Учительская свобода проявляется в возможностях выбирать: школу, методы обучения, формы уроков и ряд других параметров занятий. Но, к сожалению, учитель может выбирать далеко не все. При этом никто не сможет отнять право внутреннего выбора, который определяет ценностные ориентиры человека. О них я и поведу речь ниже.
Учитель ответственен за результат своей работы: перед школой, учениками, родителями и перед самим собой. Должный результат обучения прописан в образовательной программе. Вроде все должно быть ясно. Но на деле всегда есть и другие, непрописанные результаты. Ученик может научиться блестяще делить дроби, решать пропорции и уравнения и возненавидеть математику. Или ухудшить здоровье за счет переутомлений от занятий.
В связи с обозначенными проблемами я хочу выделить более глубокие, глобальные (и не всегда осознаваемые) выборы учителей:
1) Какой результат мы хотим видеть в итоге обучения? Для чего вообще мы учим?
Для того чтобы ученик стал большим знатоком в конкретной области знаний, победителем олимпиад? Или просто в целом грамотным, компетентным человеком? Или счастливым человеком? Или для того, чтобы сделать довольными его родителей?
Это все не одно и то же. А на практике зачастую даже входит в противоречие друг с другом. Мы знаем, что учитель отвечает за результат. Так за какой?! Все и сразу успеть невозможно. Вот и возникает один серьезный выбор, связанный со следующим:
2) Кто для нас сидящий перед нами школьник и как мы с ним общаемся?
Школьник - личность, с которой мы сотрудничаем и выстраиваем взаимопонимание (вспомним гуманистическое направление), или школьник - только ученик, которого надо побудить, принудить и заставить учиться во что бы то ни стало.
3) Чему мы прежде всего учим своим предметом (глобально)?
В частности, уроки математики учат понимать суть математических действий, самостоятельно мыслить и творить или помнить множество фактов и выполнять то, что отражено в образцах?
Поясню обозначенную альтернативу подробнее. Школьная математика может быть представлена двумя областями. Первая область - это выбор и составление математической модели реальной ситуации и интерпретация результатов работы этой модели. Эта область - идейная, мыслительная математика, самая живая и интересная ее часть, таящая в себе огромный потенциал для увлечений и открытий. Вторая область - это математический аппарат сам по себе: множество правил, алгоритмов, методов, способов, описанных языком математики. Эта область - техническая, исполнительная, формальная математика. Здесь математика выступает лишь как инструмент. К сожалению, на уроках в средней, и особенно в старшей школе представляется в основном вторая область, в то время как вычислять, выполнять алгебраические выкладки, решать уравнения, строить графики функций и прочее умеют многие современные устройства. Исполнение без понимания, становясь многолетней привычкой, ведет к множеству проблем при освоении математики и зачастую к малоосмысленному обучению. Вот школьники и задают вопросы: «Зачем нам это?», «Где это пригодится?». И что мы им ответим? К тому же известно, что нынешние школьники гораздо более прагматичны, чем прежде.
Перед учителями математики стоит глобальная альтернатива: упорно тренировать техническую сторону дела или работать над пониманием и мышлением. В результате выбора учителя формируется соответствующая привычка у учеников: помнить или мыслить. Это прекрасно видно на уроках. Огромная разница: растить думающего человека или бездумного исполнителя! По-видимому, в каждой из обозначенных альтернатив оптимальна золотая середина. Где она - вопрос скорее практики, чем теории. Текущие результаты поиска такой золотой середины рассмотрены в моих статьях, соединяющих педагогику, психологию и математику.
Всегда ли мы на практике осуществляем те выборы, которые хотели бы? И всегда ли чувствуем за них ответственность?

Алексей ЗАБЕЛИН, учитель математики школы-интерната «Интеллектуал»