Но это был не вождь великой страны, а его сын, генерал-лейтенант Василий Сталин - депутат Верховного Совета СССР и командующий ВВС Московского военного округа. Здесь находилась его штаб-квартира. Это было в конце сороковых - начале пятидесятых годов...
Ему выпало великое счастье быть сыном Сталина. Василий не страдал от удушающего советского быта, был сыт, одет и обут. Его будущее казалось безоблачным.
Он рос вместе со своим сводным братом и ровесником - Артемом Сергеевым. Когда его отец, известный революционер Федор Сергеев по кличке Артем, трагически погиб, Сталин стал заботиться о его сыне. Тот жил вместе с матерью, но получил право в любое время приходить в Кремль. Там были устроены квартиры для видных деятелей партии и советского правительства.
Надежда Аллилуева - Иосифу Сталину 12 сентября 1930 года:
«...Вася на велосипеде ездил из Кремля на аэродром через весь город (ему в ту пору было девять лет. - В.Б.) . Справился неплохо, но, конечно, устал».
Братья устраивали детские забавы прямо у высоких и могучих стен Кремля. Гоняли мяч, играли в лапту. Видели, как спешат по своим делам Калинин, Орджоникидзе, Ворошилов, Молотов и другие сподвижники Сталина. Иногда показывался и он сам. Подходил к мальчикам и задавал несколько вопросов - интересовался делами в школе и отметками.
Артем отвечал спокойно - он учился хорошо. Василий же под тяжелым взглядом отца робел и опускал голову - хвалиться было нечем. В его дневнике громоздились жирные тройки, которые изредка соседствовали с худенькими четверками...
Впрочем, дети виделись с отцом редко. Сталин был постоянно занят, редко бывал дома, даже когда находился в Москве. Он часто покидал столицу - то по делам, то ездил на юг отдыхать. А потому основным средством общения Сталина с женой и детьми были письма.
Сталин - Аллилуевой 2 июля 1930 года:
«...Мне не очень нравится учительница. Она все бегает по окрестностям дачи и заставляет бегать Ваську и Томика (Артем Сергеев. - В.Б.) с утра до вечера. Я не сомневаюсь, что никакой учебы у нее с Васькой не выйдет. Недаром Васька не успевает с ней в немецком языке. Очень странная женщина».
Каждое утро Артем и Василий выходили из дома, садились на трамвай - линия пролегала у Кремля - и отправлялись в 25-ю образцовую школу - бывшую мужскую гимназию Франца Креймана. Располагалась она в Старопименовском переулке - между Тверской и Малой Дмитровкой. Сейчас это трудно себе представить - дети главы государства едут одни, без охраны. Но так было!
В школе - сейчас ее номер 175 - учились не простые дети, а «золотые»: сыновья Берии, Булганина, Микояна, дочери Молотова, внучки Горького, дети других известных людей. Там же училась и сестра Василия - Светлана.
Директором была женщина с суровой фамилией Гроза. Впрочем, Василий не боялся ни ее, ни других преподавателей. Учиться он не хотел и всем видом это показывал.
Вождь, конечно, знал о «художествах» сына. Может, переживал, пытался поставить его на путь истинный во время редких встреч. Но безуспешно. Это было одно из немногих поражений Сталина.
Василий - Сталину 1 октября 1933 года:
«Здравствуй, папа! Я живу средне и занимаюсь в новой школе, очень хорошей, и думаю, что я стану тоже хорошим Васькой Красным. Папа, напиши, как ты живешь и отдыхаешь. Светлана живет хорошо и тоже занимается в школе».
Речь идет о 2-й московской школе - конечно, не простой, а для кремлевской элиты. Туда перевели Василия в надежде исправить ситуацию. А Васькой Красным его прозвал отец...
Сын Сталина проявил себя во многих видах спорта. Неплохо играл в футбол, входил в сборную школы, участвовал в соревнованиях по легкой атлетике. Рано научился водить машину и мотоцикл. Увлекался бильярдом и обыгрывал многих взрослых. Кстати, увлечение этой игрой - от отца. Сталин был заядлым бильярдистом.
У него даже был свой тренер - Андрей Чемоданов. По его словам, вождь выигрывал почти у всех. Но когда понимал, что соперник слишком явно подкатывает ему шары под разящие удары, мрачнел и говорил: «Я с вами больше играть не стану. Будем общаться только по работе». Люди, знавшие его характер, легко угадывали подтекст, не суливший ничего хорошего...
Сталин - Сергею Ефимову (коменданту дачи в Зубалово) 12 сентября 1933 года:
«...Следите хорошенько, чтобы Вася не безобразничал. Не давайте волю Васе и будьте с ним строги. Если Вася не будет слушаться няни или будет ее обижать, возьмите его в шоры».
В новой школе ничего не изменилось. Учителя так же натягивали оценки Василию. Однако нашелся принципиальный человек - преподаватель истории Владимир Мартышин. Он считал сына Сталина не лишенным способностей, но отравленным духом всеобщего поклонения. И решил проучить, выставив заслуженную двойку за четверть.
Коллеги пытались уговорить Мартышина сменить гнев на милость, но напрасно. Тогда разгневанный директор сам исправил оценку Василию, а строптивому преподавателю указал на дверь.
Мартышин пытался устроиться в другую школу, но повсюду ему отвечали отказом. Тогда отчаявшийся учитель, у которого было двое маленьких детей, решил искать справедливости у самого Сталина.
В письме он изложил суть дела и попутно рассказал, как учителя «любят» Василия, и какой вред это может принести ему в будущем. Мартышин отправил запечатанный конверт в Кремль и с волнением стал ждать ответа.
...Когда жена учителя увидела в окно въехавшую во двор черную машину, то чуть не упала в обморок. Она решила, что за мужем приехали с Лубянки. Но вышедшие из автомобиля люди вместо ордера на арест предъявили письмо Сталина.
Мартышин дрожащими руками распечатал конверт, откуда выпал листок, вырванный из блокнота. Учитель увидел стремительно бегущий сталинский почерк, и его сердце учащенно забилось:
«Преподавателю т. Мартышкину...» Интересно, случайно или сознательно вождь исказил фамилию учителя? «...Ваше письмо о художествах Василия Сталина получил. Отвечаю с большим опозданием ввиду перегруженности работой. Прошу извинения...
Я рад, что в Вашем лице нашелся хотя бы один уважающий себя преподаватель, который поступает с Василием, как со всеми, и требует от нахала подчинения общему режиму в школе. Василия портят директора, вроде упомянутого Вами, люди-тряпки, которым не место в школе, и если наглец Василий не успел погубить себя, то это потому, что существуют в нашей стране кое-какие преподаватели, которые не дают спуску капризному барчуку».
Своего сына вождь назвал «избалованным юношей средних способностей», «дикаренком» - «тип скифа». Сетовал, что Василия избаловали всякие «кумы» и «кумушки», которые постоянно подчеркивали, что он сын Сталина.
Он советовал «требовать построже от Василия и не бояться фальшивых, шантажистских угроз капризника насчет «самоубийства». В конце письма Сталин сожалел, что не имеет возможности вплотную заниматься воспитанием Василия. Но обещал время от времени «брать его за шиворот».
Заключало письмо короткое, бодрое: «Привет!» И подпись с датой: 8 июня 1938 года.
Мартышин был восстановлен на работе. А директора, наоборот, уволили. Что же касается Василия, то все зимние каникулы ему пришлось зубрить учебник истории. И переэкзаменовку он успешно выдержал.
Нельзя сказать, что дневник Василия запестрел хорошими оценками. Школу он окончил с превеликим трудом. И было бы преувеличением говорить, что после письма Мартышина учителя начали ему ставить оценки по справедливости. Они по-прежнему помнили, что он сын Сталина...
Василий унаследовал от отца, пожалуй, лишь вспыльчивость. Но был в отличие от родителя не злопамятным, а отходчивым. И добрым - друзьям, близким мог отдать последнее.
Еще одно качество, присущее Сталину-младшему, - храбрость. Он не любил тех, кто произносил слово «боюсь». Часто дрался - за справедливость в школе, за правое дело - во время Великой Отечественной. Василий был летчиком и в воздухе буквально набрасывался на врага, презрев опасность.
Из воспоминаний Героя Советского Союза Сергея Крамаренко:
«Без колебаний скажу, что Василия Сталина летчики любили. Несмотря на то что он был сыном самого вождя, он честно воевал в Отечественную войну, прошел Сталинград и дошел до Берлина, а для любого фронтовика это значит многое».
Москва полнилась слухами о шумных загулах Василия, романтических историях. Он отдавался чувствам, эмоциям, не задумываясь о последствиях. Когда вести о выходках Сталина-младшего доходили до Сталина-старшего, тот приходил в ярость. Но воспитывать сына было уже поздно...
После войны Василий Сталин, командующий ВВС Московского военного округа, стал создавать команды военно-воздушных сил в различных видах спорта. Самым известным в системе ВВС стал хоккейный клуб, трехкратный чемпион СССР. Победителями первенства Союза становились волейболисты и баскетболисты «Ватаги Василия Сталина», как прозвали его команды болельщики.
Для спортсменов он делал все что мог. Создавал условия для тренировок, «выбивал» жилье. Благодаря Василию в Москве появились многие спортивные сооружения. После войны он перестроил три ангара близ аэродрома на Ходынском поле в легкоатлетический манеж, конюшню и мото- и велобазу. Позже на этом месте вырос спортивный комплекс на Ленинградском проспекте.
В дни больших футбольных матчей Василия часто видели на трибунах столичных стадионов - «Динамо» и «Сталинец» - была такая арена в Черкизове. Сейчас на ее месте стадион «Локомотив»...
Из воспоминаний Артема Сергеева:
«Говорят, что он пил. Но это было не всегда, а под конец, когда он осознал свою судьбу. Он не сомневался: не станет отца, его самого разорвут на части, и сделают это те, кто сейчас руки лижет и ему, и отцу...»
Люди, проходившие по Гоголевскому бульвару в один из мартовских вечеров 1953 года, привычно поглядывали в сторону старинного особняка. В нем горели все окна, к дверям то и дело подкатывали автомобили. А встревоженный хозяин безуспешно пытался дозвониться до «Ближней дачи» в Кунцеве. Он уже понял, что с отцом что-то случилось...
Василий был арестован спустя полтора месяца после похорон Сталина. Власть, почет и благополучие остались в прошлом. В обвинительном заключении говорилось о якобы тяжелейших преступлениях генерала. И приговор был суров. На самом же деле Василий пострадал от того, что был сыном Сталина.
Он прожил еще десять мучительных лет, потом отец позвал его за собой. Василию Сталину было неполных сорок два года...