Досье «УГ»

Краткая библиография по теме:

В.И.Бочкарев, Е.М.Муравьев. Становление государственно-общественного управления в Тверской области: теория и практика (в документах и материалах). Тверь, 2003.

Демократическое государственно-общественное управление общим образованием: теория и практика. Материалы Международной научно-практической конференции, г. Тверь, 22-24 апреля 2003 г. М., 2003.

Концепция демократизации управления общим образованием в России. М., Институт управления образованием РАО, 2002.

Государственно-общественное управление общим образованием: теория и практика. Материалы Международной научно-практической конференции, г. Москва, 22-24 апреля 2002 г., М., 2002.

Государственно-общественное управление общеобразовательными учреждениями: состояние и перспективы. Материалы Международной научно-практической конференции, г. Москва, 23-25 апреля 2001 г., М., 2001.

Противоречия и пути их разрешения в деятельности школьных советов. Материалы Международного симпозиума, г. Реутов Московской области. 4-5 мая 1993 г., М., 1993.

А имеется ли научно-методологическая база для перехода к государственно-общественному управлению образованием? Да, есть, говорят нам ученые Российской академии образования.

О том, как проходит процесс становления новых форм управления образованием и каковы теоретические разработки в этой области, рассказывает заведующий лабораторией государственно-общественного управления образованием Института образования РАО, президент Международной ассоциации содействия школьным советам доктор педагогических наук Вениамин БОЧКАРЕВ.

- Вениамин Иванович, вы давно занимаетесь ученическим и школьным самоуправлением, свой опыт по активному привлечению общественности к решению образовательных вопросов распространяли в 70-х - 80-х годах в Москве, а затем и по стране. Сейчас под вашим началом работает целая лаборатория и общественная организация...

- Еще при Советском Союзе передовая часть педагогов, управленцев и работников науки, с которыми я тогда сотрудничал, пришла к выводу, что всем людям, живущим идеями демократии и демократизации управления образованием, нужно объединиться в общественную структуру. В мае 1991 года в Москве мы провели учредительную Всесоюзную конференцию и избрали Всесоюзную ассоциацию содействия школьным советам. В связи с развалом Союза в 1992 году она была реорганизована в Международную ассоциацию, которая сейчас действует в «одной упряжке» с Институтом управления образованием РАО.

Из этих десяти лет последние три года связаны с работой созданной при институте лаборатории. Она взяла на себя разработку теоретических основ государственно-общественного управления. Часть сотрудников работает здесь, часть - в Тверской области, где находится единственная региональная лаборатория такого рода в России.

В 2001 году нами разработана Концепция государственно-общественного управления общим образованием. Она существует в виде проекта, но с удовольствием принимается управленцами разного уровня. Так что ее надо выносить на обсуждение и принимать в доработанном виде. В 2002 году мы подготовили Концепцию демократизации управления общим образованием в России - пока еще тоже проект.

- В Законе Российской Федерации «Об образовании», в статье 2, которая называется «Принципы государственнной политики в области образования», один из принципов государственной политики записан так: «Демократический, государственно-общественный характер управления образованием». Объясните, пожалуйста, есть ли какая-то разница между этими двумя понятиями?

- Нашей лаборатории как раз и пришлось с этим разобраться. Под государственно-общественным управлением мы понимаем взаимодействие государства и общества в управлении образованием. Возьмем для примера школу. Государственную политику в области образования в конкретной школе осуществляет директор. Он «государево око» в любом образовательном учреждении - государственном или муниципальном. Так требует закон. А кто же может осуществлять общественную функцию? Не педсовет, не ученические органы, не родители, а совет школы. Но в то же время мы считаем, что дети могут управлять не школой, а в лучшем случае самими собой. Они могут самоуправляться. То же самое можно сказать о родителях. Педагоги также не могут и не должны управлять школой. Все три категории участников образовательного процесса образуют свои органы самоуправления, а это согласно Закону РФ «Об образовании» (статья 35) является одним из принципов управления образовательным учреждением наравне с единоначалием. Однако здесь есть один существенный нюанс.

Мы выделяем две категории органов самоуправления в школе - раздельные (детей, педагогов и родителей) и совместные. Первые управляются сами, своей ассоциацией и своим коллективом, вторые управляют школой как образовательным учреждением.

Как правило, школы сейчас достаточно большие, собрать всех родителей, учащихся и педагогических работников в одном помещении не представляется возможным. Тогда проводится общешкольная конференция, которая избирает школьный совет - постоянно действующий орган общественного управления образовательным учреждением. Конференция может собираться раз в один, два или три года - в зависимости от того, что записано в уставе.

Примерное соотношение участников образовательного процесса - по одной трети учащихся, родителей (их законных представителей ) и педагогов. Это классический подход, хотя пропорция участия может быть и иной.

- Я слышала, что есть еще совет класса. Он вписывается в эту схему?

- Конечно. Ведь если по линии директора идет административная вертикаль (замы, классные руководители, зав. кабинетами), то почему она не может идти по линии школьного совета? Он может создавать комиссии, штабы, то есть свои структуры, и наделять их полномочиями. А в классе мы советуем провести общеклассное собрание и избрать свой совет. Это пока что новые для России идеи - создавать совместные органы на уровне класса. На территориях, где работают экспериментальные площадки нашей лаборатории (в частности, у нас в Москве, на Кубани, в Челябинске и Тверской области), успешно действуют общеклассные советы.

- Значит, государственно-общественная форма управления начинается со школьного самоуправления, а что дальше?

- Школьный совет - первый, базовый уровень. Дальше мы поднимаемся на уровень муниципальный, где действует отдел или управление образования. Его начальник, назначенный главой местного самоуправления, может создать совет по образованию или коллегию. Сегодня в России, кстати, этот механизм хорошо функционирует. Повсеместно создаются советы руководителей образовательных учреждений, экспертные комиссии, координационные советы и прочее. Но все они призваны обслуживать интересы отдела или управления образования, в том числе и его начальника. Беда в том, что эти рекомендательные и совещательные структуры при одном лице - заведующем или начальнике районого (городского) управления образования - воспринимаются как общественные органы управления образованием.

- При каких условиях государственно-общественное управление может состояться?

- Государственно-общественный характер управления образованием обеспечивается взаимодействием государственных и общественных структур. Но все дело в том, какими полномочиями наделены общественные структуры. Когда приезжаешь в район или город и спрашиваешь: «У вас государственно-общественный характер управления образованием, требуемый законом, выполняется?» - говорят: «Конечно же!» «Каким образом?» - «У меня коллегия работает». - «Хорошо. А какие у нее полномочия?» - «Она готовит мне рекомендации, которые я провожу приказом». - «Вы обязаны выполнять решения коллегии?» - «Нет, решения носят рекомендательный характер».

Фактически советы при заведующем гороно или роно бесправны. По большому счету они не могут называться общественными - их общество не избирало.

- Каким вы видите пути создания по-настоящему общественного органа управления?

- После принятия Закона РФ «Об образовании» Правительством России было принято Примерное положение об общеобразовательном учреждении. В нем участниками образовательного процесса названы работники образовательного учреждения, обучающиеся и их родители (законные представители), и совет школы показал важность взаимодействия всех этих категорий. Но такой же принцип должен действовать и на муниципальном уровне. На общешкольной конференции избирается делегация на районную или городскую конференцию участников образовательного процесса, при этом должна соблюдаться пропорция: если от школы решено послать на конференцию три человека, значит, это будет педагог, ученик и родитель. Сочетание категорий очень важно.

Итак, каждая школа района или города выдвигает своих делегатов и наделяет их полномочиями на избрание районного (городского) общественного совета в своих интересах, не государственных, подчеркиваю. Для этого и создается параллельно административной вертикали вертикаль общественная. В школах должны понимать, что они выдвигают делегатов для того, чтобы те отстаивали их интересы, решали их проблемы. И первое, что делегатам нужно будет сделать, - избрать постоянно действующий районный (городской) общественный совет по образованию, который будет работать во взаимодействии с муниципальным органом управления образованием. И так на всех уровнях вплоть до федерального.

- Что показывает опыт взаимодействия общественности и власти в сфере образования на уровне муниципалитета, региона?

- Конечно, здесь масса проблем, ибо сказать всегда намного легче, чем сделать. Тем не менее положительные примеры есть. Это прежде всего Тверская область, в которой Департамент образования (начальник Е.М. Муравьев) в тесном взаимодействии с муниципальными органами управления образованием создал государственно-общественное управление на региональном уровне.

Наряду с успехами встретились серьезные проблемы. Одна из них - пассивность общества, которая, в общем-то, вызвана позицией государства. Другая - неразработанность нормативно-правовых основ демократизации управления образованием. Но самая большая проблема - сопротивление чиновников. Они размышляют примерно так: «Создать какой-то общественный орган - значит наделять его определенными полномочиями. А как у нас сложатся отношения? Мы что, будем перетягивать канат власти?» Многие руководители не понимают, что создается орган, который вместе с ними будет по мере возможности решать конкретные проблемы. Разве это помехи?

- Многие говорят, что управлением должны заниматься профессионалы. А как же дети и родители - ведь они не профессионалы?

- Согласен. Действительно, управление - это очень сложная наука, со своей спецификой, и уровень подготовки должен быть на высоте. Но когда из этих двух посылок делают вывод, что дети, родители, да и педагоги - тоже непрофессионалы, а потому их нельзя вовлекать в систему управления, будь то школа или муниципальная либо региональная система управления образованием, я против этого. Почему? Они нам нужны в совете школы, в районном (городском), областном (региональном), общероссийском общественном совете как носители и выразители интересов своей категории участников образовательного процесса. Они нам как раз и нужны как непрофессионалы! Ведь кто-то же должен представлять 17 миллионов детей и быть носителем интересов 30 миллионов родителей! Это большая часть населения России. Мы должны у них спрашивать одно: это вас устраивает, это вам надо? Что вы ждете от школы?

Есть третья часть - профессионалы. Пускай они и облекают мнения, ожидания, потребности людей в соответствующие управленческие решения.

- С государственно-общественным разобрались, а что же такое «демократический принцип управления»?

- Это такое управление, когда к двум вертикалям власти - административной и общественной - присоединяются еще три: ученического самоуправления, родительских ассоциаций и педагогических советов, действующих также на всех уровнях от школы до региона и Федерации. Они призваны удовлетворять специфические потребности каждой отдельно взятой категории участников образовательного совета, когда учащиеся решают свои задачи, педагоги - свои, родители - свои. Во взаимодействии с администрацией и советами по образованию как раз и получается сочетание государственных интересов, личных и общественных.