За тему разведки, и не военной (ГРУ), а внешней, я взялся в 1993-м. Верю в писательское и журналистское везение. Мне же повезло невероятно. Бог и сотрудники пресс-бюро Службы внешней разведки (СВР) помогли встретиться с нашими ведущими разведчиками. Многие - нелегалы, проработавшие в зарубежье под чужими именами десятилетия.

Кто такие разведчики?

После одиннадцати лет общения с представителями совсем не банальной профессии, могу написать: это люди, добровольно и вполне сознательно отказавшиеся от многих жизненных радостей и благ ради дела. Им не стать богатыми, хорошо обеспеченными. Отложившими на спокойную старость - тоже вряд ли, потому что у нас в стране за риск во имя Родины хорошо платить как-то не принято.

А знаменитыми?

Вот уж нет, ибо всякая известность не только противоречит, но и откровенно мешает поставленным перед ними задачам. Одни из героев моей книги - супруги-нелегалы Мукасеи, лет на двадцать обосновавшиеся под чужими именами в одной из стран Западной Европы, вообще полагают: безвестность - лучшая награда для разведчика.

Советскую разведку иногда обвиняют в прислуживании тиранам типа Сталина и прочих берий. Но прочитайте исповедь и ныне здравствующего 102-летнего ветерана службы ИНО Бориса Гудзя, работавшего еще при Дзержинском. Чекисты всегда работали на страну, их отношения с властями были негладкими, ибо они-то добывали секреты для Родины, а Ягода с Ежовым расстреливали их безжалостно, не глядя на заслуги.

Говоря о Гудзе, с некоторым самодовольством замечу, что Борис Игнатьевич, пришедший в ЧК в 1923-м по приглашению друга семьи легендарного Артура Артузова, нарассказывал мне таких подробностей и об операции «Трест», в которой он принимал непосредственное участие, и о Дзержинском, Менжинском, которых нигде не найти. Да и причины смерти, точнее самоубийства, Бориса Савинкова названы с потрясающей и никогда не слыханной откровенностью.

Гудзь - единственный из ныне живущих чекистов первого призыва. Он чудом избежал репрессий и не просто дотянул до нашего бурного времени, а живет в нем бурной и полнокровной жизнью: недавно на 101-м году женился. По нему, а не по учебникам можно изучать историю нашей многострадальной державы, чьи дела без превосходно поставленной разведки были бы просто плачевны.

Еще один герой, о котором рассказываю, известен всем и каждому - легендарный партизан Николай Кузнецов. Он бы, наверное, так и остался этаким самородком и «инженером с Урала», если бы не открылись недавно прежде засекреченные архивы спецслужб.

И выясняется, что «простой паренек», пришедший в отряд к Медведеву, был прекрасно подготовленным, прошедшим долгую и успешную школу чекистом, работавшим на секретной государевой службе еще с тридцатых. Это он, между прочим, передал из дремучих партизанских лесов сигнал о готовящемся Отто Скорцени покушении на участников Тегеранской конференции в 1943-м - Сталина, Рузвельта и Черчилля.

И сигнал этот был услышан другим героем моей книги - Геворком Вартаняном. Это его подпольная группа, действующая в Тегеране, выследила фашистских диверсантов, да к ним в придачу и с сотню немецких шпионов, осевших в Иране. А вернувшись вместе с женой-разведчицей Гоар из Ирана, супруги Вартаняны исчезли на целые десятилетия.

Где были и что делали? Скажу только, что общий стаж их нелегальной работы - четыре с половиной десятилетия.

Рудольф Абель, чье 100-летие отмечали в июле, - легенда советской внешней разведки. А мне удалось поговорить с теми, кто работал с ним непосредственно, как говорят разведчики, «в поле», то бишь в зарубежье.

Связник полковника Абеля Юрий Сергеевич Соколов выручил полковника в один из труднейших моментов его жизни, когда Абель потерял связь со своими.

Единственному из российских литераторов, мне довелось больше четырех часов провести вместе с Героем России Питером Крогером, он же Моррис Коэн. Это 01-1. С женой Лоной они были на связи у Абеля, а до этого наши верные помощники похитили с помощью некоего агента под кличкой Млад чертежи американской атомной бомбы. Крогер поклялся тогда, что никому на свете не удастся узнать, кто же скрывался под именем Млад.

Бедный Крогер скончался, прошло время, и имя Млада приведено в «Гениях внешней разведки».

Долгое время весь мир гадал, были ли американцы Юлиус и Этель Розенберги, казненные в США на электрическом стуле, советскими атомными шпионами. Прочитайте книгу, и вы поймете - не были. Об этом свидетельствуют и Герой России Александр Феклисов, и друг Юлиуса по коммунистической ячейке в Бруклине Джоэл Барр.

А вот кто такой сам Барр, сбежавший от маккартизма сначала в Прагу, а затем и в Ленинград и получивший у нас Государственную премию за выдающиеся изобретения?

Ответ на страницах «Гениев внешней разведки».

Не хвастаю, не бахвалюсь. Повторю: мне несказанно повезло на встречи с людьми, значившимися в архивах внешней разведки под грифом «совершенно секретно». Не все написано и рассказано. Возможно, о новых подвигах читатель узнает из следующей книги, которую мы с Виктором Андрияновым готовим к печати в благосклонном к нам издательстве «Молодая гвардия».