Что мешает модернизации?

- Предусмотренные в проекте бюджета на будущий год средства позволяют обеспечить потребности Вооруженных Сил на минимально необходимом уровне, но при одном «если», - заявил во время обсуждения параметров бюджета у Президента РФ Владимира Путина министр обороны Сергей Иванов. - Если не произойдет рост цен и тарифов на услуги естественных монополий сверх запланированного уровня, что, кстати, из года в год и происходит. В этих условиях говорить о модернизации Вооруженных Сил не приходится.

- Мы поддерживаем увеличение соответствующих статей в федеральном бюджете, - прокомментировал поступивший в парламент бюджет вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин. - В 2005 году нужды обороны, безопасности и правоохранительной деятельности будут удовлетворены полнее, чем сегодня: в проекте бюджета планируется рост реальных расходов более чем на четверть. Для военных прирост составит 28%, для МВД и ФСБ - 26%.

Владимир Пехтин представляет главенствующую в Думе фракцию «Единая Россия», поэтому ожидать, что статьи расходов на безопасность и оборону в ходе обсуждения бюджета «съежатся», не приходится. Скорее депутаты могут предложить еще больше нарастить их, особенно учитывая последние события: ЧП на «Рижской» и Каширке, взрывы самолетов и страшный теракт в Беслане. Да и сам Пехтин, говоря о росте военных расходов, упоминал «последние трагические события». Правда, президент Владимир Путин уже попросил депутатов не спешить с увеличением расходов на оборону. По мнению главы государства, денег для армии и так достаточно, а выдавать ничем не подкрепленные дивиденды и обещания бессмысленно.

Мы впервые узнали

С 1999 г. бюджет Минобороны вырос более чем в 3 раза. Новый военный бюджет страны наследует от своего предшественника - бюджета 2004 г. - не только тенденцию роста расходных статей Он еще и стал более открытым (не отсюда ли разговоры о милитаризации экономики?). Например, в 2003 г. военнослужащие и военные пенсионеры впервые узнали, во что реально обходятся их продовольственные пайки, сколько денег расходуется на медицинское и вещевое обеспечение. А к 2005 г., вняв критике, решили рассекретить базовые для безопасности страны направления расходов.

На Вооруженные Силы отводится

384,043 млрд. рублей, что на 21,3% больше, чем в бюджете-2004. При этом на мобилизационную и вневойсковую подготовку выделено 1,895 млрд.; на мобилизационную подготовку экономики страны - 3,5 млрд.; на подготовку и участие в обеспечении коллективной безопасности и миротворческой деятельности - 61,1 млн. рублей (на 4% меньше, чем в 2004 г.); на ядерно-оружейный комплекс - 8,693 млрд.; на реализацию международных обязательств в сфере военно-технического сотрудничества - 6,231 млрд.; на прикладные научные исследования в области национальной обороны - 81,175 млрд. и на другие вопросы в области национальной обороны - 43,534 млрд. рублей.

Особенно любопытны три статьи: мобилизационная и вневойсковая подготовка, мобилизационная подготовка экономики и ядерно-оружейный комплекс. Дело в том, что они наиболее полно характеризуют задачи, стоящие перед государством в области обеспечения безопасности, приносят весьма отдаленные по времени результаты. При обсуждении прошлых бюджетов военным часто ставилось в вину то, что ни о какой перспективе речи не шло. Армия получала деньги на покрытие текущих расходов: денежное довольствие, материально-техническое обеспечение, закупку единичных образцов техники. В военных расходах 2005 г. впервые появились долговременные инвестиции.

Деньги на резервы

В основополагающем документе, который определяет строительство современной армии и флота, «Актуальные задачи развития Вооруженных Сил Российской Федерации» сказано, что в современных условиях Российская армия не в состоянии защищать территорию государства одновременно по всему «фронту». Поэтому в рамках военной реформы решено создавать части постоянной боевой готовности, которые в короткий срок могут быть переброшены в нужный район страны, где, доукомплектованные местными подразделениями и резервистами, смогут вступить в бой с противником.

Подготовкой резервистов Минобороны всерьез озаботилось несколько лет назад. Именно тогда и возник ряд вопросов. Если они нужны армии, то из каких средств финансировать их переподготовку? Как компенсировать людям вынужденное отсутствие на работе, да и вообще сделать популярными эти самые военные сборы, чтобы народ не бегал от них, а как в той же Америке, наоборот, стремился пройти курс военной подготовки?

До последнего времени деньги на эту «популяризацию» выделяли из средств, отведенных на боевую подготовку армии. В общем, немного. Отсюда и крайне вялый процесс работы с резервистами. В бюджете 2005 г. впервые эти деньги пойдут отдельной строкой. Значит, в следующем году процесс переподготовки резервистов будет носить не спонтанный характер в рамках отдельных учений, а станет плановым.

Не менее показательна и статья расходов на мобилизационную подготовку экономики. Например, в 2002 г. на 2,3 тысячи предприятий, связанных с обеспечением обороноспособности государства, было выделено 0,5 млрд. рублей. Сегодня количество таких предприятий не превышает 1300. Зато средств на них выделяется почти в 16 раз больше - 3,5 млрд. Вроде бы зачем? Ведь «мобилизационная готовность экономики» - не новые самолеты, ракеты или танки. Это вложение денег в сохранение производственных мощностей заводов и фабрик, которые могут потребоваться стране в час «икс» для начала массового производства тех самых самолетов, ракет или танков.

Чтоб не лишить

нас «Тополей»

В постперестроечные годы мобилизационные мощности большинства отечественных предприятий были максимально ужаты либо полностью свернуты. Несмотря на то что они не участвовали в производстве продукции, хозяевам предприятий приходилось платить с них налоги, оплачивать электричество и тепло. Делали это немногие. В основном те, кто остался в государственном секторе. Частники поступали проще - демонтировали ненужное оборудование, а освободившиеся цеха пускали под основное, коммерчески выгодное производство.

Из-за подобного подхода Россия чуть было не осталась без новейших стратегических ядерных ракетных комплексов «Тополь-М». Химическое предприятие, выпускающее уникальное волокно, из которого «мотают» корпуса и двигатели ракеты, было приватизировано. В рамках гособоронзаказа ежегодно закупалось всего несколько тонн волокна, и новый хозяин закрыл нерентабельный цех. В итоге, когда встал вопрос о продолжении выпуска новых комплексов «Тополь-М», их оказалось не из чего делать. Ситуацию спасло только личное вмешательство генерального конструктора «Тополь-М» Юрия Соломонова, сумевшего на правительственном уровне добиться решения, запрещающего коммерсанту закрывать необходимый для поддержания обороноспособности государства цех.

Коллизии, подобные истории с «Тополем-М», не единичны. Из-за отсутствия нормального гособоронзаказа и вследствие этого нерентабельности были закрыты многие технологические линии, утеряны ключевые технологии, напрямую влияющие на обеспечение безопасности государства. В итоге один из высокопоставленных российских генералов как-то на совещании в Минобороны вынужден был признать, что анализ планов выполнения гособоронзаказа 2004 года показал: военно-промышленный комплекс страны не в состоянии произвести около 40% оплаченного государством вооружения и военной техники. В основном высокоточных систем оружия - основы вооружения современной армии.

В следующем году правительство впервые не только возьмет с промышленников налог, но и заплатит за то, что они будут сохранять и развивать нужные для безопасности страны производственные мощности. Значит, есть шанс, что у нас не будет проблем ни со специальным химволокном, ни с высокоточными боеприпасами, ни с более сложными системами вооружения и техники.

Не менее любопытны расходы на ядерно-оружейный комплекс. Раньше, как правило, оглашались только проценты. В бюджете 2005 г. названа конкретная сумма - более 8 млрд. рублей. Делить ее будут Федеральное агентство по атомной энергии (Росатом) и Минобороны.

По линии Росатома деньги пойдут на разработку новых образцов ядерного оружия, а также на техническое освидетельствование и утилизацию уже стоящего на вооружении. Совместно с Минобороны атомщики будут тратить деньги на поддержание единственного оставшегося у России ядерного полигона на архипелаге Новая Земля. Военные со своей стороны будут финансировать продление гарантийных сроков стоящих на вооружении ракетных комплексов стратегического назначения, постановку новых (ежегодно ставится 1 полк - 6 комплексов «Тополь-М»).

Ведется работа по созданию новой морской баллистической ракеты «Булава», предназначенной для новейших атомных подводных лодок 955-го проекта типа «Юрий Долгорукий». В Северодвинске в этом году состоялась закладка уже второго корабля этого класса. Также военные, видимо, оплатят и новые гиперзвуковые ядерные боеголовки для баллистической ракеты, испытание которой прошло на глазах у президента Владимира Путина в январе-феврале 2004 г.

А на антитеррор?

Анализ военного бюдже-

та-2005 не дает представления о том, какие средства выделяются на антитеррористическую деятельность, о которой много сказано на президентском и парламентском, правительственном и министерском уровне. Складывается впечатление, что такой отдельной строки в проекте государственного бюджета на будущий год просто нет. Есть в бюджете-2005 Федеральная целевая программа перехода к комплектованию ряда соединений и частей военнослужащими, проходящими службу по контракту. Есть программа ипотечной системы обеспечения военных жильем. В Думу поступила целая серия законодательных инициатив, декларативно направленных на борьбу с терроризмом, на ограничение в связи с ней прав и свобод граждан, но нет последовательной и четко прописанной программы самой борьбы.

Бесспорно, в рамках реализации бюджетных статей Минобороны закупит для армии необходимую технику и вооружения, которые призваны служить борьбе с терроризмом. Но у экспертов вызывает сомнение, что это будет эффективно.

Почему? Прежде всего потому, что деньги выделяются не централизованно на антитеррористическую деятельность всем силовикам, а каждому из них на проведение такой работы. Отсутствие координации в закупках, отсутствие единой стратегии применения сил и средств может нивелировать рост вливаний на эту деятельность.

* * *

Военных, о чем говорил Сергей Иванов, волнуют крайне серьезные проблемы общего плана. Прежде всего то самое роковое для военного бюджета-2005 «если» - рост тарифов на энергоносители, способный подчистую «съесть» заветные для военных 27,6% роста расходов на оборону. Однако, если этого не случится (а задача сдерживания инфляции весьма жестко поставлена ведомствам, отвечающим за макроэкономические показатели), у военных открываются возможности доказать налогоплательщикам, что увеличение расходов на армию действительно превращает ее в качественно новую, дееспособную организацию.

Надеяться на то, что так и будет, дают основания показатели нынешнего года. По словам Сергея Иванова, только в сентябре около 40 российских боевых кораблей выходили в 15 морей, а масштаб флотских учений, по словам министра обороны, стал «сравним с советским периодом». Количество сухопутных учений настолько перекрывает показатели предыдущих лет, что о каждом из них в отдельности говорить нет смысла. Просто в последний год армия стала заниматься тем, чем и должна, нормальной боевой подготовкой. То есть готовиться к защите Отечества.