Новый год начался нестандартно. В одной из московских школ ученик одиннадцатого класса посмел выразить свое растущее эго через новую прическу. К сожалению, вместо того чтобы поговорить со школьником спокойно, спросить его, что он хочет ниспровергнуть на этот раз, к чему привлечь внимание мирового сообщества, или выяснить, что ему этот имидж просто посоветовал парикмахер-стилист в салоне, классная руководительница сразу перешла в психическую атаку: «Не смей ходить в таком виде в школу, пока сбритые волосы не отрастут». И это в то время, когда даже гриппом болеть некогда незадолго до сдачи ЕГЭ. А волосы-то расти мгновенно (по-щучьему велению) отказываются. Может, лучше оставшуюся шевелюру вообще сбрить? Но так будет еще холоднее. Так и менингит подцепить несложно. Да и на скинхеда парень станет похож - тоже может в школе не понравиться... Как говорил в таких случаях Дерсу Узала: «Проблема, однако!»
Есть, правда, один вариант, когда реакция завуча становится правомерной с первой секунды до последней, но только в том случае, если в школе существует устав или дресс-код (имидж-код), содержащий прямой запрет такой прически, и если этот запрет доведен до сведения каждого школьника, включая любителя выделиться прической. Примером могут быть правила поведения и внешний вид, соблюдаемые в кадетских корпусах и классах или в ряде гимназий и лицеев. Молодые люди те же и того же возраста, только выглядят немного более собранными, дисциплинированными и производят в среднем более благоприятное впечатление на окружающих, чем среднестатистический школьник.
Молодежь склонна следовать моде, даже если мода требует жертв. Сколько копий было сломано в Советском Союзе вокруг сердечной привязанности некоторых школьников к патлатым прическам в стиле ранних «Биттлз», ныне называемым каре. Еще раньше было принято просто ловить и насильно стричь очередных модников, повсеместно называемых стилягами, ножницами убирая ненавистные чубы-коки.
Отдельно стоит тема регламентированных причесок. У нас в стране с такой прической встречались все, кто попадал на действительную срочную службу.
Параллельно со стилями причесок, регламентированных государством, существовали прически, добровольно выбранные гражданами, принадлежавшими к тем или иным социальным группам. Спортсмены предпочитали короткие волосы и стрижки под бокс или полубокс. Ботаны-отличники, стремящиеся сделать карьеру, щеголяли строгой деловой прической «молодежная». Примкнувшие к движению хиппи отращивали длинные прямые волосы в стиле причесок Джона Леннона. При этом было очень желательно для мужчин превратиться в блондина, а вот женщины могли не краситься и оставить по-японски темные волосы а-ля Йоко. Для тех и других главное было не забыть небрежно перетянуть лоб поверх волос матерчатой ленточкой - фичей.
Противники движения хиппи, например знаменитые любера, стриглись очень коротко (все-таки спортсмены - целый день проводили в люберецких «качалках»). Они отличались большой агрессивностью к иной точке зрения и часто охотились на хипарей, чтобы поймать, побить и постричь. В уличной драке короткие стрижки, когда невозможно схватить противника за волосы и зафиксировать его таким образом для последующего избиения, доказали свое преимущество перед длинными ухоженными или неухоженными локонами.
Надо ли говорить, как лихорадит нашу школу, когда на молодое поколение накатывает очередная мода в области парикмахерского искусства. Классные руководители и завучи время от времени вздрагивают, натыкаясь в темных углах коридоров и лестниц на разного рода готов и эмо. Педагогам старшего поколения, естественно, непросто приспособиться к смелым идеям молодежной моды, в том числе и в области причесок. В ближайшем будущем им станет отчасти еще сложнее, а может быть, напротив, полегчает. В сфере образования появились молодые учителя, в том числе и женского пола, с татуировками, кокетливо выглядывающими из-под одежды. Причем это не похоже на так называемый временный татуаж, когда тату представляет собой всего лишь переводную картинку, впоследствии поддающуюся смыванию водой.
Страшно подумать, что будет с классными руководителями, не обладающими терпимостью и не готовыми к виражам современной молодежной моды, когда в последней цитадели школьного порядка - в учительской - они обнаружат молодых коллег с нетрадиционно окрашенными и постриженными волосами и узнают, что это не очередные жертвы, приглашенные на нелицеприятный педсовет, а коллеги... И ведь так и будет, время тугого клубка или узла волос, популярного в советские времена, образ которого был воспет еще в лице завуча в фильме «Доживем до понедельника» и который будто специальным инструментом затягивался на затылке, а потом намертво закреплялся там же аж до самой пенсии, стремительно уходит в прошлое. Недалек тот день, когда по школе будут ходить школьники и молодые учителя с фигурными индивидуальными стрижками, изображающими не примитивный ирокез, а ящерицу из волос, как бы лежащую на стриженной голове и обхватывающую ее лапками и хвостом, да еще и с цветной раскраской.
С другой стороны, сторонники консервативной точки зрения также могут привести весомые доводы в пользу приличного единообразия. Далеко не каждый россиянин работает в области шоу-бизнеса, на подиуме, в мире искусства, то есть в тех областях, где поиск индивидуального, отличного от всех других имиджа является обязательным компонентом профессиональной деятельности. Более того, обширнейшие области бизнеса, политики, обороны страны, охраны общественного порядка и служения закону, в коих сегодня работают миллионы людей, просто не готовы к восприятию последнего писка моды. Как говорится, что хорошо для Жанны Агузаровой, то может не понравиться министру внутренних дел.
Например, Образовательный комплекс сферы услуг, расположенный в Западном административном округе столицы, состоит из структурных подразделений трех базовых направлений профессиональной подготовки: индустрия питания, индустрия красоты и банковское дело. И в каждом из трех образовательных направлений подход к прическам свой, особый.
Будущим поварам, пекарям, технологам пищевого производства в голову не приходит устраивать «вавилоны на голове». Зачем? Все равно правила гигиены однозначно требуют наличия на голове поварского колпака, из-под которого не должен выбиваться ни один волосок. Это относится даже к тем специалистам, на головах которых в силу разных причин ни одного волоса не осталось. Так зачем наводить красоту, оплачивая кропотливую работу мастера-стилиста, если красоту эту никто не увидит? В этом случае проще иметь такую прическу, которая облегчает уход за волосами и позволяет поддерживать общую гигиену на рабочем месте.
Иной подход к внешности встречает студентов банковского, страхового и экономического отделений. В банковской сфере требования к внешнему виду сотрудников традиционно жестки и консервативны. Руководитель структурного подразделения с первого дня занятий приучает своих студентов выглядеть так, как от них будут требовать будущие работодатели. Обязательны аккуратная стрижка, костюм, белая рубашка, галстук... Она не скрывает, что правила банка должны выполняться беспрекословно, не важно, относятся ли эти правила к внешнему виду или к финансовым операциям. Такое соблюдение правил должно стать для студентов естественным, автоматическим, не требующим раздумий, чем-то вроде второй кожи. Чтобы уже за минуту до возможного нарушения на душе становилось тревожно и некомфортно. В полной мере это относится и к прическам. Никакой экзотики, никаких экстремальных вывертов. Все должно быть сделано аккуратно, прилично и приемлемо для руководителей и.. клиентов банка. Короче говоря, мужчинам - короткая стрижка.
Трудно сказать, были ли в истории структурного подразделения ОКСУ, готовящего специалистов в области индустрии красоты, у студентов такие прически, которые вызывали бы неприятие у преподавателей или мастеров производственного обучения. Вряд ли. Высокая квалификация наставников вкупе с отработанными методами воспитания у студентов хорошего вкуса позволяют им пресекать творческие метания на грани приличного еще в зародыше. Те из студентов, кто собирается стать парикмахером, учатся, как следует определять тип лица, кожи, учитывать характерные особенности головы и лица, чтобы иметь возможность посоветовать будущему клиенту наилучший вариант стрижки, наилучшую прическу конкретно для этого клиента. Глядя, как колючий подросток, будто бы только-только вышедший из вагона метро и еще не вынувший из ушей наушники плеера, на глазах превращается в Жерара Филиппа или в Джонни Деппа, или в Риналя Мухаметова, чувствуешь, что искусство красоты - это подлинное искусство. И еще что прическу лучше выбирать с помощью советов профессионального стилиста. Даже мужчинам.
В целом можно сказать, что парикмахеры, стилисты, визажисты предпочитают работать с длинными волосами. В крайнем случае с волосами средней длины. Клиенту доступен выбор причесок в широком диапазоне от а-ля Элвис до «боба с каскадом и косой челкой». Канули в Лету времена, когда публика ходила на концерты Александра Малинина в равной степени из желания послушать его песни и посмотреть на его легкомысленный хвостик на голове. В этом сезоне стилистов вдохновляет мода богемного среднего класса - бобо. Бобо - это офисный планктон, которому уже мало получать много денег и просочиться в топ-менеджеры, им подавай неординарность стиля личности.
В то время как за рубежом разные маститые фирмы типа Diesel, Jil Sander, Emporio Armani и Missoni выпускают на подиумы шоу-моды длинноволосых моделей с неухоженной, слипшейся шевелюрой и аккуратными челками, независимые стилисты довольно дружно голосуют за волосы средней длины с полупучками, каскадами, волнами и даже «взрывом кудрей на пружинно-макаронной фабрике». Вряд ли женственные длинные волосы найдут в России много поклонников, мужчины все же остаются мужчинами по духу, даже если они пока не окончили школу. Но вот средние и короткие волосы будут постепенно привлекать внимание молодого поколения. Надо понимать, что подростки будут экспериментировать со своими прическами, поскольку им надо подчеркивать свою индивидуальность. Остановить распространение моды на прически, даже если она не нравится, не получится. Если нельзя предотвратить распространение моды, то его следует возглавить путем воспитания в молодежи хорошего вкуса и, конечно, документальной регламентации уровня инноваций там, где это требуется. Внесите все запреты в устав или правила, и тогда не потребуются ни скандалы, ни «Лошадиная сила», ни столбы пыток для особо упертых.