И все у Грязняя было: и земля, и дворец, и слуги. Но не было в том ему отрады, потому как захворал царь, и мир ему сразу стал не мил: ни вина заморские, ни кушанья диковинные не радовали его более... И были созваны в Грязняево царство лекари со всех концов света, и отпаивали его водой морскою, прикладывали к нему кору дубовую, мазали его медом липовым... Ничего не помогало. Царь тощал, бледнел, охал.
Но вот в один прекрасный день (день этот, конечно, прекрасен для нас с тобой, дорогой читатель, так как был он солнечным и теплым, но не для Грязняя - он даже солнца уже не замечал), так вот, однажды, когда тоненький ручеек надежды почти иссяк, а царь уже не поднимался с кровати и не размыкал глаз, а только охал-ахал да стонал, на пороге его дворца появилась девица-красавица, лицом бела, в платье яркое наряжена, свечением чудным озарена. Царь от такой красоты аж зажмурился! А девица-красавица подошла к царю, глянула на него пристально и спросила, отчего он так исхудал. Грязняй поведал о хвори своей: о том, что кушанья диковинные и вина заморские его больше не радуют, потому как живот у него болит так, что мочи нет. И прослезился Грязняй от жалости к себе, и шмыгнул носом, и высморкался с горя в рукав. Вздохнула девица-красавица, представилась Чистюньей, обещала прогнать недуг, но при одном условии: Грязняй должен делать то, что ему скажет спасительница его, ни разу не пропустив целительные указания мимо ушей. Царь закивал оживленно (и откуда только силы взялись?), а Чистюнья вышла из покоев царя и вернулась с тазом горячей воды (которую, как ты помнишь, внимательный наш читатель, она не взяла из-под крана, так как кранов в те незапамятные времена еще не было, а набрала студеной в колодце и нагрела на огне), так вот принесла она с собой горячую воду, мыло и полотенце. И строго-настрого велела трижды помыть (для начала хотя бы!) руки. Три раза меняла Чистюнья воду в тазе, три мыла использовал царь, три полотенца сменил, прежде чем руки стали такие же чистые, как и у девицы, а вода в тазе осталась прозрачная и полотенце белое больше не пачкалось.
После такого нехитрого действа приказала Чистюнья столы дубовые накрыть к обеду - заставить их кушаньями диковинными и винами заморскими. Царь удивился, но перечить не стал: наелся, напился и спать лег.
Наутро проснулся царь свеж, бодр и полон сил, а Чистюнья встретила его с тазом горячей воды - умыться - и наказала, чтобы царь каждый раз, перед тем как за стол сесть, руки с мылом мыл, иначе недуг вернется. А чтобы вообще болеть как можно реже, чувствовать себя бодрым и свежим и лицом быть краше солнышка, кроме рук надо еще лицо умывать, а также в баню ходить - мыться полностью. Взмолился царь о помощи - он уже немолод, память его подводит, а что если он забудет руки с мылом перед едой помыть? Сжалилась Чистюнья, осталась при дворе, напоминала царю о пользе горячей воды и мыла, преобразился царь, стал чист и светел лицом, помолодел лет на 10. А Чистюнья осталась при дворе правой рукой царя (которого теперь звали не Грязняй, а Чистяй), помогала ему в делах чистоты, и засияло царство новыми яркими красками, будто его отмыли начисто в горячей воде с мылом, а после вытерли насухо полотенцем! И жители этого царства слыли людьми красоты неземной, хвори не знавшие, до ста лет живущие... Некоторые даже поговаривали, что царство Чистяя издали заметно, потому как светится будто.
Я думаю, дорогой читатель, и ты с удовольствием жил бы в этом царстве, ведь ты не понаслышке знаешь о том, что руки надо каждый раз перед едой с мылом мыть, а потом полотенцем насухо вытирать, тем более что нам с тобой это делать теперь совсем несложно: в наше время уже есть краны, из которых вода течет, да не простая, а горячая...

Екатерина БАРИШОВЕЦ, воспитатель школы №2005