Письмо от Анны Казеновой, казалось, ничем не выделялось из общего потока. «Моей бабушке Валентине Акимовне 15 декабря исполнилось сто лет. Всю жизнь она посвятила профессии учителя русского языка и литературы. В возрасте 17 лет после окончания краткосрочных педагогических курсов молодая учительница стала работать в начальной школе поселка Маклаково Красноярского края. Одновременно заочно училась в педагогическом институте. Была активной комсомолкой...»
Я уже приготовилась читать успешную биографию о дальнейшем восхождении на педагогический олимп одаренной учительницы, как вдруг споткнулась о фразу: «3 июля 1937 года Коробейникова В.А. была арестована по ложному обвинению в подпольной антисоветской деятельности». О том, что пришлось пережить красноярской учительнице, я узнала от ее сына Александра Александровича Казенова, занимавшего в свое время высокие посты в сфере образования. Фамилия проректора МИСИ, заместителя председателя Рособразования  была достаточно известна. Александр Александрович пришел в редакцию с ценными семейными реликвиями,  документами, фотографиями. Тепло и проникновенно он рассказал о матери.
Родилась Валентина Акимовна в семье потомственных сибирских казаков Коробейниковых в селе Бельское Красноярского края. Отец был волостным писарем, обладал многими талантами, хорошо пел, был регентом церковного хора. В годы Гражданской войны его арестовали белые за помощь красным и заточили в красноярскую тюрьму. Здесь он принял мученическую смерть (об этом есть материал в музее города Енисейска). Но это обстоятельство не спасло через десятилетия его дочь от обвинения в антисоветской деятельности.
Следователь, ведший дело Валентины Коробейниковой, пытался доказать, что учительница была связной у политических ссыльных (она готовилась поступать в институт и брала уроки немецкого языка в семье ссыльного). Следователь еще упирал на то, что кружок любителей чтения при городской библиотеке, которым руководил политический ссыльный, был подпольной антисоветской группой. Молодой учительнице ставилось в вину посещение этого кружка. И хотя конкретных доказательств  антисоветской деятельности  учительницы не было, по решению особого совещания Валентина Акимовна Коробейникова получила три года исправительно-трудовых лагерей как социально опасный элемент. Впереди был этап на Колыму. И три года растянулись на десять лет. Так просто с Колымы никого не отпускали. Когда срок наказания закончился, Валентине Акимовне добавили пять лет ссылки в Магаданскую область. В поселок Буксунда, что в 600 километрах от Магадана, добирались сначала на машине по колымской трассе, потом на оленях. В Буксунде  - продуктовой базе оленеводческого совхоза - Валентина работала сначала машинисткой в конторе, потом продавцом в магазине.
На Колыме нашла Валентина свою судьбу - вышла замуж за геолога изыскательской партии Александра Казенова. Казалось, наконец судьба смилостивилась над женщиной. В семье подрастали  двое сыновей. После войны супруги Казеновы  собирались поехать в отпуск на Большую землю. Но Валентине выезд не разрешили. Муж уехал один и больше к семье не вернулся, женился на другой...
Когда в 1947-м Валентине Казеновой разрешили выехать на материк, она с детьми выбрала Омск. Здесь ей удалось окончить вуз. Около сорока лет Валентина Акимовна Казенова проработала в народном образовании. Вырастила одна двоих сыновей, дала им высшее образование. До выхода на пенсию Валентина Акимовна преподавала русский язык и литературу в старших классах.
22 июля 1961 года прокуратурой Красноярского края уголовное дело в отношении Казеновой В.А. было прекращено из-за отсутствия состава преступления. Постановление Особого совещания при НКВД СССР от 3 июня 1937 года отменено, и Валентина Казенова (Коробейникова) реабилитирована полностью.
Вся жизнь Валентины Акимовны пример духовной крепости и красоты, настоящей интеллигентности и материнской самоотверженности. Ее не стало 12 ноября 2003 года, месяц с небольшим она не дожила до своего 88-летия.
В одном из интервью местной газете Валентина Акимовна, рассказывая о своей непростой судьбе, сделала признание: «Думаю, жизнь моя прожита не зря...»