- Жаргоны, просторечия и диалекты многие называют языковыми аутсайдерами. Но не кажется ли вам, что, например, слово «долбануть», возможно, даже более четко передает действие, чем приличный глагол «ударить»?
- Я бы не сказала, что это аутсайдеры. Это чрезвычайно интересный материал со своей особой грамматикой. Существуют словари жаргонов, серьезные исследовательские работы по ненормативной лексике. Эти жанры не обижены филологическим вниманием. Да, люди, употребляя сленговые выражения, хотят добиться экспрессивности, и это желание вполне можно понять. Но здесь всегда очень важен фактор уместности, контекст.
- Вас раздражают холивар - бесконечные прения непримиримых оппонентов - и речевая агрессия в блогах?
- Интернет-общение и общение в социальных сетях - это такая особая организация речи, которая сложилась совсем недавно. Сетевая коммуникация переживает все те проблемы роста, которые переживает любое молодое явление. К сожалению, мало кому удается общаться конструктивно. Холивар - один из самых непродуктивных способов вести дискуссию. Но я не теряю надежды, что мастерство дискуссии в Интернете будет совершенствоваться.
Что касается агрессии в социальных сетях, то здесь наблюдается резкая политизация и поляризация мнений. Часто неумение выстроить свою систему контраргументов приводит к тому, что говорящий и пишущий в Интернете переключается на носителя другой точки зрения, переходит на личности.
Искренность в пределах нормативной лексики достигается не всегда. Эту проблему я тоже отношу к процессу формирования умения общаться в соцсетях. Люди с помощью агрессии и нецензурной лексики в Сети пытаются найти «своих» и отсеять «чужих», и отношение к «чужим» бывает чрезвычайно непримиримым. Не случайно возник термин «троллинг», когда собеседника специально вызывают на откровенность. Провокативность добавляет сложности речевой агрессии, присутствующей в социальных сетях.
- Но в социальных сетях много и комплиментов в комментариях, не так ли? Иногда складывается впечатление, что именно благодаря блогам этот жанр еще себя не изжил.
- В социальных сетях существуют разные формы похвалы. Есть лайки. Фейсбук предоставляет возможность кликнуть, выразив таким образом свое одобрение. В этом тоже есть некий поиск людей, близких пользователю по интересам, взглядам и оценкам. Лайк - одобрение, но не всегда комплимент. Комплимент - это не просто похвала, а адресная похвала. Нельзя сказать комплимент спектаклю. Это будет похвала спектакля, его высокая оценка.
- В каких ситуациях мы используем не те слова, которые первыми приходят на ум? Почему мы смягчаем выражения, используем эвфемизмы?
- Человек использует не те слова, которые сразу приходят на ум, когда он говорит неправду, лжет. Мы подыскиваем новые выражения, если ситуация общения не позволяет что-то описать в привычных терминах. Мы стараемся  говорить нейтрально, находясь в общественном месте или общаясь с незнакомыми людьми.
В некоторых случаях предмет речи нам кажется грубым. Иногда мы подыскиваем другие выражения, чтобы достичь благозвучности. Достаточно вспомнить разговор «дамы приятной и дамы приятной во всех отношениях» («Мертвые души»), чтобы увидеть, как они стараются избегать описания некоторых физиологических подробностей: «она обошлась посредством платка» вместо «высморкалась». Речь идет о традиции французской высокой беседы.
Наконец, говорящий может испытывать некоторую ложную стыдливость. Отдельные слова ему кажутся грубыми, хотя необязательно таковыми являются. Некоторые избегают употреблять глагол «есть», предпочитая глагол «кушать». То есть говорящий старается выглядеть в своей речи благородным и изысканным, но не вполне понимает, как этого достичь.
- Выходит, что язык заставляет нас постоянно делать выбор: обжору можно назвать любителем покушать, жадного - бережливым, а старого - бывалым. От чего зависит этот выбор?
- Полагаю, что не язык заставляет нас делать выбор, а наше восприятие действительности постоянно заставляет нас думать, как мы говорим. Кстати, в данных примерах я не совсем согласна с заменами. Да, жадный - бережливый, но меняется оценка: жадный имеет скорее отрицательную оценку, бережливый - положительную. Сохраняя оценочный вектор, я бы предложила жадного человека называть чрезмерно экономным или неоправданно экономным.
Старый и бывалый - тоже разные понятия: старый - возраст, бывалый - опыт. Для старого человека есть другая замечательная замена - «пожилой» или «человек зрелого возраста». А вот с обжорой я, пожалуй, соглашусь... Но выбор так или иначе зависит от отношения между говорящим и его адресатом.
- Как провести грань между языковым камуфляжем и откровенным враньем, языковой манипуляцией и лингвистической ложью?
- Здесь есть сложные промежуточные случаи. Ложь - высказывание, которое не соответствует действительности. Казалось бы, все просто. Но когда человек, зная подлинное положение вещей, не сообщает о нем, фактически он не говорит правды.
Выражения могут деформировать представление адресата о предмете. Если падение стоимости национальной валюты называть снижением, а не падением, то это скорее речевой камуфляж. Что касается речевой манипуляции, то здесь объединяются психология и лингвистика: говорящий использует своего адресата для достижения некоторых собственных целей, о которых он ему не сообщает. В качестве примера можно обратиться к русской классике и вспомнить поведение Чичикова, который, добиваясь продажи мертвых душ, говорил помещикам именно то, что они сами хотели услышать. Здесь прослеживаются и ложь, и манипуляция.