Мы все понимаем, что работаем в системе образования для наших детей. Есть такой замечательный детский мультфильм, который называется «Хранители снов», когда взрослые, которые заботятся о детях, увидели ребенка и спросили: «А кто это?», и им ответили: «А это и есть дети, ради которых вы работаете». Мы так много работаем ради детей, что иногда забываем, как они выглядят. Я считаю самым главным в системе образования не забывать, что не родитель, не педагог, а именно ребенок самый главный.
Сегодня Московская область вообще модель России. У нас есть сельские школы, которые мы все сохранили, есть городские школы (и частные, и государственные, и муниципальные), есть детские сады (и частные, и государственные, и муниципальные), есть система профобразования (и государственная, и федеральная), высшего образования (шесть вузов, четыре из них - педагогические), коррекционные школы (мы все их сохранили, ни одну из них не закрыли). Каждый четвертый рубль бюджета Московской области вкладывают в образование, потому что дети - наше будущее, если этим детям сегодня чего-то не хватит, то завтра они с нас спросят за то, что сегодня мы им чего-то недодали.
Сегодня Московская область, как и другие регионы, работает над процессами модернизации. Мы считаем, что все изменения, которые происходят, в первую очередь должны быть понятны родителям, учителям, тогда будет результат.
У всех муниципальных образований во всех регионах созданы общественные советы. У нас тоже есть свой общественный совет, мы составляем рейтинги Московской области по решению правительства Московской области и губернатора. Первые сто школ получают в денежном эквиваленте деньги, сами определяют, куда, на что они их будут тратить - на материальную базу, на педагогов, на развитие.
Мы говорим, что в системе образования на первое место должен быть поставлен ученик, но ученик не может быть один, без учителя. Сколько бы мы ни говорили о процессах информатизации, это все хорошо и замечательно, но я считаю, что никто не заменит учителя, его живого слова. Поэтому и Клуб молодых педагогов, «Педагогический дебют», конкурс «Учитель года», и конкурс «Воспитатель года» должны быть нацелены не на конкуренцию, не на конкурентоспособность, а в первую очередь на обмен опытом, на обмен педагогическими практиками. По инициативе губернатора у нас второй год проводят такие конкурсы, как «Лучший учитель-предметник», «Лучший учитель начальных классов», в которых победителей выбирают сами педагоги и родители. Каждый победитель получает премию губернатора 300 тысяч рублей, самостоятельно определяет, на что он будет их тратить. Меняется только количество людей, участвующих в этом конкурсе, проекты, которые представляют сами учителя. Как и все, мы участвуем в олимпиадах, понимаем, что должно быть развито олимпиадное движение, потому что подготовка к олимпиаде и победа в ней не обычный урок в общеобразовательной школе, но без обычного урока в общеобразовательной школе не будет потом победы в олимпиаде.
Мы очень долго и упрямо убеждали работодателей, что они должны сегодня прийти в систему образования. Прежде чем ругать систему профобразования, в нее нужно вложить, прежде чем говорить, что мы готовим не те кадры и не так, нужно помочь создать в системе профобразования материально-техническую базу. Мы считаем, что первые шаги в этом направлении сделали, заключили соглашение на уровне правительства Московской области, то есть с первыми лицами корпораций-работодателей (аэропорт Домодедово, аэропорт Шереметьево, Авиастроительная корпорация, Объединенная московская электросетевая компания) и губернатором Московской области. Что дали нам эти работодатели? Улучшение материально-технической базы, стипендию, дуальное образование на уровне субъекта. Мы рады тому, что у нас сегодня те, кто заключил эти соглашения, почти 50% времени проводят на производстве, выплачивают стипендию от 12000 до 14000 рублей. Система государственно-частного партнерства позволяет по программе «Приток» знать, где ребята будут проходить практику, где будут работать, какой у них дальше будет рост. Предприятия, заинтересованные в них, будут оплачивать (если это необходимо) получение ими высшего образования. Мы убеждали в этом свою Торгово-промышленную палату и пришли к общему соглашению, убеждали наш Союз промышленников и предпринимателей. Наверное, самым показательным примером стала наша совместная работа с аэропортом Домодедово, когда представители пришли в школу в 5-6-й классы, причем сначала пришли к родителям и рассказали им о своей программе «Приток». Сегодня мы имеем места в нашем колледже «Московия» и аэропорту Домодедово для детей с особыми возможностями здоровья, для них тоже готовят рабочие места. Мы считаем, что это самое важное и главное в системе реорганизации профобразования.
Говоря об открытости образования, нельзя не коснуться дошкольного образования. Мы работали и по программе государственно-частного партнерства. У нас 99 частных дошкольных образовательных организаций, которые получают и субсидию, и субвенцию, тратят деньги на аренду тоже за счет бюджета Московской области. Мы будем стараться, как и все субъекты, ликвидировать очередь в Московской области. Мы понимаем, что и в 2016 году мы все равно продолжим строительство детских садов, потому что, ликвидируя очередь детей от 3 до 7 лет, понимаем, что у нас стоит следующая задача - ликвидация очереди детей до 3 лет.
В связи с этим у нас возникает проблема обеспечения медицинским персоналом детских садов и школ. Мы все сейчас выполняем Закон «О здравоохранении», в котором прописано, что медицинские работники находятся в штате здравоохранения, но у нас есть мнение, что все-таки хороша была та советская система, когда медицинские работники были в школе не определенное количество времени, а все время. Когда сегодня идет спор о том, что учителя нужно переучить, тогда он сможет оказывать первую необходимую помощь, надо вспомнить, что у учителя в классе 25 или даже 40 детей. Пока он будет оказывать помощь одному ребенку, кто-то должен заниматься с оставшимися детьми. Педагог шел работать в школу, получая педагогическое образование, наверное, для того чтобы в первую очередь учить детей. Это очень серьезная проблема. Если Общественная палата будет ее поднимать и широко освещать, мы готовы принимать активное участие в этом, потому что это то, что сегодня действительно очень важно и для родителей, и для детей. Та система реформирования здравоохранения, которая идет сегодня, не всегда положительно сказывается на работе всей системы образования. Это две огромные смежные системы, которые должны, наверное, в каком-то пилотном режиме поработать, чтобы найти правильный выход в пользу ребенка.
Один из принципов открытости сегодня - это, конечно, работа сайтов образовательных учреждений и «Школьного портала», над которым работает Московская область. Это и онлайн-опросы, и система дополнительного образования - всю информацию, которую можно взять в одном месте обо всей системе Московской области, мы сегодня выводим на «Школьный портал». Мы видим трудности, которые есть не просто со «Школьным порталом», а, наверное, с работой на порталах всех государственных услуг, потому что помимо системы образования в эту открытую информационную систему выходят и родители. Прежде чем войти в эту систему, каждый родитель должен иметь логин и пароль. Я знаю, что многие родители испытывают большие трудности для того, чтобы заходить в «Электронный дневник», в «Электронный журнал». Часть родителей Московской области работают в Москве, возвращаясь домой в 7 или 8 часов вечера, они должны войти в этот «Электронный журнал», «Электронный дневник», посмотреть, то ли домашнее задание выполнил их ребенок, как он вошел в эту систему и что он сделал. Здесь очень много вопросов, над которыми всем еще нужно работать. Для того чтобы это положительно сказалось на системе образования, мы должны слышать не только учителя, стараясь облегчить его труд, но и родителя, знать, как он работает с нашей системой, насколько ему эта система понятна, насколько она хороша для ребенка.
Английский мыслитель Честертон однажды заметил, что воспитание детей всецело зависит от отношения к ним взрослых, а не от отношения взрослых к проблемам воспитания. Перефразировав эту мысль, можно сказать так: мнение людей о системе образования зависит от нашего отношения к ученикам и родителям, а не от нашего отношения к вопросам открытости нашей деятельности.