Шевелев учит детей математике в Центре детского творчества «Тушино». И его ученикам от пяти до семи лет.

Собственно, тест, с помощью которого можно определить, есть у ребенка способности к математике или нет, очень прост. Если у вас под рукой ребенок дошкольного возраста, можете проверить прямо сейчас. Попросите его нарисовать пять домиков, а рядом пять елочек, а потом, справа, на две елочки больше, а слева на два домика меньше.

Если справился, можно спать спокойно, ваш ребенок не нуль в математике. Теперь все зависит от того, кто и как будет с ним заниматься, кто и чему будет учить.

Надо сказать, что тест с домиками и елочками, впрочем, как и все другие тесты, определяющие уровень способностей и подготовки, а также математические задания для своих уроков, а также учебные пособия к ним, а также методики этих уроков, Шевелев разработал сам. По образованию Константин Валерьевич не учитель, он выпускник МАИ.

При всем при том его программа «Развивающие игры» получила диплом первой степени (на IV городском конкурсе авторских образовательных программ по дополнительному образованию) и сертификат Московского комитета образования.

Цель шевелевской программы для дошкольников - развитие умственных способностей. Мозг требует тренировок, считает Константин Валерьевич, ровно так же, как и мышцы, и математика тут лучшее средство. Задачи программы: формирование элементарных математических представлений; увеличение объема внимания и памяти; развитие логического мышления; введение в активную речь простейших логических терминов; а также развитие математической деятельности и творческого подхода при поиске способов решений. И далее вплоть до заключительного пункта: «использование знаний, умений и навыков в повседневной жизни». Понятно, что родителей, желающих, чтобы их ребенок занимался по такой вот программе, в Тушино мало не бывает.

А вот дети в Тушино, как вообще, наверное, в любом большом городе, очень и очень разные.

Есть те, с кем родители все время разговаривают и занимаются. И есть дети, что днями напролет заперты в квартире наедине с бабушкой. А бабушки в Москве, трудно в это поверить, но Константин Валерьевич подтвердит, бывают и такие, что не могут сами написать заявление, грамоты не знают. Потому живут в Тушино и не по годам развитые вундеркинды. И дети, которые к шести годам, не могут сосчитать до трех. Даже цифры «один» не знают.

Кстати, составляя из года в год группы для занятий, Константин Валерьевич вывел оптимальное соотношение: восемь сильных и двое слабых. Слабые дети при таком варианте выравниваются, как по мановению волшебной палочки. Пять и пять - соотношение критическое. А вот пропорция восемь слабых и двое сильных для развитых детей почти опасна.

Урок Шевелева называется не «Математика», называется он так же, как и его программа, «Развивающие игры». Поскольку именно игра и есть для пятилетнего ребенка лучший способ обучения. И чем менее заметна грань, отделяющая игру от учебы, тем лучше результат.

Например малыши приносят на урок все, с чем не могут расстаться, игрушки в первую очередь. Можно сказать: «Убери!» или «Сейчас же положи ко мне на стол, возьмешь после урока!». А вот у Шевелева нелегально пронесенная на урок кукла или робот-трансформер тут же превращаются в учебное пособие. Раз уж шагает твой робот по парте, давай сосчитаем его шаги!

Но учить детей математике, по Шевелеву, это вовсе не значит только учить счету. Математика для маленьких почти неразрывно связана, например, с развитием речи и освоением окружающего мира. Поэтому учась писать цифры или знакомясь с порядковыми значениями чисел, малыши еще и узнают, как, скажем, правильно использовать предлоги, «над» и «в», «под» и «за»... Определяют пространственное расположение предметов и узнают значение слов «далеко», «близко», «вверху», «рядом». Знакомятся с осью симметрии и зеркальным отображением и с днями недели, зимними и летними месяцами, секундами и минутами. Узнают о цикличности, повторяемости времен года и о смысле понятий «долго» и «дольше», «скоро» и «скорее», «давно» и «потом».

Шевелев действительно считает, что детей, не способных к математике, на свете не существует. Есть дети запущенные и испуганные. И пугаться им, если честно, есть чего... Ведь Шевелеву его ученики рассказывают все. Не только про то, кто в кого влюбился. Но и про то, как прячутся от папы в гараже, когда потеряют какую-то вещь.

И это тоже наша реальность: взрослые люди, несмотря на некоторые внешние признаки цивилизованности, ведут себя в семьях подчас необъяснимо жестоко. За то, например, что пятилетняя девочка потеряла мамину цепочку, ее папа пообещал: зарежу твою собаку.

Физические наказания в таких семьях обычная вещь. Однако любовь к математике и ремень вещи несовместные. Ребенок, которого учили счету таким образом, по мнению Шевелева, прежде всего нуждается в реабилитации. И он сам, и его любовь к математике. Чтобы малыш начал соображать, ему сначала надо перестать бояться и поверить в себя.

Поэтому к испуганному ребенку нужно не просто хорошо относиться, его нужно любить, считает Константин Валерьевич. Причем даже не как папа, а как мама. Папы, это известно, более критичны, а мамы все прощают. Вот так и надо, как мама, любить испуганного ребенка, чтобы он полюбил математику. Не знает ответа - может заплакать, надо подойти, погладить по голове.

Есть еще у Шевелева волшебная ободряющая фраза: «Я когда был маленьким, тоже ошибался». Что Константин Валерьевич когда-то не мог «посчитать тройками» назад и даже вперед - это производит впечатление и ободряет пятилетнего ученика необычайно. Вот уж, как говорится, неважно, кем ты был, важно, кем ты стал.

А тестирует на уроках у Шевелева вообще Буратино. Если результат теста не очень, это не обидно.

На уроке у всех малышей в руках «светофоры», красные и зеленые кружки. Это заставляет их внимательно следить за ответами товарищей: если правильный ответ, «зажигают» зеленый свет, если неправильно - соответственно.

Кроме того, каждый на этих уроках может и сам побыть учителем. Сидишь за учительским столом, вызываешь к доске, решаешь, правильный ответ или неправильный, ставишь оценку... Не жизнь, мечта.

Результаты все это дает почти удивительные.

Одна из учениц Шевелева, Оля Бореева, например, до трех лет вообще говорить не умела, а среди сверстников выглядела как Золушка рядом с мачехиными дочками, еще и роста очень маленького. В пять лет Оля начала заниматься у Шевелева. В шесть с половиной стала победительницей городской олимпиады для дошкольников по математике. Даже внешне изменилась: из золушек прямо в принцессы.

Все это позволяет Константину Валерьевичу утверждать: математика меняет характер.

Что же касается заключительного пункта программы Шевелева «Использование знаний, умений и навыков в повседневной жизни», судите сами. Ну такие «мелочи», как самостоятельные расчеты в магазине (речь идет о пятилетних), даже не будем упоминать. Для учеников Шевелева это элементарно, они делают это легко. Однако в жизни дошкольников есть ведь испытания и покруче. Например, поступление в первый класс. Вступительные экзамены в институт уже, конечно же, начинают меркнуть по сравнению с этим судьбоносным событием.

В Тушино четыре школы, в которые любой нормальный тушинский родитель не прочь отдать своего ребенка: английская, французская, математическая и так далее. И еще в каждой обычной школе есть гимназический класс. Теоретически принимать туда должны всех. Практически нынешний московский конкурс для первоклассника в хорошую школу - три-четыре человека на место. Собеседование длится два часа (родители засекали время), тесты - на нескольких листах. Половина из этих тестов по математике. Так вот, рейтинг Шевелева - «девяносто». Именно такой процент его дошкольников поступает в спецшколы и гимназические классы. А этой весной и вовсе поступили все до единого. Таков результат: его дети выбирали школу, а не школа выбирала их.

Пока готовила этот материал, две знакомые мамы, из тех, у кого «плохо с математикой», поинтересовались: «А он не мог бы позаниматься с моим?»