Вот и сейчас мне  неспокойно. На этой неделе попрощались с  Женей, учеником шестого класса.  Мальчик  обучался у нас с первого класса по специальной коррекционной программе. Сейчас его по настоянию родителей перевели в коррекционную школу-интернат. Учреждение  это находится в другом районе.
Вроде бы о чем учителям и мне, директору, печалиться?  Ничего  особенного не произошло. Родители вправе выбирать место получения знаний для своего  ребенка. Если бы не одно «но». Мальчик жил и воспитывался в приемной семье с шести лет. Еще до школы по рекомендации врачей был направлен на медико-педагогическую комиссию, где ему был определен коррекционный вид с согласия приемных родителей. Кроме того,  по общему заболеванию  ему поставлен диагноз, который дал ему еще статус инвалида.  Это потребовало определенного подхода к созданию условий обучения. И мы их создали. Жене в школе было комфортно.
Мальчик  вел себя хорошо, всегда был спокоен, не проявлял никаких признаков агрессии. Занимался по индивидуальной программе. Отношения с ребятами были дружескими. Женя добросовестно выполнял классные поручения, неплохо рисовал. Выступал с ребятами на праздниках. Никогда не чувствовал себя обделенным. Как все, так и он. Мальчик научился многим трудовым навыкам у Андрея Дмитриевича, приемного отца. Многое умеет делать своими руками. Хорошо получаются у него  поделки из дерева, кормушки, скворечники.
Два года назад приемная мама заявила о том, что хочет Женю усыновить. Мотивировала это тем, что свои  дети, а их в семье четверо,  уже выросли, определились. И будут они с супругом растить мальчика, отдавая ему всю свою любовь. Представители опеки посодействовали в этом вопросе. После решения суда приемные родители поменяли мальчику и фамилию, и отчество, получили повторное свидетельство о рождении.
Теперь родители  определили ребенка в  коррекционную школу-интернат. Считают, там сыну будет лучше.  Никакие доводы  не смогли  разубедить приемных родителей в этом решении. Ведь ясно, что  ребенок  лишается семьи,  возвращается в казенный дом. Как он будет себя чувствовать?  В отделе  опеки нам ответили, что ребенок теперь  имеет статус  усыновленного и родители  самостоятельно решают  его дальнейшую судьбу. А специалист  отдела образования, которая непосредственно работала с этой семьей, с горечью призналась, что не смогла убедить  родителей так не поступать.
Тревога за судьбу Жени не покидает меня ни на минуту...

​Марина СОРОКИНА, директор Андреевской основной школы, Адамовский район, Оренбургская область