- Сергей Борисович, откуда такая любовь к водным путешествиям в нашем сухопутном городе?
- Родился и рос я в Саратове, где серьезно занимался плаванием. В 1964-м, когда с родителями переехали в Омск, разрушилась первая мечта: тогда первый бассейн только начали строить, в Иртыше можно было плавать только летом. Но на реке меня увидел тренер ДЮСШ №3 Виктор Дмитриевич Тюшев, предложил заниматься парусом. Правда, в спортшколе дали в руки черпак, чтобы откачивать воду из шлюпки, на следующий день вручили швабру... И что-то мне этот парусный спорт так не понравился! Бросил, записался на байдарку. Но несколько тренировок не состоялось, и Виктор Дмитриевич за руку завел меня в класс парусников. А там модели кораблей, компас судовой, настоящий! Ну и все, заболел. В Омске, кстати, старейшая и до сих пор сильнейшая в Сибири парусная школа. Первые гонки яхт прошли более века назад, в 1911 году. За всю историю в России и СССР было только 7 олимпийских чемпионов по парусу, и один из них - омич Саша Музыченко, победивший на Олимпиаде-80. Он живет в Латвии, но корни сохранил, в Омск приезжает.
- Институт вы окончили вполне «земной» - Омский транспортный...
- Еще не понимал, что парус - моя судьба. Отслужил в армии, занялся разработкой радиоаппаратуры в Омском НИИ средств связи. В 1979 году мне сделали предложение стать чекистом. Принял не раздумывая, Родине служить готов всегда. Как раз перед этим стал первым «доморощенным» в области мастером спорта СССР по парусному спорту. В Омске участвовал во всех гонках, в отпуске ездил в другие города. Но чем старше становился, тем больше возникала тяга к дальним путешествиям, заложенная в детстве. Первое мы совершили со спортшколой - в 1965 году прошли по Иртышу около 300 километров. Причем большую часть пути именно шли, таща судно на бичеве, как те бурлаки на Волге, моторов на наших яхтах не было. А в 1987-м, уже офицером, с товарищами сходил до Тобольска на «Веге» - это старейшая омская яхта, нам пришлось ее сначала реконструировать. Тогда наш старейший яхтсмен Том Михайлович Барабанов предложил: «Давай яхту построим и дойдем до Ленинграда!»
- Купить было не проще?
- Проще, только не на что. Строили 10 лет. Начали при социализме, закончили при капитализме. Собирались в выходные, по десятке скидывались на материалы. Когда перестройка началась, я понял, что так далеко не уйдем. Пришлось спасать весь парусный флот Омской области. Создали добровольное общество любителей паруса «Фарос», при нем кооператив, который отчислял средства не только на будущую яхту «Сибирь», но и на то, чтобы выкупать и ремонтировать парусные суда у закрывающихся заводских спортклубов. Из шести человек, с которыми начинали, остался я один, остальные приходили-уходили. Упертость, пожалуй, мой главный талант. Когда спустили «Сибирь» на воду, мне исполнилось 45 - первый срок, когда можно уйти в запас. Я бы, наверное, и сейчас служил, но не смогли боевого офицера отпустить на несколько месяцев со службы. А мечту бросать нельзя!
- Как первый выход в море?
- Пока по Финскому заливу шли, зарекались: «Чтоб мы еще когда...» Вернулись из Санкт-Петербурга героями, но вместо радости появилось чувство пустоты - цель достигнута, что дальше? Месяц мучились, потом собрались с боцманом Володей Шельменковым и старпомом Сергеем Кикотем, и я им новую идею - кругосветное путешествие. Тут главное - пройти Северный морской путь без зимовки, иначе где яхту оставлять, как ремонтировать, куда команде деваться? Я придумал из Обской губы не на запад двинуть, как обычно, а на восток. Тогда полярную дорогу, которая открывается всего недели на две, мы проскочим в первое лето и вывалимся через Берингов пролив в незамерзающие воды. Зато потом, когда тут все замерзнет, мы пойдем по югам - по Тихому океану через Панамский канал в Атлантический. И во второе лето, когда таять на Севере начнет, как раз домой вернемся. Решили заручиться поддержкой, написали на листке: «Попечительский совет: губернатор, мэр, митрополит, президент Российской федерации парусного спорта, вице-президент, он же представитель Президента России в Госдуме...» Идею поддержали все, а денег ни у кого, это же 1998 год, даже бюджет области был сформирован только на 10 процентов. Но распоряжение губернатор подписал, и я еще почти год ходил по инстанциям. Просил 2 миллиона рублей, а в августе 1998-го случился дефолт, и получили в итоге 400 тысяч. Но тоже для нас большие деньги! Яхту мы увеличили с 10 до 12,5 метра. Продумали каюты, гальюн с душем 60 на 80 сантиметров - самое то, не улетишь в качку. Желающих набралось восемь человек. Поделили кругосветку на всех в зависимости от вложения сил в строительство: четверо прошли весь путь, пятый менялся - в Сиэтле, Сан-Франциско, Майами.
- Говорят, мореплаватели - люди суеверные?
- 13-го обычно в море не выходят, но в путешествии это невозможно. К тому же для меня число счастливое - я 13-го родился. А вот сентябрь... В сентябре 2000 года мы ушли из бухты Провидения в Берингово море. По метеосводке все спокойно. Но когда пересекали пролив Шелехова, поймали шторм более 60 узлов. Сигнал SOS не подавали - спасали яхту: американцы бы нас забрали, а ее-то бы оставили посреди океана. День шли до укрытия за островом Кадьяк, 30 часов расчленяли обломки мачт, тросы, веревочки, а потом еще двое суток на моторе добирались до гавани Святого Павла. Тут я уже по всему миру разослал: «Помогите чем можете». Американцы мачты сварили хорошо, но по 60 долларов за час взяли. Благо помощь пришла и из Омской области, и из регионов, которые мы прошли, - Ханты-Мансийск, Салехард, Тикси. И наши эмигранты подсобили.
- И с тех пор не останавливаетесь?
- «Водных» дел и на суше хватает. В 2002-м, когда вернулись из кругосветки, губернатор учредил областной Центр парусного спорта, назначив меня директором. У нас занимаются и взрослые, и дети. Центр набирает ежегодно до 200 мальчишек и девчонок. Создаем в Омске музей парусного спорта. Собрали немало материалов, но они пока раскиданы по экспозициям. Сейчас занимаемся реконструкцией центра, выделим помещение, чтобы все вместе собрать. А в свободное время «Сибирь» бороздит реки, моря и океаны, прошла уже более 90000 морских миль под флагами России и Омской области. Из 13 морей, омывающих нашу страну, осталось пока два неохваченных - Охотское и Японское.
- В этом году ходили на Диксон?
- Идея поздравить со 100-летним юбилеем самый северный населенный пункт России родилась в прошлом году у нас с Николаем Литау, тоже кругосветчиком, капитаном яхты «Апостол Андрей». Он на Диксон пришел из Москвы, «Сибирь» и еще две наши яхты - «Жемчужина» и «Дружба» - из Омска. Присоединился «Персей» из Новосибирска. Так что целая эскадра собралась, и в честь праздника организовали самую северную в мире регату. Маршрут проходил по Иртышу и Оби, Обской губе и Карскому морю. Во время экспедиции проводили встречи в районах области, Тобольске, Ханты-Мансийске, Салехарде, Ямбурге. В день юбилея прошли парадом и тут же убежали - ожидался сильный шторм, хотели скорее укрыться в Обской губе. Но опять сентябрь подвел! У мыса Каменный зацепились за баржу, а в ночь буксир сорвало, и баржи навалились на нас. У «Сибири» буксирный конец на винт намотало, двигатель заклинило. Чуть на берег не выбросило, но смогли поставить паруса и уйти из опасной зоны.
- А зачем вам такие опасные приключения, Сергей Борисович?
- А как иначе? Жить и не мечтать? Для меня важны движение, развитие, обогащение духовного мира - своего и окружающих. Именно поэтому почти каждую неделю выступаю перед школьниками и студентами. Рассказываю, дарю свои книги, показываю фильмы про наши путешествия. Один из них, кстати, снял великий путешественник Юрий Сенкевич. Не одно поколение патриотов мы уже вырастили в яхт-клубе.
- За кругосветку вы удостоены медали ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени...
- В 2012-м меня пригласили обойти Арктику в качестве ледового лоцмана и штурмана на большом парусном судне «Скорпиус», как раз такое надеемся построить у нас в регионе. Проверяли работу системы ГЛОНАСС в высоких широтах, вели исследования по заданию Арктического и Антарктического НИИ, героически преодолевая экстремальные ситуации. За это на членов экипажа направили представления на орден Мужества. Правда, до меня еще не дошел. Впрочем, что орден? Главное - приносить пользу людям, Родине.

Омск