Ближе к Новому году начинались праздничные хлопоты. Натуральную елку мы не ставили, наряжали искусственную. Грустно было смотреть на то, как сиротливо, с еще не убранной мишурой валяются елки после праздника на помойке.
Игрушек у нас было много и разных. Еще из моего детства остался Дед Мороз в ватной шубе с бумажным мешком в руке. Когда сыну было около четырех лет, он вырвал этот мешок из рукавицы Деда Мороза. Разорвав мешок и убедившись, что там нет никаких гостинцев, он заплакал. Пришлось долго объяснять, что это игрушечный Дед Мороз, а гостинцы и подарки приносит настоящий. У нас была традиция: делать одну игрушку своими руками. Сначала это были небольшие бумажные бусы, которые склеивались из цветной бумаги. Потом сын стал рисовать плоские, а затем и объемные фигурки сказочных персонажей. Они помещались на самом видном месте. Еще наша елка украшалась мандаринами и завернутыми в фольгу грецкими орехами. Если в грецкий орех вставить кончик ножа и аккуратно его повернуть, то орех раскалывается на две половинки. Эти половинки мы склеивали, вкладывая внутрь различные пожелания. Когда приходили гости, то это был самый волнующий момент праздника. Всем разрешалось снять орех с елки, открыть его и узнать, что ожидает в новом году. Это было весело и забавно.
31 декабря, когда елка была уже наряжена и для праздничного стола все было готово, днем, примерно часов в пять, я предлагала сыну лечь поспать. Обычно он не любил дневной сон. В этот же день он безропотно соглашался. Перед тем как лечь спать, он спрашивал меня: «Мама, ты не забыла открыть дверь квартиры? Как же Дед Мороз войдет, если дверь будет заперта?» Наконец, угомонившись, сын засыпал. Именно в это время я раскладывала подарки под елкой. Письмо Деду Морозу мы писали вместе, и я всегда знала, что именно хотел бы получить сын в подарок. Да и с письмом все было просто. Моя подруга работала на почте. Она забирала письмо, адресованное Деду Морозу, и возвращала его мне. Так было всегда.
 В тот год, когда произошло это необычайное событие, в декабре я неудачно упала и сломала ногу. Сын уже подрос и учился в начальной школе, но он, как и прежде, каждый Новый год продолжал писать письма Деду Морозу. Теперь он уже писал эти письма без меня, но моя подруга все так же приносила их мне. Я всегда старалась выполнять его пожелания. В то время он увлекался всевозможными ботаническими и зоологическими опытами. У нас в доме по стенам висели «куколки» на ниточках, которые весной превращались в настоящих красивых бабочек. Они летали по комнате, а потом мы открывали балкон и они, помахав нам крыльями на прощание, улетали в свою новую жизнь. Еще у нас жила очень умная ворона. Сын подобрал ее с подбитой лапкой и долго лечил. Привязал к ее больной лапке палочку. Лапка срослась, но ворона стала немного прихрамывать. Она так привыкла к нам, что, когда мы открыли балкон, чтобы она могла улететь, ворона посмотрела на нас, спрыгнула с балконного ограждения и, прихрамывая, вернулась в комнату. Хлопот с нею не было, она аккуратно ходила в поддон с песком. Когда сын делал уроки, ворона тихо сидела у него на краю стола. Он переворачивал лист книги, а ворона кивала головой, как бы одобряя его действия. Еще она очень любила смотреть, как я готовлю. Важно усевшись на жердочку, которую для нее прибил сын, она, немного наклонив голову, внимательно наблюдала за моими действиями. Особенно ее почему-то возмущало то, как я рубила капусту для щей. Стоило мне начать рубить капусту, как она отчаянно начинала каркать. Что ее не устраивало, было мне непонятно.
 Мечтой моего подросшего сына в тот год был микроскоп. Мы как-то были с ним в магазине игрушек. Он увидел этот микроскоп, и его глаза загорелись. «Вот бы мне такой микроскоп подарил Дед Мороз», - сказал он. Я посмотрела на цену и отрицательно помотала головой. «Вряд ли у Деда Мороза есть такие деньги», - сказала я ему.
И вот со мной случилось несчастье. Я практически почти не могла ходить. Кое-как передвигалась по квартире со сломанной ногой на костылях. Ни о каких подарках не могло быть и речи. 31 декабря мы все-таки нарядили елку. Гостей не ждали, а потому я приготовила скромный ужин. Сын, как всегда, собрался спать. Он проверил, не заперта ли дверь квартиры, лег в кровать и почти сразу же заснул. Я, огорченная тем, что сказка сына о существовании Деда Мороза сегодня закончится, тоже прилегла и незаметно для себя уснула. Проснулась я от того, что сын тряс меня за плечо: «Мама, вставай! Дед Мороз приходил! Смотри, что он принес!» Я открыла глаза. За окном было темно и морозно. Сквозь тюлевую занавеску было видно, как мороз расписал окна сказочным фантастическим рисунком. Сын стоял у моей постели, и в руках у него был тот самый вожделенный микроскоп. «Ура! Ура! - голосил он, припрыгивая. - А ты говорила, что у Деда Мороза не хватит денег! Я знал, я знал, что он придет!» Глаза моего сына сияли. Карлуша, так звали нашу ворону, летала по комнате и хлопала крыльями, видимо, очумев от поведения своего хозяина. «Мама, посмотри, что еще он нам подарил». Я вышла в коридор и увидела на тумбочке большой красивый торт. Он был украшен разными карамельками, которые сверкали, как бусы на новогодней елке. В середине торта стоял кремовый Дед Мороз и улыбался в свои шоколадные усы. Я открыла дверь в надежде увидеть необыкновенного дарителя. Но там никого не было.
Мы стали с сыном накрывать праздничный стол. Неожиданно раздался звонок. Сын пошел открывать дверь. На пороге стояли мои ученики. Они принесли надувные шарики и украшенную игрушками настоящую еловую ветку. С запахом ели и улыбками ребят в дом пришел Новый год. Мы пили чай с прекрасным тортом. Они водили хоровод вместе с сыном. Играли в «жмурки», танцевали под пластинки. Получился веселый замечательный праздник. Когда гости ушли, мы вышли на балкон. Внизу было шумно. В небо взлетали разноцветные ракеты. Тихо падал снег. «А знаешь, мама, я уже засомневался в чуде. Ведь это ты подарки покупаешь и кладешь под елку. А в детском садике Дедом Морозом была всегда завхоз тетя Клава. Теперь же я окончательно поверил, Дед Мороз есть!»

​Татьяна БАДАНОВА, д. Хмельники, Родниковский район, Ивановская область