Я учился у нее всего лишь один год, когда маленьким шестиклашкой ходил на подготовительные курсы в Сергиево-Посадскую гимназию. Но теплое чувство, которое рождали встречи с ней, помню и поныне. Как писали с ней каждую неделю диктанты, как внимательна и требовательна была она к каждому из нас, как добра и небезразлична.
Инна Константиновна из тех учителей, которые по праву являются лицом этой профессии, воплощая собой ее содержание, ее предназначение, ее смысл. Как преподаватель, как директор, как неравнодушный горожанин. До самого последнего времени к ней домой, «на тупик» рядом с Ильинской церковью, приходили ученики, которые тянулись к ней не из-за того, что она кого-то натаскивала или с кем-то что-то заучивала, а, думается, потому, что она этим жила. Искренне и без лишней суеты.
Прекрасным учителем, любимым многими поколениями гимназистов, стала и ее дочь Марина Геннадьевна Вишневская, строгий завуч, блестящий учитель истории края, душа всех самых ярких гимназических начинаний. И это тоже бесспорный педагогический успех Инны Константиновны Глазовской.
Еще один человек, значимый для нашего города, - ее супруг, один из важных для Сергиева Посада художников Геннадий Галактионов, в картинах которого запечатлелся образ Загорска второй половины ХХ века. Совсем недавно Марина Геннадьевна Вишневская составила и издала замечательный альбом работ своего отца, перемежаемых воспоминаниями Инны Константиновны, - историю их жизни и любви.
Совсем недавно, к 70-летию Победы, «Учительская газета» опубликовала ее воспоминания о Загорске в годы войны и о своем отце Константине Пименове, ушедшем на фронт и героически погибшем под Ельней в 1941-м. Назвала она их «Уплывающий фикус» - настолько врезался ей в память день объявления войны, когда при этом известии тетушка, мывшая фикус в реке, выпустила его и он уплыл по волнам. Завершаются ее воспоминания так:
«А фикус все уплывает... Нет уже города Загорска, где прошло наше детство, родились мои дети и внуки, а есть город Сергиев Посад... Нет и улицы Комсомольской, по которой в 1941 году прошел суровый полк ополченцев, уходящих на войну и не вернувшихся с нее. И улица уже имеет другое название. И я, другая, стою на берегу реки своей жизни и вижу уплывающий фикус...»
Уверен, Инна Константиновна все еще стоит на этом берегу. И пусть будет так всегда.