Педагогами, как известно, не рождаются. Педагог получается в результате долгого и кропотливого процесса. Головоломка тоже собирается далеко не с первого раза. Чтобы кубик сложился, необходимо знать, как это делать. Необходим алгоритм. Алгоритм-то, по сути, один, но есть множество способов его интерпретации. Сборкой кубика занималось не одно поколение людей. Соответственно попыток объяснить, как это работает, тоже немало. Изучив некоторое количество, человек выбирает тот вариант, который ему наиболее понятен. Он объявляется правильным. С молодым учителем происходит что-то похожее. Прослушав лекции профессоров, прочитав много книг, посетив семинары и конференции, начинающий педагог вырабатывает для себя какой-то стереотип, стиль, модель поведения.
Итак, бывший студент приходит в школу. В голове стереотип, в руках конспект урока. По его мнению, все должно быть только «так и никак иначе», и дети должны отвечать в строго определенные моменты, отвечать нужные фразы, не шуметь, все понимать с первого раза, действовать четко, слаженно, выполнять все задания, не иметь вопросов. А в реальности все было совсем иначе. Дети на месте не сидят, и ничего им не понятно, и «говорите помедленнее», и «я не знаю, как это делать». А по классу раздаются крики Тани, которую мальчики дергают за косички, летят самолетики, слышны звуки пищащих телефонов. И только удивленный учитель молча стоит у доски, вцепившись в конспект. Новичок же в сборке головоломки просто таращится на инструкцию, не понимая, почему не собирается. Он же все делает правильно!
Постепенно в голову начинают закрадываться светлые мысли: «Может, я что-то делаю не так?», «Что изменить и с чего начать?» А начинать лучше с малого: приветствие добрее, оргмомент строже, объяснения понятнее. Полагаю, самая большая ошибка - считать учеников равными себе по знаниям. Не будут они воспринимать материал, который они видят первый раз в жизни, таким же образом, как и учитель, прошедший через институт. «Чего тут не понять-то можно?» - думает китаец, глядя на европейца, разбирающегося с иероглифами. Как это еще объяснить? То же самое думает учитель, объясняющий пятиклассникам материал научным языком.
Новичок начинает со временем собирать кубик по памяти, но в голове все еще держит последовательность алгоритма. Молодой педагог в это время начинает отвлекаться от своего конспекта. Он все еще держит его в голове, но уже не стоит у доски, вцепившись в бумажки, а начинает смотреть в класс, на детей, на их реакцию, их эмоции. Начинается процесс обратной связи.
Наконец, к учителю приходит понимание того, что перед ним не однотипные роботы, а живые дети. Дети с разными потребностями, особенностями, с разным генетическим кодом, наконец. Толик, например, плохо воспринимает информацию на слух, ему ее нужно визуализировать, поэтому определения дублируются на доске, там же появляются схемы, чертежи, таблицы. А вот Коля будет долго-долго всматриваться в буквы на доске, потом попросит прочитать, что написано «во-о-он там» и какое слово здесь. А ведь еще у каждого ребенка индивидуальный темп работы, свой подход к уроку: кто-то начинает сразу работать, а есть те, кому сначала нужно посидеть, подумать, посмотреть в окно, только потом он приступит к работе. В каждом классе найдутся сильные ученики и «торопыги». И тем и другим обычно мало классной работы. «Торопыгу» придется отправить доделывать и переделывать. «Умнику» же нужно дать еще задание. И хорошо, если учитель позаботился об этом заранее. Но скорее всего он этого не сделал, потому что, по его авторитетному мнению, заданий должно было хватить. Может случиться обратная ситуация: заданий запланировано больше, чем осилили. И все это только в рамках одного класса. А классов несколько. И все разные. Тут педагогу в голову приходит еще одна мысль: следовать своему стереотипу - глупая затея. Если сравнивать с нашим кубиком, то начинающий сборщик осознает, что алгоритм ему больше не нужен, да не помнит он его. Кубик сам «подсказывает», куда нужно повернуть его грани, чтобы головоломка сложилась.
Тогда новичок перестает быть новичком, когда в его деятельности начинается творчество. Дальше можно развиваться в разных направлениях: ставить себе особые задачи, экспериментировать со стартовыми положениями, переходить к более сложным формам.
Учитель, который освободил себя от оков стереотипа, тоже начинает менять свой урок. Он экспериментирует с форматом подачи материала, с формами работы, с форматом урока. Экспериментирует не всегда удачно, но дети обязательно подскажут, что удачно и полезно, а что нет.
Подводя итог, хочется сказать, что весь процесс превращения учителя из личинки в бабочку не отменяет того, что он обязан выдать определенный результат. И, если не быть абсолютно уверенным в суждении, что твой путь единственно верный, то дети обязательно помогут, подскажут, научат.

Александра КОТОВА, учитель математики школы №814, участница конкурса МГО профсоюза «Педагогический старт»