И все же, как ни крути, а по всему выходит, что самые смешные детские книжки пишут в Скандинавии. Конечно, во Франции, Италии, России писатели тоже любят и умеют смешить, но их скандинавские коллеги  вне конкуренции. У Астрид Линдгрен, этой шведской королевы юмора, множество достойных наследников. Например, ее однофамилица и соотечественница Барбара Линдгрен, а еще молодая норвежская писательница Мария Парр, автор бесподобного «Вафельного сердца», и, конечно же, швед Ульф Старк. У его книг один недостаток: их лучше не брать с собой в транспорт, дабы не нарушать оглушительным хохотом тишину и общественный порядок.

Формально Старк пишет для детей, точнее, для подростков. На деле же надо готовиться к тому, что стоит его книжке появиться в доме, как за ней тут же выстроится очередь, потому как старшие, если только не поленятся пролистать пару страниц, наверняка воспользуются своим непререкаемым авторитетом, чтобы завладеть ею первыми. В нашей семье такая история приключилась с «Чудаками и занудами»: все мы, от мала до велика, завистливо вздыхали, глядя на заливающуюся детским смехом бабушку, с головой ушедшую в чтение.
Что же такого делает автор, что даже наша обычно такая строгая бабушка позабыла свои важные дела и не отрывалась от детской книжки день напролет? Дело в том, что Старк переворачивает действительность с ног на голову. В его мире детям не откажешь в здравом смысле, взрослые же, дружно разделившись на чудаков и зануд (третьего не дано), ведут себя чрезвычайно странно и непредсказуемо.
Юной Симоне не позавидуешь. Мало того что ее мать, эксцентричная художница, напрочь забыла о двенадцатом дне рождения дочери, так она еще надумала влюбиться и перебраться к своему новому другу на другой конец города. В суматохе переезда на старой квартире позабыт Килрой, любимый пес Симоны. А в новой школе девочку отчего-то принимают за мальчика. И жизнь Симоны превращается в безумные «американские горки»: ей надо найти собаку, сохранить свою гендерную тайну, отвадить влюбившуюся в нее одноклассницу Катти и как-то справиться с неожиданно вспыхнувшей привязанностью к однокласснику Исаку.  Тут у кого хочешь голова кругом пойдет. Пытаясь распутать все эти клубки, Симона запутывается все больше, хотя, если  взглянуть на происходящее глазами подростка, получается, что действует она вполне логично и разумно. Взрослым, конечно, так не кажется. Но они бы на себя посмотрели: их поступки рациональному объяснению и вовсе не поддаются!
Конечно, в финале все образуется. Оказывается, достаточно лишь признать друг за другом право быть самим собой. Хочешь - чудаком, а хочешь - занудой, потому как по большому счету это одно и то же, просто две стороны одной медали под названием «жизнь», созданной каким-то далеким, гораздым на всяческие выдумки небесным шутником.