- Саша, чем вас заинтересовал такой явно комедийный проект «Как я стал русским»?
- Сценарием, который, на мой взгляд, очень хорошо написан (сценаристы Сангаджи Тарбаев и Светлана Петрийчук. - Н.Б.). Мне важно, чтобы еще несыгранная история уже заставляла смеяться. Честно говоря, на съемочной площадке было весело, так как у нас собралась отличная команда!
- Вы играете жесткую бизнес-леди, шеф-редактора московского филиала американской газеты American Post. Насколько вам близок характер этой стервозной героини?
- Могу с уверенностью сказать, что эта роль на сопротивление, поэтому Катя давалась мне с трудом. Я далека от нее, и, конечно, мне было нелегко постоянно кричать на людей, называть их нехорошими словами.
- А вы консультировались с кем-то из журналистов?
- Катя - это собирательный образ. В моем понимании она антагонист, который противопоставлен всему, что происходит с главным героем, американцем Алексом. Эта девушка вечно чем-то недовольна, ее в принципе трудно обрадовать. Истеричная и неуравновешенная натура, в жизни которой есть только работа. И, конечно, недостаток личной жизни сильно сказывается на ее характере.
- В сериале на СТС американца играет поляк Матеуш Даменцки. Мы его помним по роли Петра Гринева в «Русском бунте» Александра Прошкина. Как с ним работалось? На каком языке общались?
- Мы были заворожены его добротой, открытостью и профессионализмом. Он великолепный артист, к тому же жутко обаятельный! Кроме того, Матеуш - приятный человек, с которым легко общаться. Он все время учил русский и просил, чтобы мы его поправляли. Но мне казалось это лишним, поскольку у него был милый польский акцент. Я всегда успокаивала его: «Матеуш, говори как есть, с ошибками, в этом свой определенный шарм» (улыбается).
- А вы согласны с утверждением, прозвучавшим в сериале, что русские именно такие - бесшабашные, сильно пьющие, ленивые, но добры только по отношению к своим?
- Я не эксперт в области загадочной русской души. Но, мне кажется, русских можно разделить на две категории: традиционных и европеизированных. И, на мой взгляд, я все-таки ближе к последним, так что и в мое окружение входят люди именно такого типа.
- Какие сцены в проекте СТС вам показались наиболее сложными?
- Самое трудное, с чем я столкнулась, - это хамство, присущее моей героине. Я пытаюсь избегать этого в жизни. И даже в тех образах, которые создаю в театре или в кино, я стараюсь сглаживать углы. Но в сериале «Как я стал русским» от меня требовалось сыграть как раз такую хамку, которая любит повышать голос, кричать и унижать людей. Порой мне хотелось быть мягче, и в такие моменты режиссер всегда подходил ко мне и напоминал, что я должна быть жестче и страшней.
- Современный офис редакции снимали в комплексе «Москва-Сити» - кругом сплошное стекло. Насколько там комфортно работается?
- Это было замечательно - пятьдесят восьмой этаж красивой башни «Империя»! Помню незабываемые ощущения: рано утром поднимаешься на лифте и видишь Москву как на ладони. Вечером впечатление только усиливается - вокруг все темнеет, и можно разглядеть все «прожилки» города.
- Вы все-таки театральная актриса. Что для вас самое сложное на съемочной площадке?
- Театральные актеры настолько закаленные люди, чего они только не делают на сцене. Обычно бывает наоборот: киноактерам сложнее работать в театре.
- А можете вспомнить свое первое появление на телевидении?
- Это был сериал «Вокзал», дебют режиссера Андрея Кавуна. Я снималась там со Светланой Антоновой, Андреем Мерзликиным, Александром Олешко и Дмитрием Назаровым (его дочку я и сыграла). И когда увидела себя на экране, то очень расстроилась. Чего не могу сказать по поводу сериала «Как я стал русским», потому что, как мне кажется, все получилось очень даже неплохо. Здесь такое количество перипетий с моей героиней происходит. Как над ней только не издеваются и куда она только не попадает! Мне бы хотелось, чтобы зрителю было интересно узнать, что с Катей еще случится, потому что с каждой серией она меняется, и за этим интересно наблюдать.
- Насколько сложно сочетать театр, кино и воспитание двух дочек?
- На сто процентов все успеть нельзя, это иллюзия. Но я активный и жизнерадостный человек, поэтому стараюсь относить каждое событие себе в плюс и быть благодарной за все, что у меня есть.
- Если пофантазировать и представить, что у вас есть собственная программа, о чем бы вы хотели рассказать или что показать?
- Мне кажется, что я могла бы примерять на себе разные профессии. Если бы мне доверили в формате проекта на денек прикоснуться к какой-то специальности и не просто рассказать о ней, а еще и попробовать самой что-то сделать. На мой взгляд, это было бы очень интересно!
- Кто для вас несомненный авторитет на нашем ТВ и почему?
- Есть замечательные Иван Ургант, Владимир Познер. С Познером я никогда не сталкивалась, а вот с Иваном Андреевичем мы работали в театре. Еще с детства мне очень нравится Юлия Меньшова. Я помню ее замечательную программу «Я сама», которая в свое время взрывала мозги абсолютно всем. И будучи невзрослым человеком, тогда я с удовольствием наблюдала за ней. Мне было очень интересно, потому что это было живо, злободневно и свежо. Кроме того, я вспоминаю «Театральный понедельник» с Екатериной Коноваловой. Мне кажется, это тоже прекрасный пример человека, который владеет словом и замечательно смотрится в кадре.
- Вы попали в театр имени А.С.Пушкина сразу после окончания Школы-студии МХАТ и до сих пор работаете там. Чем вас привлекает этот театр?
- Особенность театра Пушкина в том, что в нем царит чудная атмосфера. Потому, наверное, что там работает большое количество очень хороших людей и крепких артистов. И мне приятно играть в этом театре, встречаться с такими интересными людьми и видеть зрителей, которые к нам пришли. К своему родному театру испытываю чувства самые теплые. Я пришла сюда на третьем курсе и работаю здесь уже 14-й сезон.
- Вы сыграли в театре все, о чем мечтали?
- Моя судьба здесь складывается очень хорошо! Те роли, которые мне были предложены и с разным успехом сыграны, это, конечно, огромный опыт и замечательный подарок. Проще спросить, чего я там не сыграла. Но что касается роли-мечты... Мне кажется, что современный театр предлагает несколько иной формат работы, поэтому я не могу сказать, что во сне вижу себя в роли Анны Карениной, к примеру. Самое важное, что здесь происходят встречи с серьезными режиссерами и настоящими творцами, и тогда получается чудо. Как это случилось в спектакле Юрия Бутусова «Добрый человек из Сезуана», где я играю с февраля 2013 года.
- Поделитесь своими планами - в каких проектах мы вас скоро увидим?
- Недавно как раз встретилась с Юрием Бутусовым. Мы договаривались о пьесе «Оптимистическая трагедия» Всеволода Вишневского. Что в итоге получится, покажет время.
- А с отцом, режиссером Сергеем Урсуляком, почему не работаете?
- Я и сама раньше задавалась вопросом: ну почему папа меня не снимает? Даже обидно как-то было. А затем перестала ждать и думать об этом. Почему тот факт, что я выросла и получила диплом актрисы, обязывает папу бросить все дела и снимать меня всю жизнь с утра до вечера? Кроме того, надо понимать, что это и огромная ответственность: нужно соответствовать папиному уровню. Мы с ним близкие люди, я папу очень люблю, но у него своя работа, а у меня - своя.
- А дочки видят вас на экране или в театре?
- Да, приучаю их к театру. Я вообще считаю, что даже если они не все понимают, то это мой своеобразный отчет (где я была три месяца), потому что, работая в проекте, рано уходишь и поздно возвращаешься. Мой долг показать, что я делала все это время (улыбается). Но, в общем-то, они зрители со стажем и уже во многом разбираются. Кстати, они смотрели «Как я стал русским» и смеялись.
- С какой творческой стороны девочки себя уже показали? Не хотят пойти по маминым стопам?
- Возможно, но никаких специальных ограничений я не ставлю. Пытаюсь разносторонне их развивать, поэтому, если им действительно чего-то захочется, ради бога, я не буду против.