление...

Нам просто необходимо мыслить по-новому. Только тогда мы сможем жить лучше и, возможно, построим наконец демократическое общество. Насаждать демократию «сверху», как в 1991 году, не имеет смысла - это то же самое, что учить обезьяну читать. Демократия должна быть внутренне присуща народу. Критиковать правительство за низкий уровень жизни - это, конечно, просто, только вот виноваты в нем во многом мы сами. И только мы сами сможем это исправить. Да, это непросто. Но ведь если путь ведет к цели, то безразлично, какова его длина.

Анастасия ПЬЯНКОВА, ученица 11-го класса, Пермь