Насколько я  помню, за свободу мы боролись начиная с детского сада. Наша борьба была серьезна - на зависть партизанам, мы не открывали рот каше, мы не поддавались  дневному сну. Советская школа только закалила нашу борьбу.  Как могли, мы пытались отстоять свою независимость, индивидуальность, быть не такими, как все. Внезапно время вокруг стало двигаться быстрее.  Началась перестройка, свобода полезла наружу из всех щелей. Пока это была чужая свобода...
Свобода - бить посуду? Не спать ночей - свобода? (Булат Окуджава)
Мы не выбирали свободу - свобода выбрала нас.  Наши родители сделали нам подарок, от которого невозможно отказаться. К тому моменту, как мы окончили школу, Советский Союз распался. Мы оказались абсолютно свободны (и не в последнюю очередь от материальных ценностей). И мы нырнули в эту свободу с головой. Не все знали, что с ней делать. И не все вынырнули. Но те, кто пережил это время, получили бесценный опыт становления личности, поиска себя в условиях неограниченной свободы. Теперь это стала наша свобода.
Свобода - это осознанная необходимость (по разным данным, авторство принадлежит  Спинозе, Аристотелю, Гегелю, Марксу, Энгельсу).
Итак, мы взрослые, внутренне свободные люди. Вокруг нас свобод становилось все меньше, но нас это уже не интересовало - нам захотелось ответственности. Нам захотелось самореализации. В конце концов захотелось приносить пользу людям. И еще немного - получать зарплату (и завести наконец трудовую книжку). Мы оглянулись: куда? Где нас ждут? И обнаружили школу.
Однажды 1 сентября я пришла в школу. Работать учителем.
Единство - в многообразии, ответственность - в свободе, устойчивость -  в развитии (из Манифеста гуманистической педагогики).
Я вернулась в ту школу, которую окончила сама; она уже стала гимназией, но руководил ею все тот же директор, и он почему-то взял меня на работу. Это была одна из тех школ, организованных в начале девяностых педагогами-новаторами, школа, которая ставила во главу угла ребенка, его интересы, его воспитание,  обучение по принципу сотрудничества, совместного творчества, гуманизма.
Я получила уникальную возможность свободного  педагогического творчества, становления себя как учителя. Это было кредо нашего директора - нам, учителям,  предоставляется  свобода действий и дается почти неограниченный кредит доверия. И это доверие налагает огромную ответственность на учителя, но позволяет ему развиваться без внешнего давления, без помещения в прокрустово ложе инструкций и шаблонов;  не бояться экспериментировать, ошибаться и учиться на своих ошибках. Десять лет. Для того чтобы услышать от директора: «У тебя был хороший урок, но...»  И потом: «Иди, работай дальше...»  И я иду работать. Готовить уроки, учить детей. Ведь я учитель. И я продолжаю учиться.
Есть высшая свобода. И мы идем за ней (Булат Окуджава).
Школа как институт консервативна, но и ей приходится меняться. Будущее все равно наступит, оно уже вступает в свои права (и, кстати, это многие понимают, что отражено в новых государственных стандартах). Учиться всю жизнь - вот новая реальность. Школа, очевидно, больше не будет нацелена на простую трансляцию знаний, а будет учить учиться, учить добывать новые знания. Только свободный учитель может воспитать свободного человека (это кто-то сказал до меня). Только свободный учитель сможет разделить с ребенком его права и обязанности, способен нести с учеником совместную ответственность за выбор цели и выбор пути.
И мне хочется верить, что мы сможем стать такими учителями. А наши ученики - такими учениками. А наше будущее - таким Будущим.
Осталось только дождаться этого. Ау, будущее, мы уже здесь, а ты?

Екатерина ЕЛИСЕЕВА, учитель биологии московской гимназии на Юго-Западе №1543