Своя воля
В Славянске во время поездки по восточному пограничью Украины я познакомился с пастором-волонтером Сергеем Косяком. Знаменитая личность в Донбассе. В Донецке находился «до последнего, сколько можно было быть». На центральной площади шахтерской столицы вместе с другими религиозными деятелями организовал «Молитву за Украину». За это и попал в плен к боевикам, где подвергся избиениям и пыткам. Чудом (по словам Сергея, молитвой) спасся. После этого стал активно заниматься эвакуацией людей, помощью беженцам, добровольческим отрядам. Для меня это было, пожалуй, самое значительное событие в той поездке...
Мне кажется, мы еще не осознали феномен украинского волонтерства. Президент Украины не случайно обмолвился, что государство и без волонтеров справилось бы, переломило военную ситуацию. Большинству из нас, выросших под опекой и недремлющим оком стражей советского строя, представляется, что государство - это и крыша, и стены нашего дома. И даже его интерьер. И мы под этой крышей... если и не совсем государевы слуги, но... все-таки не человеки, не личности, а людишки, зависимые во всем от государства. Так ли на самом деле? Так ли должно быть?
Почти все исследователи украинского характера видели в нем неприятие насилия, подавления личной инициативы, стремление к самостийности, независимости, что выражалось и в хуторском образе жизни, и в отношении к Богу и царю, как к чему-то далекому, не совсем реальному, даже мистическому, и в отторжении чужого (даже на первый взгляд полезного!). Громада для украинца - это в первую очередь товарищество, объединение во всем равноправных людей, которые только благодаря своей воле объединились и только благодаря этой воле продолжают жить под общей крышей. «Полон чан - сам себе пан» - вот кредо украинского хуторянина. Это почти то же, что «Государство - это я!» А запорожские казаки прямо заявляли: «Пойду на Низ, чтоб никто голову не грыз». Недаром степную казацкую страну называли «землями казацких вольностей».
И совсем не случайно из уст Николая Бердяева, всемирно признанного славянского философа, родившегося в Украине, прозвучало: «Священно не общество, не государство, не нация, а человек». Не случайно возникло и украинское волонтерство. Насколько ты можешь реализовать свою волю в государстве? Это зависит от законов, среды, социальных и даже бытовых условий. А еще от силы твоей воли. Волонтер - человек, который прежде всего проявил эту силу. Показал, что она у него есть. Тем самым доказал, что воля личности, дела и поступки - это и есть государство. Возможно, даже его суть. Украинское «громадянин» - это гражданин. Высокое слово. Много к чему обязывает. Но в основе обязанности, долга - все-таки право. Право своей воли.

Разрубить узел
«Покрепче, парень, вяжи узлы» - есть такая песенка про моря, паруса и узлы. Очень душевная песенка, и в то же время ее главный, узловой лейтмотив весьма актуален для успеха в любом деле. Весьма сложное искусство - правильно и быстро в нужное время и в нужном месте сотворить нужный узел. Но часто еще более важно так завязать узел, чтоб потом можно было его легко и быстро развязать.
Узлов в украинской действительности хватает. Такое иногда даже впечатление, что наша жизнь опутана их сетью. Советская власть в свое время изрядно потрудилась над этими узелками, соседи тоже (кто с якобы благими намерениями, кто с явно корыстными) преуспели в создании узлов, превратившихся в удавки, да и сами украинцы обложили себя памятными узелками, которые со временем оказались путами, мешающими быстро, без устали шагать. У Григория Сковороды есть притча об отшельнике, который проводил свой досуг в завязывании и развязывании узлов. Вечером завязывал, а утром на свежую голову развязывал. Все у него получалось тихо, мирно, ладненько. У нас так не получается. Однако многие из узлов оказались настолько крепки, настолько хитро сплетены «попередниками» (так в Украине называют предшественников, на которых принято списывать все грехи), что развязать их никак не получается.
Время завязывать узлы и время их развязывать. Это в идеале. Однако мы живем в непредсказуемом, быстроменяющемся мире. Часто случается так, что обстоятельства не позволяют разрешить мирно их запутанное сплетение, «с толком, чувством, расстановкой» освободить все кончики узлов. На это часто просто нет времени. Но без него ведь тоже нельзя. Просто на смену одному времени приходит другое. Время разрубать узлы.
...Оракул повелел фригийцам избрать царем того, кто первым встретится им с телегой на пути к храму Зевса. Этим первым встречным стал простой землепашец Гордий. Благодарный Гордий уcтановил телегу в храме Зевса и привязал ее чрезвычайно запутанным узлом. По предсказанию того же оракула, тот, кто распутает узел, станет властителем всей Азии. Александр Македонский не мудрствуя лукаво рассек Гордиев узел мечом.
Кого же нам призвать на помощь? Кто придет к нам с мечом, который разрубит украинский узел? Откуда? Из Грузии? Македонии? Прибалтийских или рейнских берегов? На днепровской набережной в моем родном Запорожье установлен памятник Святославу. Витязь (по преданию, он погиб в районе Днепровских порогов) стоит на гранитном пьедестале, высоко подняв обоюдоострый меч. А недавно газеты облетела сенсация: якобы на днепровском дне вблизи острова Хортица найден меч, который мог принадлежать знаменитому чубатому предку. Древнее оружие, конечно, изрядно притупилось, покрылось ржавчиной. Но если его почистить, заострить, то вполне сгодится в деле.

Ничего личного?
Пионер всем ребятам пример. Из прошлого (уже далекого) я это прочно запомнил. И усвоил. Не обязательно это было связано с красным галстуком и портретом вождя на значке. Еще был «Пионер» Фенимора Купера. Пионер - это тот, кто впереди, кто первый. При этом (главное!) - подающий пример. Именно он, пример первого, ведущего, является одним из главных стимулов, который побуждает уверенно идти за ним, верить ему. Чем запомнились выдающиеся личности прошлого? Прежде всего жертвенностью - способностью пожертвовать личной жизнью (даже самой жизнью как таковой!) ради того, чтобы ведомые поверили, а поверив, сплотились ради достижения цели. Перикл, Александр Македонский, Цезарь, Чингисхан, Наполеон - все эти государственные деятели были одновременно и полководцами, которые мужеством, зримым всеми, личным примером на поле брани доказали право быть первыми, вести за собой остальных. Когда Владимир Мономах говорил, что идет «на вы», не только враг знал, что он лично будет участвовать в сражении, но прежде всего об этом знали и те, кого он вел за собой.
Во все времена личный пример был часто действеннее, чем самые пламенные речи, грозные указы или даже мудрые правильные законы. Заразителен не только дурной пример, благородный поступок, самоотверженное поведение часто «зажигают» не меньше. Если нет поступка, нет ничего яркого и характерного личного, нет отправной точки - личного примера, не будет веры словам (даже если они скреплены солидной гербовой печатью), не убедят призывы, не последуют за ними и дела. Впрочем, последуют. Исключительно личные...
Если хочешь изменить общество, прежде всего измени себя. Докажи, что ты хочешь этого. И главное - способен на это. И еще главнее - начал делать это. Альберт Эйнштейн знал толк в теории относительности, однако в не меньшей степени он понимал, как эта теория приложима к обществу. Поэтому и написал однажды: «Моральные качества выдающейся личности имеют, возможно, большее значение для данного поколения и всего хода истории, чем чисто интеллектуальные достижения. Последние зависят от величия характера в значительно большей степени, чем это принято считать». Великих не принято дополнять, и все же я рискнул бы добавить: безотносительно к эпохе и ее переменам. История планеты людей - это не только хроника событий, исчезновение или возникновение империй или государств, цепь великих открытий. Это и (а может, прежде всего!) судьбы конкретных людей. Люди верят сильному. Люди идут за сильным. Только сила эта должна быть очевидна, зрима, наглядна. Речь прежде всего о силе личности. О личном сильном и убедительном примере. В памяти народов и поколений многие выдающиеся личности. Выдающиеся не знатностью рода, чинами и постами, а силой и своими деяниями (в разной сфере), своей характерностью, уникальностью, а самое главное - личным примером.

Культурный вектор
Вспоминаю свое путешествие по украинскому «экватору» - от крайней восточной точки Украины до ее западных границ. Еще тогда, несколько лет назад, лик страны стремительно менялся - едва его успели отобразить на карте, как он уже другой. А уж сегодня... Мой маршрут начался в Луганске возле памятника Владимиру Далю. Подумалось тогда и вспоминается теперь - весьма символичное начало освоения украинского как территориального, так и духовного, культурного пространства. Украинская широта - это разнообразие ландшафтов, обычаев и говоров. В этой украинской языковой пестроте, пожалуй, отразилось все разнообразие славянского мира. «Человек хорош, когда на себя похож», - говорят в Украине. Вот эту «непохожесть» сел, хуторов и даже отдельных людей и попытался собрать в своем толковом словаре Даль. Длиннобородый насупленный старик сидит на постаменте, положив жилистую руку на толстую книгу. Пятьдесят три года он составлял и совершенствовал свой толковый словарь - начав работу юношей, он продолжал ее до глубокой старости. Титанический труд, перешагнувший два века, я уверен, будет востребован грядущими поколениями. Очень жаль, что имя Даля не прозвучало среди великих украинцев. А между тем Даль родился в Луганске, а детство его прошло в Николаеве. Собственно с украинских говоров и началась работа над словарем. «3 марта 1819 года мы выпущены в мичмана, и я по желанию написан в Черное море в Николаев. На этой первой поездке по Руси я положил бессознательно основание к моему словарю, записывая каждое слово, которое дотоле не слышал», - писал он. Между прочим, на памятнике под именем и фамилией ученого выбито: «казак луганский».
Почаще бы заглядывать в этот словарь нашим политикам. Но увы, увы, украинский культурологический воз продолжает трястись по политическим ухабам и «чертороям». А между тем рядом прямой и широкий путь, по которому предпочитают двигаться «пересични» (так в Украине говорят о простых гражданах, которые часто «пересекаются» друг с другом в отличие от живущих в своих замкнутых мирках квартирантах верхних властных этажей) украинцы. Речь о пути, который проторили для нашего восточного славянского мира предшественники. На культурном российском поле (если не затрагивать «украинский вопрос») я чувствую себя вполне в своей тарелке. Пожалуй, во многом даже комфортнее, чем на родных полуденных степных просторах. И приходит такая мысль: а ведь это поле не только российское. Оно засеяно многими народами. В том числе и моими украинскими предками.
О культурном наследстве Киевской Руси вроде споров не возникает. Потом дороги славянского мира разделились. Но долго оставалась общей государственная крыша. Всякая жизнь под ней творилась. В том числе и культурная. Между прочим, довольно долго и плодотворно. Можно ли теперь, когда мы живем на разных территориях и под разными крышами, забыть, вычеркнуть это общее культурное прошлое? Украинцы, белорусы, русские (как, между прочим, и многие большие и малые народы на всем евразийском пространстве) в равной мере и доле наследники культурного наследия Российской империи и Советского Союза. Речь прежде всего не о материальных, а о духовных ценностях. Они, как природное ничье благо, доступны всем. Ими достаточно легко (во всяком случае при минимальных усилиях) обиходить, украсить и облагородить свою жизнь. Почему же мы часто от них отказываемся, являясь их прямыми наследниками, отдаем право пользования другим? Капнист, Гнедич, Гоголь, Даль, Короленко, Булгаков, Ахматова, Катаев, Ильф и Петров, Бабель, Жванецкий... Я могу называть и называть имена писателей и поэтов (а есть еще художники, музыканты, ученые), которыми по праву должна гордиться Украина. Пусть и россияне, и белорусы их считают своими. Нам не жалко. Наоборот.
Речь об украинцах. Но в такой же мере и о россиянах. «Что мы знаем о лице Украины? Знаний груз у русского тощ» - это из стихотворения Владимира Маяковского «Долг Украине». Речь о россиянах. Но в такой же мере и об украинцах. К сожалению, культура по обе стороны границы часто оказывается в заложниках у силы и аргументов политического момента.
...С высоких скал моего родного острова Хортица открывается величественная панорама могучего (пока еще!) Днепра-Славутича. Его слава - это слава наших славянских предков. И подумалось вот о чем. Если так уж хочется украинцам отмежеваться от всего российского, то можно и культуру, расцветшую в границах империи под общей крышей (и крышу эту, кстати, подпиравшую), обозначить как славянскую. Или даже восточно-славянскую. Еще лучше - днепровскую. Именно так у археологов принято классифицировать культурные слои. Это, правда, если смотреть в прошлое. Причем довольно глубокое. Что в будущем?
«Можно убить цивилизацию. Но Культура, как истинная духовная ценность, бессмертна», - писал Николай Рерих. Я не знаю (вряд ли и в земных пределах найдутся оракулы, которым это ведомо), что произойдет и во что превратятся наши государства через сто, двести... тысячу лет. Но уверен, что, доколе существует человечество, будет жить и рожденная в недрах славянской истории культура. И не важно, под какой государственной крышей. Она, кстати, продолжает твориться как в ныне здравствующей Украине, так и в России, и в Белоруссии. Интересно, как назовут ее будущие археологи? Какое место в евразийском пространстве займет? Важно ли это будет потомкам на берегах Днепра? Про потомков - не знаю, но очень надеюсь, что река будет продолжать трудиться - нести между берегов свою славу...