Абсолютно уверенные в благоприятном исходе, в правительственной ложе отдыхали министр финансов Алексей Кудрин, его заместитель Татьяна Голикова и руководитель Федерального казначейства Татьяна Нестеренко. Нет, на вопросы депутатов и Кудрину, и Голиковой отвечать приходилось, комментарии они давали, с чем-то соглашались, против чего-то выступали. Но никаких волнений на их лицах не отражалось.

Когда спикер Госдумы РФ Борис Грызлов предоставил слово председателю Комитета по бюджету и налогам Юрию Васильеву, тот был демонстративно точен в перечислении того, как шло перераспределение средств расходной части будущего бюджета. Расходы должны составить 3,04 триллиона рублей, доходы - 3,32 триллиона рублей при планируемой инфляции от 7,5 до 8,5%. Профицит бюджета ожидается в сумме 278 миллиардов рублей. По словам Васильева, при подготовке законопроекта «О федеральном бюджете на 2005 год» к третьему чтению было подано около полутора тысяч поправок. В ходе третьего чтения рассматривались поправки о перераспределении средств внутри расходных разделов бюджета. Каковы же результаты рассмотрения этих поправок?

В целом по инициативе депутатов ГД РФ, Комитета по бюджету и налогам, профильных комитетов, Правительства РФ при рассмотрении проекта федерального бюджета в третьем чтении перераспределено по всем разделам и подразделам бюджета около 30 миллиардов рублей. В результате увеличены расходы на обеспечение деятельности Счетной палаты, на увеличение долевого взноса в бюджет Союзного государства, реконструкцию Таврического дворца, на поддержку государственных научных академий, на обеспечение служебным жильем военнослужащих, на ремонт вооружения и военной техники, на содержание Ульяновской дамбы, на увеличение заработной платы работникам лесной отрасли, на содержание музеев, реставрацию исторических, культурных и религиозных памятников, на культуру, кино, СМИ, на сохранение исторических центров Санкт-Петербурга, Владимира, на финансирование спорта и здравоохранения и так далее. Отрадно, что увеличены расходы на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации и ремонт протезов, на 19 миллионов рублей увеличились расходы на программу «Дети-инвалиды», на программу «Дети-сироты» - на 5 миллионов рублей. Расходы на образование увеличились на 218 миллионов рублей. Также на приобретение для библиотек «Православной энциклопедии» выделено 10 миллионов рублей, на закупку оборудования для МГУ имени М.В.Ломоносова - 200 миллионов рублей, на образование в части, обеспечивающей подготовку кадров в интересах национальной безопасности и правоохранительной деятельности, - 80 миллионов рублей. Увеличены ассигнования на Федеральную программу развития образования и непрограммные инвестиции на 440 миллионов рублей. На частичное возмещение расходов региональных бюджетов по выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей, предусмотрено 4 миллиарда рублей.

Многие депутаты беспокоились по поводу того, как будут сформированы бюджеты субъектов РФ в условиях разграничения полномочий и погашения задолженностей по ранее выданным бюджетным ссудам. В связи с этим в законопроект внесена новая статья о продлении срока погашения до 1 декабря 2005 года бюджетных ссуд на покрытие временных кассовых разрывов, возникших при исполнении бюджетов субъектов РФ. Кроме того, было предоставлено право Минфину РФ на реструктуризацию этих ссуд до 1 января 2008 года. Если у региона задолженность по бюджетным ссудам превысит 1% доходов его бюджета, ему дадут право на такую реструктуризацию. Более того, регион освободят от выплаты долга госбюджету, в котором на эти цели предусмотрено аж 52,3 миллиарда рублей. Правда, для этого регион должен предусмотреть меры по оздоровлению собственного бюджета и не иметь задолженности по социальным статьям расходов. Тем, кто станет выполнять такие условия, будут списывать ежегодно по 30% долга по ссудам. В бюджете на 2005 год также предусмотрено распределение дотаций региональным бюджетам для обеспечения их сбалансированности в сумме 14,5 миллиарда рублей. Субсидии региональным бюджетам на проведение оздоровительной кампании детей и подростков составят 1, 3 миллиарда рублей.

С утверждением двух таблиц поправок, загодя принятых Комитетом по бюджету и налогам, дело сладилось до удивления быстро: думское большинство проголосовало «за». Дальше речь пошла о таблицах с отклоненными поправками, и «Единая Россия», как всегда, уже не участвовала в голосовании, поскольку слово взяла оппозиция. В результате ни у одной из предложенных поправок в отсутствие необходимого кворума не было шансов быть принятой. Например, так и не была принята поправка депутата Олега Смолина, предусматривающая выделение средств на финансирование экспериментальных школ Российской академии образования. Олег Николаевич предлагал за счет перераспределения средств по разделу «Образование» предусмотреть расходы на содержание этих учебных заведений в размере 69,7 миллиона рублей. Почему, по мнению Смолина, важно это сделать? Потому что речь, по сути дела, идет об экспериментальной базе РАО, без которой нормальное развитие педагогической науки невозможно. «Это не детские садики Администрации Президента, - заметил Олег Смолин, - это даже не школы Министерства путей сообщения, это именно экспериментальная база, которая должна быть сохранена. Нельзя разделять академию и ее школы, так же как нельзя отделять какой-нибудь ускоритель от физического института». Кстати, несколько лет назад некоторые регионы, в частности Москва, были готовы взять на свой баланс академические школы. Но тогдашний президент РАО Артур Петровский выступил резко против, и школы остались у РАО. Сегодня уже не все регионы готовы их принять, даже Москва пока не подтвердила свои намерения на этот счет. Впрочем, академия по-прежнему отдавать школы не хочет, а руководитель столичного Департамента образования Любовь Кезина - член президиума РАО и, конечно, против коллег не пойдет.

У поправки интересная судьба - поначалу ее авторами были депутаты Смолин и Мельников, но позже к ним присоединились и некоторые единороссы. Поправку единогласно поддержал Комитет по образованию и науке, в котором работают представители всех думских фракций. Решение о поддержке поправки, таким образом, оказалось внепартийным, что логично, ибо внепартийны образование и наука.

Однако предложение Смолина парировал председатель Комитета по бюджету и налогам Юрий Васильев: «Действительно, на заседании нашего комитета рассматривался вопрос о данной поправке, комитет очень внимательно отнесся к ней, пытался найти источники для финансирования, но не смог. Авторы же поправки не указали источник перераспределения средств внутри раздела». Юрий Васильев особо подчеркнул, что на образование выделено дополнительно 217 миллионов рублей. Из этого можно, вероятно, сделать вывод, что образованию пора и честь знать. Хотя всем понятно: именно честь страны требует поддержки отечественных образования и науки, по возможности финансовой. А какие у нас есть для этого возможности, становится ясно даже при беглом взгляде на Стабилизационный фонд, который пухнет как на дрожжах и к концу 2005 года достигнет суммы в 720,5 миллиарда рублей. Не найти при этом каких-то 69,7 миллиона по меньшей мере странно. «За» проголосовали всего лишь 99 депутатов, «против» - 15 (при 118 голосовавших).

Вторую, весьма значимую поправку попыталась провести депутат Тамара Плетнева. Ее поправка - о помощи учреждениям родовспоможения и центрам охраны здоровья матери и ребенка. «Это в Москве можно спокойно отвезти роженицу в роддом, а в селах у нас скоро роды будут принимать исключительно повитухи, - объяснила Тамара Васильевна. - Деньги-то на помощь требуются небольшие, но они бы очень помогли, особенно учреждениям в сельской местности». Васильев и тут парировал: «Источника финансирования нет, а по новой классификации такой вид расходов отсутствует в бюджете на 2005 год, и потому эту поправку Дума принимать не может». Поправку тут же отклонили, причем «за» были 49 депутатов, «против» - 3, а голосовали всего 52 человека. Не густо!

Неугомонный Смолин продолжал отстаивать интересы бюджетников. Он предложил поправку, разрешающую получать дополнительные средства от сдачи имущества в аренду научным учреждениям, учреждениям научного обслуживания РАН и отраслевых академий наук, имеющих госстатус, образовательным учреждениям, учреждениям здравоохранения, государственным учреждениям почтовой связи, госучреждениям культуры и искусства, государственным архивным учреждениям и так далее. Ничего нового, кстати, депутат Смолин не предлагал: он считал, что необходимо сохранить то, что предусмотрено в бюджете 2004 года. Все эти учреждения при особых оговоренных условиях, при зачислении доходов в смету и так далее, сегодня имеют право использовать доходы от сдачи имущества в аренду в качестве дополнительного источника финансирования. Смолин подчеркнул, что финансирование науки в 90-е годы обвалилось в 20 раз, образования - в 8 раз, и, хотя сегодня часто приходится слышать об увеличении финансирования науки и образования, на самом деле расходы на образование в лучшем случае в 2005 году сравняются с уровнем 1997 года в реальных ценах, когда они были аж в 4 раза меньше, чем в советский период. «Те, кто говорит, что у образования и науки много денег, - воскликнул депутат, - видимо, помогали эти деньги отнимать и, видимо, продолжают это делать и сейчас. Нам же нужно сохранить все то, что есть в бюджете 2004 года». Интересно, что эту поправку поддержал Комитет по образованию и науке, в частности депутаты от правящей партии Булаев, Суровов, Назмиев, Колесников, Иванова и другие. К сожалению, Николай Иванович Булаев заболел и не смог выступить, а Колесникову слова не дали. Вообще просматривается тенденция: депутаты, вносящие свою поправку, начинают ссылаться на то, что, кроме них, за поправку ратуют и депутаты «Единой России». Видимо, тут надежда на то, что в этом случае думское большинство сначала примет сказанное во внимание, а потом и поддержит поправку. Но не тут-то было. Васильев сурово попенял Смолину, что в Комитете по бюджету и налогам работают представители всех партий и всех фракций и никакой политической подоплеки при рассмотрении поправок никто иметь в виду не будет. Лукавил председатель комитета, потому что как раз политическая подоплека есть практически у всех решений, которые принимает думское большинство. Уж не практическая целесообразность и не интересы народа руководили теми, кто принимал 122-й закон - принимал не потому, что хотел, а потому, что партия сказала: «Надо!». По поводу поправки Смолина решающую роль играли тоже политические мотивы. Политика такая, сказал Васильев, что все рентные платежи будут собирать в федеральном центре, а потом распределять. Правда, непонятно, как это объяснение председателя комитета применить к арендным платежам образовательных и научных учреждений. Поправку Смолина в результате отклонили. За это ратовал лично министр финансов Алексей Кудрин, предложивший принять другую поправку из числа отклоненных - поправку депутата Гончара. Ее суть - в 2003 году доходы от сдачи в аренду федерального имущества были легализованы и учитывались федеральным центром, и если раньше ситуация была такой - сдал в аренду, получил деньги и спрятал, то теперь поступающая арендная плата фиксируется в лицевых счетах бюджетных учреждений, имеющихся в казначействе, и тратится на оплату коммунальных платежей и текущего ремонта. Гончар настаивал на том, что не надо запретами уводить доходы от аренды в тень. Министр финансов Алексей Кудрин ворчал, что не дело госучреждениям превращаться в агентства по управлению имуществом, но с уходом доходов в тень тоже не согласился, подчеркнув, что такие деньги действительно превратились в серьезный источник финансирования для бюджетных учреждений. Словом, поскольку в федеральных законах нет механизма компенсации этих доходов, то министр и не возражал в виде исключения согласиться с поправкой Гончара и сохранить эти деньги у учреждений образования, науки и культуры, но предлагал в любом случае потом «создать цивилизованный механизм пополнения доходов этих учреждений не за счет подмены агентств по имуществу и по раздаче госсобственности в аренду». Удивительным образом материализовавшийся в зале кворум в 402 депутата тут же проголосовал за поправку. А еще говорят, что законодательная власть не зависит от власти исполнительной. Оказывается, еще как зависит. Помнится, классики говаривали: свобода - осознанная необходимость. Для большинства Госдумы - осознанная необходимость голосовать за все, что одобряет исполнительная власть, и не голосовать за то, что та не одобряет, сводит на нет даже видимость свободы.

До позднего вечера продолжалась своеобразная игра в поправки. В результате депутат Георгий Босс так и ушел с обидой на авторов бюджета, отнявших у Москвы почти три четверти финансирования по дорожному строительству и добавивших Санкт-Петербургу объем субвенций на эту статью. А депутат Алексей Локоть так и не добился денег на строительство метрополитена в Новосибирске, а также на завершение строительства второй очереди Новосибирского хореографического училища и учебного корпуса Института социальной реабилитации, хотя указывал источник, из которого можно было бы взять деньги на эти цели, - из раздела «Обслуживание внешнего долга». Потерпел фиаско даже заместитель председателя Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму Олег Скорлуков, добивавшийся выделения 250 миллионов рублей на поддержку отечественной текстильной промышленности, у которой степень износа оборудования составляет уже 57 процентов. Васильев твердо держал оборону и отбивал поправки одну за другой как легкие мячики. В конце концов дело закончилось тем, что бюджет в третьем чтении был принят большинством голосов.

Но если кто-то думает, что на этом все, ошибается. Бюджет будут читать еще и в четвертый раз.