Дорогая редакция!
Даже не знаю, как начать письмо... Мне нужен ваш совет. Ситуация такая: недавно нас собрали на очередное совещание и в очередной раз напомнили о том, что двойки в триместре мы ставить не должны. Что наше местное министерство в лице местного министра (...) взялось за повышение качества знаний. Если мы наберемся смелости и поставим эту двойку даже самому заядлому неучу, которому просто невозможно ее не ставить, одними дополнительными занятиями по индивидуальному образовательному маршруту мы не отделаемся. Надо будет придумывать нестандартные методы работы с этим учеником, а беседы, занятия и привлечение ученика к внеурочной деятельности - это прошлый век. Не выдумали, не научили этого ребенка на тройку - вы некомпетентны, подумайте, на своем ли вы месте работаете!
Не вопрос, я могу найти несложную для ребенка работу (например, раскрасить картинку), которую он выполнит, и поставлю ему эту тройку. Но это не будет тем качеством знаний, которое он должен показать на выходе. Да и перспектива получить двойку в триместре очень часто заставляет некоторый контингент учеников хоть что-то делать. Если такого инструмента давления на ученика не будет, перестанут учиться не только двоечники (зачем, все равно поставят «3»!), но и троечники, ибо зачем дергаться, вон сосед-двоечник ведь ничего не делает, а свою тройку имеет. И даже некоторые отличники будут работать вполсилы. Зачем им прикладывать усилия, ведь двоечнику ни за что ставят трояк. Я умнее, я что-то сделаю, и мне поставят более высокую отметку.
А на выходе - ОГЭ или ЕГЭ. Отговаривать ребенка сдавать экзамен я тоже не имею права. Если я ученику не поставлю заслуженную двойку, он и его родители искренне поверят, что и на экзамене уж как-нибудь да вытянут на тройку. А липовый хорошист, который на его фоне делал хоть что-то, получит низкий балл. (Сейчас с подобной ситуацией я столкнулась в 10-х классах, когда все липовые троечники - настоящие двоечники - отсеялись, а хорошисты и отличники при нормальных требованиях показывают совсем не тот результат, который хотелось бы.)
По словам школьной администрации, никаких доводов наш министр слушать не хочет. Ни от кого. Нас (и особенно меня) предупредили, что разговор должен остаться в стенах школы. И никаких громких возмущений в Интернете быть не должно. Ситуация очень напоминает приказ №227 «Ни шагу назад!». Но сейчас нет войны. Наши чиновники от образования в своих реформах сделали много системных ошибок, при которых, как ни старайся, нужного результата не добиться. Можно, как в том мультике, сшить из одной шкуры восемь шапок. Но можно ли будет эти шапки носить?
Большинство моих коллег приняли для себя решение имитировать бурную деятельность. В открытую борьбу ни с министром, ни с администрацией школы вступать не будут. А если кто-то и вступит, возможно, не найдет поддержки.
Молчать мне не позволяет совесть. Начать громко возмущаться или просто высказать свое недовольство - значит нажить себе врагов. Может, и не уволят, но сделать условия работы невыносимыми вполне могут.
Работаю я и так на износ. Больше, чем я делаю, делать не могу. Очень хочу свое возмущение и злость направить в конструктивное русло, придумать такой инструмент работы, позволяющий моим ученикам помочь заработать те тройки, которые меня просит поставить администрация. Но пока что-то не получается.
Подскажите, как быть.

Мы попросили прокомментировать письмо директоров городских и поселковых школ из 16 регионов страны, рассказать, существует ли вообще у них подобная проблема, ограничивают ли они своих учителей в праве выставлять ученику заслуженную отметку,  давит ли на них самих кто-либо извне. Как это ни грустно, но все они поголовно отвечать отказались. Что само по себе наводит на определенные размышления. Зато обитатели социальных сетей и виртуальных педагогических сообществ оказались более открытыми. Приводим их высказывания.

Регина Станиславовна:
- У нас в школе ставятся двойки. Но за них вычитают энную сумму из стимулирующих. Говорят, что нежелательно ставить, но и не запрещают.
Лидия Петровна:
- Нам не разрешают ставить плохие отметки. В школе обучаются больше тысячи человек, всем двоечникам учителя ставят липовые тройки. Ученик делает больше ста ошибок в диктанте, а за четверть у него стоит «3». Зато ни одного неуспевающего ученика ни по одному предмету.
Антонина Алексеевна:
- За двойки придется писать столько бумаг! Нужно вести тетради с дополнительными занятиями ребенка, составлять план работы с отчетом по всем темам и разделам... Кому это надо? Проще поставить «3»...
Александр Геннадьевич:
- Безнаказанно влепить «пару» может только тот, кому нечего терять, кроме своих цепей!
Иван Петрович:
- Палка о двух концах. И кто прав, кто виноват - не разобраться. Разрешить ставить двойки - многие учителя будут свое нежелание или неумение учить оправдывать неспособностью ученика. Не разрешить - дети оборзеют. Как соблюсти баланс? Загадка природы. Поэтому в текущих оценках двойки ставим, но итоговые - минимум «3».
Валентина Васильевна:
- Если сидел на уроке, уже тройка! Что-то да услышал...
Ольга Андреевна:
- Двойки не ставим за четверть. Якобы запрещено законом. Не знаю, каким, но там будто бы написано: на базовый уровень учитель обязан научить. А базовый - это и есть «3». Это слова завуча, так ему сказал руководитель, который приезжал из министерства.
Ирина Викторовна:
- Ставила двойки с сентября... на свою голову. Потом кто-то написал письмо, приехала комиссия (4 дамы + юрист). Проверяли не детей, а меня. Долго, неприятно, унизительно. Объясняла каждую двойку. Все мои коллеги учились на моем примере. И делали правильные выводы.
Валентина Михайловна:
- Несмотря ни на что, двойки мы все-таки ставим. Подвигла нас на это коллега из другой школы. В этом году девятиклассники выбирают два предмета для экзамена. Но они с 5-го по 8-й класс не учились, мы им рисовали тройки (чтобы не ставить двойки себе), а теперь они навыбирали предметов, в которых ни бум-бум. Так вот коллега сказала, что в таком случае спокойно ставит «2» в одном из триместров, чтобы потом никого не удивила «2» на экзамене. Я так и делаю. Первый раз выставила двойки, и мне за это НИЧЕГО НЕ БЫЛО!!! Правда, завуч предупредила, что в следующем году я уже не смогу так просто поставить то, что хочу (не помню, почему, но она как-то это объяснила).
Наталья Леонидовна:
- По каждому предмету, к каждому учебному комплексу у каждого учителя есть программы. В них четко прописано, что конкретно ученик должен знать и уметь. И вот ученик ничего НЕ знает, НЕ умеет, а мы, педагоги, ему все равно ставим «3»!!! «Все подлости на земле совершаются с нашего молчаливого согласия». Да, нервы, да, зарплата... Но если все молчат и соглашаются, то на что и кого сетовать? «Да, жалок тот, в ком совесть нечиста...»- это про нас, учителей.
Людмила Федоровна:
- Неофициально запрещают! В ход идут все перечисленные выше аргументы, заодно намекается, что ребенок-де зацикливается на учебных неудачах и испытывает психологический дискомфорт...
Ирина Валентиновна:
- Поставила нынче за 2-й триместр двойку в 9-м классе. Посмотрим, что будет. В 1-м триместре уже была «пара» у семиклассника. Тогда обошлось без скандалов - просто объяснила, почему именно такая отметка: не работает на уроке, не выполняет домашние задания, не выполняет письменные задания в классе и т. д.
Ирина Ивановна:
- Я ставила двойки в четверти. Конечно, потом бумаги, дополнительные занятия, но за год в 9-м классе поставлю всем тройки - пусть получают аттестат, может быть, будут неплохими рабочими. Конечно, мечта учителя - поставить то, что заслужил ученик, но тогда надо оставить на второй год. А смысл? В моей практике ни один второгодник не стал умнее и прилежнее. Так что мне уже трудно сверху запретить ставить «2», я сама себе запрещаю.
Татьяна Викторовна:
- Нам сверху указали (но не приказом, а на словах!) всем девятиклассникам поставить тройки, чтобы ВСЕ они были допущены до экзамена («Дайте детям шанс...»). Бог с ними, я-то дам, но в классе прямым текстом скажу детям, почему ставлю именно такие отметки. Пусть даже это непедагогично.
Елена Михайловна:
- Двойки ставить перестала. А раньше правду-матку резала. Но когда за снижение качества знаний отчитали в районе, пришлось изменить принципам. Ну и пусть дура, ну и пусть пальцем показывают. Надоело...
Инна Викторовна:
- В прошлом году в нашей школе за 3-ю четверть в выпускном 9-м классе половине класса были выставлены двойки по русскому языку. И выставил их учитель высшей категории. А вы говорите... Правда, к концу года двоечников стало значительно меньше, и до экзаменов не допустили только четверых.

От редакции

Честно говоря, ситуация вовсе не нова. Наше издание писало об этом едва ли не с первых лет своего существования. Беда в другом - периодически «болезнь» обостряется настолько, что требуется «хирургическое вмешательство». Так, в 30-е годы прошлого столетия страну захлестнула волна соцсоревнований, которая не обошла и систему образования. Школы и учителей тогда тоже оценивали (выражаясь по-современному, «рейтинговали»), в том числе и по формальным показателям, в частности по успеваемости. Результат не заставил долго ждать: учителя сплошь и рядом начали завышать оценки, снижать требования к ученикам, упала персональная ответственность педагога за качество обучения. Причем все вроде бы понимали, что это нехорошо, неправильно, однако что поделать, ведь иначе школа будет на плохом счету.
Итогом стал приказ Наркомпроса РСФСР от 25.01.1944 №52 «О социалистическом соревновании в школе», который запретил оценивать деятельность образовательных учреждений и учителей только по процентам успеваемости и количеству неуспевающих.
«Желание не испортить статистику дает повод для директоров школ воздействовать на учителя и вынуждать его изменять балл, переводить второгодников, ставить незаслуженные тройки двоечникам, - писала в №8 «Учительской газеты» от 1 марта 1944 года Вера Голенкина. - Формула проста: если ты выставил много двоек и единиц - значит ты плохой педагог и тебе надо подтянуться. Нетрудно понять, что подобное давление на учителя есть продолжение старой, осужденной наркомом просвещения РСФСР практики руководителей школ, которые в погоне за внешними показателями, за высоким процентом успеваемости всячески нажимали на педагогов, требуя от них благополучия в успеваемости. Исправлялись именно отметки, а не знания. Ученикам давали 2-3-дневный срок на исправление, несмотря на то что эта мера являлась явно антипедагогической, ведь в такой короткий срок ученик не мог подготовиться за целую четверть, да и, кроме того, возможность легко, без особого напряжения исправить отметку в конце четверти приучала учеников легкомысленно относиться к такому серьезному делу, как учеба».
 Не кажется ли вам это чем-то очень и очень знакомым? Но если так, то необходимость в принятии нового «приказа №52» давно настала. 

Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы система оценки знаний стала максимально объективной, не зависящей от прихоти отдельных чиновников и руководителей?