Вопрос об экспертных сообществах в образовании, как айсберг, все выше и выше поднимается над образовательным пространством и требует осмысления не только в опытном, но и в теоретическом аспекте, чтобы направить практику не по пути проб и ошибок, а в русло осознанного использования этих сообществ в качестве средства развития образования в интересах общества и государства.
Деятельность экспертных сообществ явление неновое. Органы управления образованием с незапамятных времен создают такие сообщества для проведения аттестационных процедур, получения информации об актуальности тех или иных проектов. Но как бы хорошо ни была организована в регионе такая деятельность, по сути, она эклектична и не имеет долгосрочных и плановых целевых ориентиров развития. Такие ориентиры появляются тогда, когда экспертные сообщества создают для целенаправленного развития образовательных организаций, регионального образовательного пространства в целом. Таким образом, в современных условиях возникает новая функция региональной власти - создавать экспертные сообщества не только в своих, контролирующих, интересах, а прежде всего в интересах образовательных организаций, в интересах их развития. Авангардным примером в этом смысле стали Департамент образования Москвы и экспериментальная площадка профессора Витольда Ясвина, результаты деятельности которой демонстрируют высокий уровень взаимодействия государства и общества, дают на практике апробированные модели эффективной экспертной деятельности.
Если цель деятельности региональных министерств - управление системой образования, то главный акцент в деятельности профессионально-педагогических сообществ - управление в регионе инновационными процессами, а главный результат - социальный дизайн, в частности, образовательных учреждений, поскольку в инновационные процессы, модернизацию образования включены сегодня не только педагоги и администрация учреждения, а все участники образовательного процесса  организации (администрация, педагоги, школьники, родители), окружающий ее социум, общественность, органы управления образованием. Такая не линейная, а пространственная картинка позволяет понять, что в результате модернизации, инновационной деятельности меняется не только и не столько процесс образования, сколько люди, вовлеченные в этот процесс, поэтому их удовлетворенность или неудовлетворенность, их личностный и профессиональный рост, их личностные смыслы и нравственное совершенствование и есть главный результат любого инновационного изменения. А роль социально ответственного эксперта (как выясняется, социально ответственным должен быть не только бизнес) состоит в том, чтобы сконструировать такой социальный дизайн-проект инновационного развития образовательной организации, системы образования муниципалитета, региона (в зависимости от того, на что замахнулись), чтобы в нем были отражены не только движения собственно педагогической инновации, а и ее влияние на всех участников - педагогов, учащихся, родителей, государственные структуры, общественность... Конечно, если проводить аналогию с дизайном в привычном для нас понимании, то в пространстве комнаты цвет, задуманный дизайнером, незыблем, с социальным дизайном все сложнее - любой задуманный цвет  может измениться до неузнаваемости. Безусловно, есть определенные закономерности и в поведении людей, но сегодняшняя наука скорее констатирует эти закономерности, установленные опытным путем, чем прогнозирует их. Но знать уже установленные закономерности и применять эти знания в своей деятельности - часть профессионализма эксперта.
Какие же функции могут выполнять профессионально-педагогические сообщества в регионе? Во-первых, у них есть просветительская функция. В настоящее время в условиях модернизации и реализации инновационных процессов,  активизации общества и все большего его интереса к сфере образования граждане хотят не только быть информированными о происходящем в сфере образования, но и понимать значение и последствия реализации инноваций. Поскольку члены экспертных сообществ высокие профессионалы, их разъяснительно-аналитическая деятельность может оказаться чрезвычайно важной для обеспечения взаимодействия государства и общества. Тот же просветительский акцент важен сегодня и в деятельности органов государственной власти. Во-вторых, важна их созидательная функция. Она кажется очевидной, однако случай с сочинением говорит и о другой возможности. Направленность на созидание можно трактовать как составляющую нравственности, что предъявляет конкретные требования к личности эксперта. В-третьих, необходима функция адаптации, в частности, общих идей модернизации в региональное образовательное пространство. Региональные особенности существенным образом влияют на то, как будут восприняты, оценены и внедрены те или иные инновации и идеи модернизации, а грамотная их интерпретация позволит избежать проблем, связанных с некорректной их реализацией.
В понятийном поле экспертной деятельности пока нет четкости: в нем с известной долей взаимозаменяемости фигурируют такие понятия, как экспертиза, аудит, мониторинг, контроль и оценка, консалтинг... Одним из аспектов дискуссии на конференции будет уточнение и понятийного аппарата, но  еще более важным, на мой взгляд, может стать разговор о том, как развивать экспертные сообщества для установления все более тесного взаимодействия государства и общества в муниципалитетах, регионах для преобразования и ориентации системы образования на создание условий для развития граждан в интересах самих граждан и на благо страны.

Н.ТАМАРСКАЯ, доктор педагогических наук,  профессор  кафедры теории и методики профессионального образования БГАРФ Калининградского государственного технического университета