Наш разговор с Андреем Рудым мы начали с весьма непростого вопроса: а как теперь, после достигнутого успеха, складываются его отношения с руководством школы и городского управления образования?


- Андрей Владимирович, говорят, что в разгар кампании по сбору подписей директор школы даже заявила на вас в полицию...
- Директору посоветовали это сделать, чтобы обезопасить себя. Мы раздавали учителям листовки с предложением вступить в независимый профсоюз «Учитель», и она решила не ставить себя под удар. Но в жалобе не было обвинений, содержались лишь общие слова о незаконном распространении информации, об ударе по престижу школы. Потом она забрала свое заявление.
- То есть это был способ нажима на профсоюз?
- Да, и мне это было понятно, поскольку я человек привычный, а у моих коллег подобные действия администрации могли бы вызвать вполне определенную реакцию. К счастью, не вызвали. Но сейчас у нас никаких конфликтов нет; больше того, директор сама попросила нас о мирной встрече за «столом переговоров». И руководство города тоже настроено на конструктивный диалог.
- Значит, полная победа? Коллеги из других школ, кстати, очень признательны вам и вашим единомышленникам...
- За благодарности им спасибо, но если такие ситуации будут происходить в будущем, хотелось бы большей активности со стороны учителей. Если мы хотим систематически грамотно отстаивать свои права, побеждать, наши действия должны быть скоординированы. Пока же мы сталкиваемся с потребительским отношением. Хорошо, что в моей школе меня поддержали учителя, причем имеющие стаж и авторитет.
- А как вы убеждали учителей? Какие доводы приводили? Ведь раскачать учителей на протест очень и очень непросто...
- Каких-то особых слов и не понадобилось. Все были на взводе: кто-то потерял 3 тысячи, кто-то - 10, неужели это кому-то понравится? Отказались подписывать наше обращение лишь человека два или три. Остальные подписали.
- И учителя вам поверили?
- Не только мне. Если бы я в одиночку этим занимался, результат был бы другим. Сами посудите: я молодой специалист, работаю всего четвертый год. Особых заслуг не имею. Но мне очень помогли Ольга Романовна Гуро-Фролова, которая, кстати, за свою помощь получила выговор, Оксана Васильевна Малюгина, Наталья Львовна Безделёва и другие, то есть работал целый коллектив. Ни школьное, ни городское руководство не пошло бы на диалог, если бы не увидело, что за нами стоят уважаемые люди.
И конечно же, я хочу сказать слова благодарности своим коллегам из Москвы и других регионов, которые меня поддержали правильными советами. Они делились опытом, учили. Профсоюзная работа особая, здесь нужно просчитывать каждый шаг.
- А вас не отговаривали? Никто не предлагал отступиться от требований?
- Уговаривали в городском официальном профсоюзе. Жестких мер не предпринимали, но некоторых учителей, уже готовых подписать петицию, им все-таки удалось переубедить.
- А какие взаимоотношения с официальным профсоюзом сейчас?
- Никаких. Все тихо, как будто ничего не было. У руководства вообще очень интересно менялась позиция. 2 сентября нам сказали, что ничего не знают, что выплат не будет. А в последние дни сентября, когда стало ясно, что мы собираем подписи под петицией, буквально в тот же день началось движение: нам раздали листочки, чтобы мы их заполнили, баллы начислялись впопыхах, никто не проверял то, что учителя написали, не требовал подтверждения. Даже комиссию собрали на скорую руку.
- Какие теперь у вас задачи? Будете продолжать дальше отстаивать права коллег, если потребуется?
- Первая наша задача - нарастить «мышечную массу». Изначально в нашем, альтернативном профсоюзе было полтора десятка человек, сейчас больше. Но мы понимаем, что и наши оппоненты учатся на своих ошибках. Поэтому нам надо развиваться, расширяться, тогда мы сможем поднимать и более серьезные проблемы: финансовые перспективы не очень радужные, с нового года вновь обещают сокращение бюджета, возможно, баллы опять отменят, и тогда придется - и мы готовы - продолжать борьбу.
Но нас интересуют не только деньги. Профсоюз «Учитель» активно выступает за отмену двойной документации. Я имею в виду одновременное ведение бумажного журнала учета оценок и электронного. Мы считаем, что нужно остановиться на одной форме. Никто не пострадает, если мы наконец откажемся от бумажной - базу ресурса «Дневник.ру» можно периодически распечатывать, чтобы видеть промежуточные оценки. Двойная документация - это рычаг давления на педагогов, метод устрашения.
- Андрей Владимирович, а если не секрет, сколько вы получаете?
- Моя педагогическая нагрузка 24 часа в неделю. Пока выходит 19 тысяч с копейками. Этого мало, конечно, но немного помогает репетиторство. Детей у меня пока еще нет, жена - студентка.
- А она не отговаривает вас от общественной деятельности? Ведь наверняка переживает...
- Не отговаривает. Я отдаю себе отчет в том, чем может обернуться моя деятельность, но покоряться молча еще более неразумно. Я считаю, что положение, в котором сейчас пребывают учителя, конечно, во многом дело рук чиновников, но в то же время нельзя отрицать, что это и следствие поведения самих учителей, их страха.
- А можно ли представить себе в нашей стране забастовку учителей?
- На самом деле, чтобы это произошло, ситуация должна быть критической. Сначала скорее всего могут пройти локальные забастовки. Чтобы прошла единая скоординированная акция, должна быть сильная организация, которая бы объединила учителей.
Несколько лет назад мой знакомый приехал из Бразилии и рассказал, что там забастовка учителей длилась несколько месяцев, причем только вдумайтесь, это был конец весны и начало лета! Получается, у бразильских школьников «вылетели» все экзамены. Но учителя добились своего. Представить такое в России невозможно, но тем не менее очень хочется, чтобы и наши учителя начали отстаивать свои права.

Мнение

Галина БОГОМОЛОВА, председатель профсоюзной организации работников народного образования и науки города Дзержинска Нижегородской области, к которой мы обратились по телефону, ответила следующее:

- Я бы не хотела давать комментарии по телефону, потому что разговор для меня очень серьезный. В Дзержинске не было никакого сбора подписей в школах. Не было проблем со стимулирующими выплатами. Были задержки - да. Но ситуацию профсоюзная организация держала под контролем, мы еженедельно проводили совещания с представителями администрации по поводу выплат. И их выплатили. Учитель Рудой говорит о создании какой-то своей организации, защищающей интересы педагогов. Но я ничего о ней не знаю. Боюсь, что в Интернете неправильная информация, непроверенная.

От редакции

Высказывания сегодняшних гостей данной рубрики только подтверждают правило - «у каждого своя правда». Казалось бы, с момента разрешения проблемной ситуации прошло не так много времени, а уже так трудно установить, что произошло на самом деле. Что и говорить о поиске героя, который спас положение... И тем не менее, как показывает общение нашего корреспондента с простыми дзержинскими учителями, все они как один считают победу в борьбе за стимулирующие заслугой своего молодого коллеги Андрея Владимировича.
Мы же, со своей стороны, хотели бы сказать следующее: учителям действительно нужно перестать бояться отстаивать свои права. Если они уверены в том, что какие-то решения принимаются вопреки закону и здравому смыслу, нужно заявить об этом. И сделать это надо уверенно, грамотно и достойно.

Нижегородская область