- Можно уже предварительно подвести итоги, что удалось в 2015 году, а что нет?
- Мы живем учебными годами и результаты обсудим на июльской конференции.
- В нашем гимне есть слова: «Моя столица - моя Москва». Министр образования и науки РФ Ливанов сказал, что по образовательному пути Москвы пройдет вся Россия, но, судя по всему, не вся Россия знает об этом, и некоторые даже не хотят, чтобы узнала. Например, нашу газету не пустили на пленум Общероссийского профсоюза образования именно потому, что там было рассказано о работе столичной системы образования. Какие три пункта есть в московском образовании, но которых нет в остальной России?
- Я не могу утверждать, что чего-то нет в России.
Моих коллег из регионов больше всего интересует трансляция аттестации директоров школ и кандидатов в директора. Они высоко ценят этот ресурс и восхищаются мужеством директоров, готовых к такой публичности.
В последнее время часто обсуждают тему межрайонных советов директоров как форму профессионально-общественного управления. Сегодня на город, в котором почти 1,5 млн обучающихся, осталось 100 чиновников департамента, такого соотношения нет ни в одном субъекте Федерации. Это уникальная цифра. Сегодня мы гораздо больше опираемся на общественно-профессиональное управление. Это тоже вызывает большой интерес.
У регионов возник интерес и после того, как Москва забрала 583 диплома на Всероссийской олимпиаде, а эти дипломы распределены по 181 школе, то есть почти каждая третья московская школа готовит сегодня победителей олимпиад, а 96% столичных школ имеют призеров региональных олимпиад.
Вот эти три пункта вызывают наибольший интерес у коллег.
- Последний рейтинг лучших школ России присвоил московской школе только 3-е место. Какие навыки, подходы к образованию из других регионов Москва хотела бы позаимствовать и как это будет реализовывать? Какие регионы в этом смысле наиболее вам симпатичны?
- Московские школы в рейтинге лучших школ России заняли 139 мест из 500. Следующий регион в этом перечне имеет всего лишь 20 таких школ. Если посчитать учеников, которые учатся в 139 школах Москвы, то боюсь, что это будет столько, сколько в этих субъектах вообще учеников. Поэтому у нас никогда в эти 5 лет не было тупиковой задачи создать 2-3 школы, чтобы собрать в них все городские ресурсы и выиграть какой-то турнир. Москве важно массовое качественное образование, она создает такие условия.
У субъектов же всегда есть чему учиться. Мы сейчас начали проработку программы партнерских отношений школ Москвы со школами Северного Кавказа, у которых есть серьезный опыт установления нормальных межнациональных, межконфессиональных отношений. Для Москвы это очень важно - поучиться искусству консолидации разных людей.
- Несколько комплексов, которые входят в Топ-20 московских школ, в минувшем году открыли начальную школу, но, например, в школе «Интеллектуал» в этом году набрали всего 15 одаренных детей в 1-й класс. Каковы результаты этого эксперимента и будет ли расширяться эта тенденция?
- Вы считаете, что есть неодаренные маленькие дети? Я таких не знаю, поэтому не вижу предмета обсуждения. Все дети одаренные. Это во взрослом возрасте иногда мы умудряемся растерять свою природную одаренность в разных областях, а одаренность есть у каждого маленького ребенка. Наша задача не ставить штампы, а находить эту одаренность, ту область, где ребенок имеет большие способности, и помочь развить их. Этим занимается любая московская школа. Могу сказать, что на сию минуту по городу подано заявлений 72319, зачислены в школы 51278 первоклассников, из которых 48788 зачислены простым переводом из дошкольной группы в первый класс.
- Вы сказали об успехах московских школьников на Всероссийской олимпиаде. Остались ли какие-то проблемные области, над которыми еще стоит поработать? Как выступили на международных олимпиадах московские школьники?
- Любая область, где мы забрали не 100% дипломов, для нас остается перспективной.
Я бы не хотел успехи на международных олимпиадах, где выступает сборная страны, делить по регионам. Могу только сказать, что московские школьники составляют около 30% сборной страны и такую же долю в завоеванных сборной медалях.
- В этом году в московском рейтинге появились несколько новых критериев. На следующий год планируют ли ввести новые критерии?
- Рейтинг, я думаю, будет всегда меняться, совершенствоваться. Сегодня мы смогли грамотно учесть результативность работы с детьми-инвалидами, профилактическую работу по предупреждению правонарушений. Есть темы, которые Москве нужно развивать опережающими темпами, в частности, научное образование.
Московские семьи раньше больше ориентировались на экономику, юриспруденцию, финансы. Сегодня мир вступает в технологический уклад, требующий глубоких естественно-научных знаний. Возможно, мы будем предлагать отдельные номинации по научно-техническому творчеству, предметам естественно-научного цикла, чтобы повысить мотивацию по изучению этих областей.
- По итогам прошлого года у московских детей стали популярны занятия живописью, рисунком и игра на фортепиано. Что дети предпочитают в этом году? Где лучше заниматься детям дополнительными занятиями - в школе или в специализированных центрах?
- Где лучше заниматься детям? Везде, где интересно. Москва - уникальный город. У нас огромное количество детей занимаются наукой при вузах, а спортом - в спортобществах. У нас удивительные музеи в городе, вчера на заседании Совета ректоров мы с удивлением открыли, что есть замечательные университетские музеи, и теперь мы включаем их в нашу работу.
Мы стараемся вести учет дополнительных занятий, потому что уверены, что дополнительные занятия любого ребенка тесно связаны с основной программой, которую он осваивает в школе.
Мы сегодня нашли неплохое решение. Наши московские колледжи имеют замечательную материально-техническую базу, мы дали им финансовую возможность открыть кружки технического творчества для детей из школ. Тем самым мы одним решением создали 53 современные станции юных техников, уже 23000 ребят записались в эти технические кружки. Вообще для нас важная задача №1 в дополнительном образовании - это технические кружки и туризм, потому что туризм в мегаполисе сложнее организовать, чем в сельской местности.
Задача департамента - помочь московским возможностям дойти до каждого ученика. Поэтому у нас на каждом селекторе выступают то директор музея, то руководители вузов, и все раскрывают свои возможности.
- Какие управленческие решения для вас кажутся оптимальными и вы бы хотели, чтобы они были в московском образовании?
- На пресс-конференции в Информационном центре Правительства Москвы один из директоров сказал, что удивить нечем. Мы же в самом деле не цирк, где каждый сезон нужен новый трюк. Мы рады, что нам удивить нечем. Это признак стабильности и мастерства. Мы постараемся и в новом учебном году никого ничем не удивлять. Идет хороший процесс саморазвития системы. У системы огромный потенциал и новые механизмы мотивации, финансирование этот потенциал стимулирует. Сегодня наша задача не мешать развиваться московским школам. Поэтому у нас осталось так мало чиновников. У школы сегодня проснулся огромный внутренний потенциал саморазвития.
- В последнее время вы то с медиками встречаетесь, то с сотрудниками ФСБ, то с работниками метрополитена. Что вами руководит в таких случаях: желание рассказать о системе образования широкому кругу или получить управленческие подсказки, рецепты, которые нужны для развития образования?
- Наверное, есть задача рассказать, но это задача №23. Первая задача - услышать. Услышать от людей, которые от тебя никак не зависят, которые хотят и могут дать все свои вопросы, предложения и идеи. Образование в самом деле дело народное. Встречи с людьми, которые не работают в департаменте, помогут напитаться новыми предложениями о том, что же еще москвичи хотят от системы образования.