- Юрий Анатольевич, что побудило вас создать в 1990 году Греко-латинский кабинет?
- Я учился на классическом отделении МГУ, это одно из немногих мест в России, где специально изучают древние языки. И я прекрасно видел тот невероятный провал, который у нас царил в этой области. По сути, в стране классическое образование перестали давать с 1918 года. То есть к концу века уже почти не осталось тех, кто его получил. Дошло до того, что какое-то время у нас даже не было собственных шрифтов! И поэтому учебник древнегреческого языка Сергея Соболевского в 1948 году пришлось издавать в Польше, потому что у нас, оказывается, в типографиях отсутствовали необходимые литеры.
Такое отношение к древним языкам в частности и классическому образованию в целом, как мне кажется, стало одной из причин того упадка культуры, разрушения интеллектуальных скреп, потери умения работать, вести себя, создавать определенные духовные и материальные ценности. И во многом способствовало развалу СССР.
- Насколько ваша инициатива оказалась востребованной в нашем обществе, находящемся на рубеже эпох?
- Честно говоря, мы очень тревожились, когда объявляли в первый раз запись на курсы древнегреческого и латинского языков, не знали, придет ли вообще хоть кто-то. И были потрясены - люди выстраивались в очередь на запись! Мы сразу набрали 150 человек, причем это были не только студенты самых разных факультетов и университетов, но также преподаватели консерваторий, работники библиотек, инженеры и так далее. Именно такой поразительный отклик и позволил нам уже через три года создать при ГЛК классическую гимназию. На языковых курсах сформировался круг родителей, которые были очень заинтересованы в этом. Они с энтузиазмом занимались сами и хотели, чтобы их дети тоже изучали древние языки.
- Зачем им это было нужно?
- Чтобы восполнить тот недостающий фрагмент образования, который придает прочность всей системе. До революции, когда человек поступал на математический факультет университета, он мог свободно читать Евклида, Архимеда, Ньютона в оригинале. Вся история науки для него была доступна, и это было в порядке вещей. Когда поступал на филфак, то мог сразу, с самого начала, слушать курсы по греческой драматургии, где авторов читали на языке оригинала. И это тоже было в норме. А в годы моей юности даже в МГУ очень редко кто из абитуриентов знал хотя бы азы латыни. И обучение на филфаке начиналось с курса древних языков на уровне первого класса гимназии. В лучшем случае за 5 лет вуза можно было приобрести хорошее гимназическое образование. Выполняя функции школы, вуз не успевал выполнять свои собственные функции.
- Настолько ли нужно современному математику умение читать Евклида в оригинале? И какова вообще вероятность того, что выпускнику обычной школы понадобится латынь в жизни?
- Понимаете, владение классическими языками подразумевает определенный уровень интеллекта и кругозора. Латынь и древнегреческий позволяют не только гораздо проще, легче и интереснее изучить европейские языки, но основательно подтянуть все остальные предметы. Никто не будет спорить с тем, что человек, ведущий активный образ жизни, физически более крепок, энергичен, здоров, собран и подтянут. Классическое образование аналогично общей физической подготовке - в культурно-духовно-интеллектуальном ключе.
- Но если вместо мертвых начать изучать живые, распространенные языки - немецкий, испанский, французский и другие, неужели эффект будет хуже?
- Подобные рассуждения формировались у нас в стране на протяжении нескольких поколений. Была вполне определенная социальная установка - школа должна воспитывать практиков и прагматиков, способных хорошо разбираться в какой-то одной области. На самом деле начинать нужно с истоков. И если посмотреть историю, можно увидеть: лучшие творения в философии, поэзии, искусстве, литературе, музыке создали люди, имеющие классическое образование. К сожалению, мы теперь не только иностранную литературу, но и тексты наших собственных классиков далеко не всегда можем понять, потому что не в состоянии постичь тот уровень, на который они рассчитаны. Между тем латынь и греческий - очень даже живые языки. Куда ни посмотри, везде видны их следы. Научная терминология большинства наук состоит в основном или преимущественно из латинских и греческих элементов. В английском языке 80 процентов корней - латинские. И так далее.
- Мертвые языки до революции изучали параллельно с Законом Божьим. Насколько изучение древних языков связано с клерикализацией образования?
- Никак. Безусловно, греческий - язык православной церкви, латинский - официальный язык Ватикана. Но не нужно думать, что, ориентируя детей на изучение латыни или древнегреческого, мы ненавязчиво приводим их в лоно той или иной конфессии. Интеллигентного человека нужно воспитать так, чтобы он имел представление о культурах самых разных мировых цивилизаций. А разве можно отделить культуру от религии, религию - от языка? Наши святые отцы - тот же Сергий Радонежский, святитель Филарет, святитель Иннокентий - были людьми необычайно высокой культуры и образования. И, кстати, до определенного момента именно Церковь выполняла просветительскую функцию в государстве.
- Если классические языки столь важны для общего развития, наверное, стоило бы ввести их уже в начальной школе. Но ведь даже у вас, в гимназии при ГЛК, латынь изучают лишь с 4-го, древнегреческий - с 5-го, зато английский - уже с 1-го класса.
- Английский - язык международного общения, хотим мы того или нет. Латынь уже давно утратила эту функцию, зато прекрасно продолжает выполнять очень важную педагогическую роль. Ведь на латыни написаны серьезные и сложные тексты, дети сразу начинают читать приличную литературу - общаться с правителем Цезарем, философом Платоном, профессиональным военным и историком Ксенофонтом, поэтом Овидием. А английский в начальных классах преподают на уровне привыкания к звучанию, фонетике, написанию букв. Никакой грамматики, только песни, стихи, считалочки, чтобы они научились воспринимать и запоминать незнакомые иностранные слова. Это простой и легкий язык, может, даже примитивный. А когда они привыкают к нему, тогда можно переходить к более серьезным вещам.
- Юрий Анатольевич, арабский язык называют латынью Востока. Поскольку Россия - это и Европа, и Азия, может, нам всем стоит изучать еще и этот язык?
- Это, безусловно, серьезная недоработка в области политики образования всей страны. Если поставить вопрос правильно, нужно, конечно же, предоставить всем желающим в стране изучать и латынь, и греческий, и арабский. Не заставлять, а именно предоставлять возможность и мотивировать людей изучать языки других народов. Если бы мы больше работали в мусульманских регионах в плане преподавания и изучения арабского, то очень быстро бы нашли общий язык с теми, кто исповедует ислам. Но для этого нам нужно образование, которое не разъединяло бы нас на конфессии и нации, а объединяло.