На самом же деле общественный совет задумывался не только и не столько как помощник администрации школы, сколько как орган, контролирующий ее работу.

Почему же он редко выполняет эту свою главную задачу? Да потому, что папы и мамы - члены таких советов - зачастую не знают не только своих обязанностей, но и полномочий. Например, далеко не всем из них известно, что они имеют право принимать участие в аттестации школы. Директора обязаны ежегодно представлять совету финансовый отчет.

В самом скором времени общественные советы станут обязательными во всех школах страны. Кроме малокомплектных школ, деятельность которых более или менее прозрачна для жителей села. Другое дело - городские, многочисленные школы-«муравейники», в которых охранники порой не пропускают родителей дальше школьного порога, а родители плохо знают в глаза учителей своего ребенка и его одноклассников.

Собственно, в ведении совета будет находиться то, что называется сегодня укладом школы. Предлагается дать ему полномочия: вносить изменения и дополнения в устав школы, решения о принятии предметов школьного компонента, принятие или непринятие планов развития школы, утверждение режима его работы. А это и пятидневная или шестидневная учебная неделя, и вопрос, когда начинать первый урок: в восемь утра, в половине девятого или в девять, и отмена или введение единой формы для учеников, и даже, возможно, формы учителей. И утверждение годового учебного графика. И исключение ученика из школы. И вопросы наказания, взыскания или поощрения школьных работников. За деятельностью школы останется право сдавать в аренду закрепленные за ней объекты собственности.

Совету можно будет ходатайствовать перед учредителем и о досрочном отзыве директора, если он сильно проштрафился. Проблема та же. Внося деньги на счет учреждения образования, многие благотворители не обладают реальными правами контроля за расходованием этих финансовых средств. Однако как сделать подотчетность школы попечительскому совету юридически правомочной? Ведь попечительский совет - пока что всего лишь нечто вроде шефа, не более того.

Проблема взаимоотношений семьи и школы - сегодня одна из самых трудных в образовании. Ее вполне можно поставить на второе место после проблемы заработков учителей и обеспечения школ хорошей материально-технической базой.

Но в рамках общественного совета родителям есть где развернуться. Ведь многие из них сегодня не имеют четкого представления о том, а что, собственно, происходит с их чадом в стенах школы в течение восьми - двенадцати часов. А если они этого не знают, то не ведают и того, как повлиять на одноклассников ребенка, дабы те его не обижали; как сделать, чтобы старшие ученики не курили на переменах. Не могут родители ответить и на вопрос: почему в школьных буфетах или «шаром покати», или одни «сникерсы», да еще с наценкой? Кто им, если не представители общественного совета, объяснит, зачем в школьном киоске торгуют ядовитыми жвачками, а не пластилином и учебниками? Или почему горячий обед - совсем не дешевый, а есть нечего?

Попробуй, родитель, обратись к директору школы с одним из этих вопросов! Секретарь тут же вас остановит и спросит: «А вы на прием записались?» Вы пойдете к завучу, но он сошлется на директора, и круг замкнется. К педагогам-предметникам же вообще с этими вопросами обращаться бесполезно. Они ответят вам, что это не их дело, и, наверное, будут правы.

Неудивительно поэтому, что министр образования Владимир Филиппов так озабочен проблемой создания общественных советов при всех школах страны.

Желание министра - создать совет, которого бы боялся директор школы. Но родители, учителя и старшие ученики школы - члены общественного совета вряд ли пойдут против директора, они от него зависят. Не должно получиться и так, чтобы директор школы проводил в общественные советы только одних «своих» людей.

Да и родители сегодня пассивны. Как разбудить их волю и интерес к школе, к обоим советам? Может быть, директора вообще вывести из их состава? Или же директора обуздает школьная конференция, если сделать ее высшей общественной властью школы?