Здравая идея -  медики должны знать все о работе педагогов, педагоги -  о работе медиков, ведь в одном городе живут и работают на благо москвичей. Наверное, поэтому министр здравоохранения Москвы Алексей Хрипун встречается с работниками столичной системы образования, а Исаак Калина - с работниками системы здравоохранения в Западном округе.
Как всегда бывает перед встречами, в Научно-практическом центре несколько часов работала выездная приемная департамента, в которой отвечали на вопросы и давали советы председатели межрайонных советов директоров, представители Московского городского экспертно-консультативного совета родительской общественности, городской дирекции, Городского методического центра.
В точно назначенное время в большом зале собрались те, кто хотел встречи с министром образования Москвы Исааком Калиной, а вел встречу доктор медицинских наук Андрей Притыко, который вот уже двадцать лет возглавляет этот научно-практический центр.
Разговор с медиками Исаак Калина начал с рассказа о том, что такое Открытый департамент образования: «Если зайти на сайт ДОгМ, то в принципе понятно, что это объединение очень многих открытых ресурсов для того, чтобы человек мог узнать о системе образования столицы то, что его интересует. Ведь каждого интересует разное: учителя -  одно, родителя -  другое, ученика - третье. Сегодня таких ресурсов очень много, но есть один «Ответы на вопросы», и, если бы люди пользовались таким ресурсом, то процентов 80 вопросов просто отпали. Обычно многие вопросы идентичные, на них есть ответы, причем на сайте Департамента образования они отсортированы по различным направлениям и всегда можно найти тот ответ, что нужен. Этот ресурс мы сделали недавно, люди привыкнут им пользоваться, и всем станет легче».
Исаак Иосифович упомянул, что на сайте департамента можно найти много разной информации: и о работе педагогов столицы, и о результатах деятельности московских школ, и об успехах столичных школьников на всероссийских предметных олимпиадах, и вообще обо всех важных событиях, происходящих в городе.
Одна из интересных тем встречи касалась новшества в работе межрайонных советов директоров школ. «С этого года, - рассказал Калина, - мы пробуем показать жителям районов возможности и результаты работы московских школ. Каждую неделю в двух разных концах города два межрайонных совета директоров школ -  а у нас 37 таких советов - проводят фестиваль «Наши общие возможности -  наши общие результаты». На эти фестивали (а я бывал на некоторых и знаю) приходят тысячи людей, потом советы делают ролики, которые можно посмотреть и проголосовать за лучшие. Тысячи людей интересуются, смотрят эти ролики и действительно голосуют».
Тут Исаак Калина решил рассказать, чем отличается работа педагогов и медиков: «Я искренне считаю, что медики не должны пускать общество, чтобы оно смотрело, как они лечат. А вот школа, с точностью до наоборот, должна быть абсолютно прозрачной, абсолютно понятной родителям, обществу, жителям. Поэтому в этом плане у системы образования должны быть особые условия, мы стараемся сделать нашу школу абсолютно открытой, в этом наша работа».
Следующий рассказ министра был о том, чего в медицине пока нет. Дело в том, что практически все совещания в Департаменте образования проходят в режиме прямой трансляции, а записи хранятся в архиве. «Два совещания по финансово-хозяйственным вопросам идут по корпоративной сети, - уточнил Исаак Иосифович, - их трансляцию смотрят исключительно директора школ, а все остальное свободно транслируют в Интернете. Эти записи смотрят не только в Москве, не только в России, но и по всему миру, уже есть 70 стран, в которых люди что-то смотрели на сайте департамента. По крайней мере когда мы с Киевом были в добрых отношениях, коллега - руководитель украинской системы образования мне часто звонил и говорил: «Вот ты на селекторе сказал...», и тогда я понимал, что они тоже смотрят наши трансляции. У нас до пятнадцати разделов, в которых идет трансляция, огромное количество просмотров».
Отдельно Исаак Калина сказал о ключевых трансляциях - селектора, который традиционно проходит по четвергам, родительского городского собрания, которое идет онлайн раз в две недели и которое после голосования москвичей на сайте «Активный гражданин» стали начинать не в семь часов вечера, а в восемь, чтобы родители успевали возвращаться с работы и смотреть трансляцию.
Есть в работе Открытого департамента еще одна новинка: в сентябре был запущен Московский образовательный интернет-телеканал. «У нас есть теперь своя съемочная группа, свои дикторы и тележурналисты, - объяснил министр. -  Каждую пятницу идут трансляции в прямом эфире, причем передачи готовят не только взрослые -  журналисты, директора, педагоги, но и детские съемочные группы, представляющие школьные кружки и объединения журналистики, работающие в рамках системы дополнительного образования. Точно так же, как другие трансляции департамента, тот, кто не смог посмотреть телепередачи, может найти их в архиве телеканала».

Вторая часть встречи проходила в режиме «вопрос-ответ».
- Почему группы продленного дня в Москве стали платными?
- Отвечаю: они стали платными не в Москве, а в Законе «Об образовании в РФ», который был принят в декабре 2012 года. В законе эта услуга выведена из перечня бюджетных услуг, школа может содержать ГПД и бесплатно, но это значит, что она зарплату, которую могла бы платить учителю физики, математики, химии, воспитателю, будет брать из своего Фонда оплаты труда, так как в содержании ГПД основная часть расходов именно зарплата. Каждая школа - учителя, родители - имеет право принять на этот счет свое решение, понять, что школе нужнее. Если ей нужна зарплата в сто тысяч рублей для хорошего учителя математики, то она наймет его за сто тысяч рублей, а пребывание ребенка в группе продленного дня родителям предложит оплачивать самим. Если школа скажет наоборот, что ей важней, чтобы ее ученики после обеда были заняты, присмотрены, то она возьмет учителя математики на зарплату в 50 тысяч рублей, воспитателя ГПД за 50 тысяч рублей, и все будут счастливо жить в этом согласии интересов. Департамент не решает, будет ГПД платной или нет. Могу сказать, что пять лет назад я решал все, директора школ шли ко мне со всем. Сегодня работают формулы, правила и школа сама принимает решения. Я не только не хочу, но и не имею права принимать решение за школу. Единственно, о чем мы в соответствии с законом договорились: сохранили за собой право отсекать верхнюю границу оплаты за ГПД. Мы не утверждаем ни одной школе размер родительской платы за ГПД выше 4000 рублей. Тот, кто пытается установить такую плату, должен доказать, что делает в ГПД нечто великое, обычно в этом случае школа соглашается и на 4000 рублей. А так все эти решения принимают внутри школы, в управляющих советах вместе с администрацией. Понятно, что все родители -  люди занятые, но медикам хорошо известно: допускать больных управлять больницами ни в коем случае нельзя, а в некоторых случаях просто противопоказано. А вот допускать родителей к управлению для школы очень полезно. Родители должны входить в управляющие советы, влиять на решения, принимаемые школами. Тогда они сами сядут с администрацией, оценят тот бюджет, что сегодня пришел в школу по формуле, подумают: на что направим эти бюджетные деньги -  на бесплатную ГПД, на бесплатные кружки, на высокие зарплаты учителям физики, математики, биологии, химии или на что-то еще. Я не имею права распределять деньги внутри школы, все решает школа, а я, конечно, потом все проверяю.
- Производят ли в школах перерасчет, если заболевший ребенок не присутствовал на занятии платного кружка?
- Надо каждый раз смотреть на условия предоставления этой платной услуги. Если семья подписала договор, в котором сказано, что она оплачивает занятия в кружке независимо от того, посетил его ребенок или нет, то тогда нужно платить, если в договоре сказано, что семья платит только за те занятия, которые ребенок посетил, то тогда школа должна производить перерасчет. Если бы я был директором школы, то подписывал с семьями договор об оплате всех занятий в любых случаях, ведь все равно работают педагоги, помещения освещают, отапливают, а все это стоит денег. А если бы я был родителем, то, конечно, постарался бы подписать такой договор, чтобы платить только за посещение ребенком занятий. Что касается кружков, то не надо родителям спешить и ходить в платные кружки, 80 процентов занятий в кружках школ и учреждений дополнительного образования Москвы бесплатные, но почему-то родители считают, что если поведут ребенка в платные кружки, то все будет намного лучше. Это как в медицине, на этот счет даже есть такое изречение: «Если лечиться даром, то это даром лечиться!» Такая у людей психология.
- Возможно ли укомплектовать детские сады специалистами-логопедами?
- Отвечу так: не считаем нужным что-либо комплектовать в привязке к зданиям. Есть школа, в школе должно быть достаточное количество специалистов, чтобы обеспечить нуждающимся детям эту услугу. А где ее окажут -  в этом здании или в другом - уже не важно. Скажу по секрету: я  не сторонник сохранения прежней схемы медицинского обслуживания детских садов и школ, которая у нас была, когда в каждом маленьком здании сидел какой-нибудь медик, который все равно ничего сделать не мог, но при этом почему-то все были спокойны. Сегодня, когда у любого из директоров школ есть комплекс, состоящий из 10-12 зданий, гораздо разумнее было бы в одном из этих зданий оборудовать хорошее помещение и открыть там детскую мини-поликлинику, которая в самом деле имела бы классных специалистов, могла бы обслуживать детей, сняв большую нагрузку с детских поликлиник, которые рядом обслуживают районы. Но пока разговор такой: заходишь в здание - и нет человека в белом халате, заходишь в здание - и нет кабинета логопеда. Я считаю так: школа в целом должна быть с нашей стороны укомплектована педагогами, с медицинской стороны -  логопедами, но это совершенно не означает, что мы должны сохранять старую схему оказания медицинской помощи, когда в школе сидит человек в белом халате без понятного объема работы.

- Возможно ли ввести льготы для медиков при устройстве ребенка в детский сад?
- Льгот по очереди нет, но по обращениям Департамента здравоохранения мы имеем право принять отдельное решение. Проще говоря: если человек очень нужен, Департамент здравоохранения направляет ходатайство, а мы принимаем решение. Это касается не только здравоохранения, но и культуры, Метростроя, правоохранительных органов. Мы всегда ищем варианты и идем навстречу. Все рожденные в 2013 году дети московских семей получили места в детских садах. Общее количество детей в детских садах за пять лет увеличилось почти в полтора раза. В 2010 году детей моложе трех лет в детских садах было 35 тысяч, сейчас -  72 тысячи. Безоговорочно мы принимаем детей из многодетных семей от полутора до трех лет, детей-инвалидов и детей из семей, где есть инвалиды. У нас еще сохраняется очередь тех детей, чьи семьи в Москве зарегистрированы по месту пребывания, хотя мы решаем и эту задачу, если люди находятся в Москве и  работают здесь в интересах Москвы и страны (служба в прокуратуре, а армии, в МВД). Мы договорились с министром здравоохранения Алексеем Хрипуном так: уникальный специалист, нужный здравоохранению, не имеющий постоянной регистрации, а имеющий только временную регистрацию, по ходатайству Минздрава получит место в детском саду для своего ребенка, так же как ребенок жителей Москвы.
- Возьмет ли школа ребенка из дошкольного отделения в первый класс?
- Для нас важно, чтобы ребенок из дошкольного отделения переходил в первый класс той же школы. К сожалению, пока переходят только 47 процентов. Это говорит или о том, что дошкольное отделение не нравится, или о том, что началка в этой школе не очень сильная, поэтому родители и отдают ребенка в другую школу. Но есть и еще несколько объективных причин, например, когда-то родители хотели в принципе отдать ребенка в детский сад и отдали, куда удалось, а на самом деле семья живет ближе к другой школе. Но все же я считаю, что рост процента детей, перешедших из дошкольного отделения в начальную школу того же комплекса, - обязанность школ Москвы, так как для роста этого процента нужно, чтобы дошкольное отделение работало так, как нравится родителям, чтобы начальная школа работала так, чтобы вызвать интерес у родителей. Может быть, это не прямой показатель работы школы, но очень важный.
- Сегодня ученики начальной школы носят портфели весом семь килограммов, а медики говорят, что ребенок может поднимать груз, составляющий 10 процентов от его веса. Как сделать так, чтобы ребенок с утра не таскал такой тяжелый портфель?
- Я как учитель математики не знаю, что ребенок должен приносить в школу, лично мне в школе ничего принесенного не надо, кроме тетради и ручки. Я раздам детям карточки, напишу задание на доске, а сегодня доски электронные, можно подключить что угодно. Мне нужно, чтобы у ребенка дома был задачник, учебник. Думаю, мы поработаем над тем, чтобы в электронном дневнике каждый учитель начальной школы ежедневно писал, что завтра ребенку нужно приносить, перечислял, что именно. Если это в электронном дневнике есть, отец скажет ребенку: это брать не нужно, оставь это дома. Учительнице начальных классов много писать в дневнике будет тяжело, глядишь, она и остановится. Я призываю Западный округ первым начать эту работу, а потом рассказать другим округам, чего удалось достичь.
- Просьба к педагогам: не проводить в один день две-три контрольные работы. Накануне ребенок сидит до трех часов ночи и готовится, потом три часа подряд волнуется, после этого может быть и обморок.
- Это абсолютно правильное обращение, есть соответствующее требование; если школа проводит несколько контрольных в один день, значит, она эти требования не выполняет, а заместитель директора за этим не смотрит. Но самое главное -  пусть дети не волнуются. Кто серьезно занимался спортом, знает: есть два слова -  кураж и мандраж. Кураж на соревнованиях - это хорошо, а мандраж -  плохо. Человек не должен волноваться, он должен возбуждаться, если хочет показать высокий результат, это способствует победе. Если человек едет в троллейбусе с билетом и заходит контролер, то он немного волнуется, но потом сразу вспоминает, что взял билет и у него все нормально. Если человек едет с проездным, он вообще не волнуется, так как знает, что бояться контролера ему вообще никогда не надо. А вот если человек едет без билета, то он волнуется всегда. Поэтому предложение может быть одно -  иметь проездной, то есть все знать, быть абсолютно спокойным и радоваться возможности показать на контрольной свои результаты.
- Какую зарплату сегодня получает столичный учитель?
- Зарплата педагогов сегодня меньше, чем у медиков, имеющих двойной коэффициент. Но могу признаться, что как человек из абсолютно медицинской семьи, очень хорошо знаю и понимаю специфику работы медиков. Наша учительская работа очень важна, однако сравнить ее с работой медиков, с тем большим ее напряжением и ответственностью все-таки нельзя. Поэтому мы спокойно относимся к тому, что в Указе Президента РФ врачей поставили в другую позицию. Наша задача -  выйти на зарплату, среднюю по городу, мы ее выполняем, сегодня в среднем учителя Москвы получают около 70 тысяч рублей, правда, учитель может заработать и больше. Скажу, что не считаю эту зарплату великой, но тем не менее она выводит учителя с уровня бедности, обиды на уровень более или менее нормального состояния.
- Есть ли возможность делать скидки для медиков в оплате за пребывание их детей в детских садах?
- Официальные скидки есть только для детей-инвалидов, детей из многодетных семей, все остальные скидки устанавливает школа. Но надо иметь в виду: если человек получил скидку, значит, школа что-то недополучила и что-то недополучила воспитательница ребенка. Есть какая-то формула, говорящая о том, что всякая неэффективная деятельность, которую мы совершаем, рано или поздно к нам же и вернется. Поэтому нужно всегда понимать, что цепочка отношений в нашей жизни очень длинная. Когда я однажды увидел входящего ко мне в квартиру абсолютно пьяного слесаря, которого вызвал, чтобы он починил прорыв трубы, а он оказался моим учеником, то я понял правоту этой фразы. Если бы я ему просто так не ставил тройки, то, возможно, он не пришел бы ко мне пьяным. Длинная цепочка через 12 лет ко мне тогда вернулась, правда, он сразу протрезвел, когда меня увидел.
- Почему вы всегда так мало говорите о воспитании?
- Вообще я уверен, что о воспитании не говорить надо, а работать. Если учитель математики (он же классный руководитель) пришел на урок неготовым, проявил себя как безответственный и не очень трудолюбивый человек как математик, а ученики это увидели, но когда потом на классном часе этот учитель 45 минут будет рассказывать о воспитании трудолюбия и ответственности, это вряд ли будет хорошо для воспитания ребят. Поэтому, как говорил кто-то из великих, никогда не воспитывайте детей, воспитывайте себя. Я думаю, что некое изменение отношения к своей работе самого учительства, конечно, связано и с ростом заработной платы, и новым оборудованием в школах, и с повышенной требовательностью, которая сегодня возникла в системе столичного образования. Оно позитивно сказывается и на поведении наших учеников. По крайней мере важная для нас вещь - очень серьезное снижение количества правонарушений среди школьников Москвы. Эта позиция достигнута практически по всем районам, по всем округам города.