Виктор ФЕРТМАН, заместитель руководителя Департамента образования:
- То, что дети делают дома, - это продолжение того, что они делают в школе, наверное,  нельзя забывать, что здесь существует прямая зависимость. На сегодняшний день, с моей точки зрения, проблема домашнего задания - это проблема, связанная с нашей халтурой.  Все, что не доделали в классе, мы сбрасываем - задаем  на дом.  Против такого домашнего задания, наверное, большинство. Понятно, что нагрузка на ребенка в старших классах безумная, она сильно превышает нашу официальную 45-часовую рабочую неделю.  60 часов в неделю, к гадалке не ходи, ученикам 8-11-х классов, если они учатся по-настоящему, приходится тратить на учебу и выполнение домашнего задания. Нам надо понять: мы принимаем это, перестаем на это реагировать или пытаемся эту ситуацию изменить.  

Александр МАНАЕНКОВ, директор   технического пожарно-спасательного колледжа №57 имени  Героя  Российской Федерации В.М.Максимчука:
- Я за домашнее задание. У нас в комплексе есть еще кадетский корпус, где учим ребят с 6-го по 11-й класс, а в колледже мы обучаем ребят профессии. Большинство из нас проходили советскую классическую школу, где домашнее задание, на мой взгляд, было прежде всего закреплением пройденного в классе  материала, который дал учитель. Интегрировать его каким-то образом, используя логику и  методику, бессмысленно, так как у каждого человека свои способности, каждый человек может решать  задания по-своему: один делает это за пять минут, другому и часа мало. Первое - наверное, стоит рассмотреть проблему домашнего задания с педагогами,  услышать их мнение, потому что рекомендации руководства  и даже клуба директоров не будут объективны, так как все зависит от мастерства педагогов. Второе - я согласен с тем, что родители должны самым непосредственным образом участвовать в этом процессе, так как  любой родитель должен знать, чем живет школа, что там  изучают их дети. Поэтому то, что домашние задания должны быть, на мой взгляд, даже не обсуждается. Лично я не против инноваций, передовых технологий, но, повторю, советская классическая школа была не хуже всех в мире, а лучшей.

Владимир КОВШОВ, директор школы №2048:
- А я вернусь к  рассказу о музыканте, который  жалеет, что  не получил музыкального образования, а  в течение всего  школьного времени занимался  ненужными, рутинными вещами вместе с собственными родителями, не видя в этом ни смысла, ни результата. Мне кажется, что дети не должны знать и ждать, когда  учитель повысит свою квалификацию, когда все учителя в школе достигнут  высокого уровня. Вместе с тем мне кажется, что вопрос  дозировки домашних заданий  - это вопрос и отдельного  образовательного учреждения, и, более того, может быть, даже отдельного структурного подразделения в рамках большой образовательной организации. Профессиональный контроль  (не только жесткий)  электронного журнала, исполнения  домашнего задания, но и  людей, которые ответственны непосредственно за образовательный результат, первостепенен. Нужна координация  в рамках предметной  образовательной программы профильной старшей школы. У меня  перед глазами  сын моего приятеля, который в этом году  поступил в МГУ на исторический факультет.  Два года я наблюдал за тем, сколько он сделал вещей, которые его абсолютно обременяли, лишая, по сути дела,  юношества. Я имею в виду домашние задания по тем  предметам,  которые были ему не нужны. Он уже определился, сориентировался  по определенному профилю, но по-прежнему по курсу определенных предметов был вынужден выполнять  огромное количество  заданий, которые ну никак не влияли на тот результат, который он получил. Поэтому, наверное, если мы говорим об индивидуализации учебных планов, а будущее  все же за индивидуальными учебными планами начиная с основной и старшей школы,  то там не должно быть больших объемов домашнего задания. У нас в Москве наверняка есть детское, юношеское  сообщество. Если ребятам сейчас задать вопрос, нужно ли им домашнее задание или нет, ответ будет довольно однозначный  и массовый: «Нет!» А вот обсудить  проблему с мотивированными детьми, взять детей репрезентативной выборки, с модераторами  послушать их надо. Ведь у нас есть дети, которые учатся в 9-11-х классах и  которые могут вести с нами абсолютно здравый, равнопартнерский диалог. Такую встречу можно было бы провести в рамках лицейского сообщества, и не только в рамках этого сообщества, чтобы брать разные срезы. Тогда можно было бы вернуться к теме домашнего задания.

Юрий ЗАВЕЛЬСКИЙ, директор  школы №1543 «На Юго-Западе», народный учитель России:
- Проблема, которая сегодня поставлена перед нами,  нерешаемая.  Я работаю с 1950 года, 65 лет, за это время эту тему, по-моему, в четвертый раз обсуждаем. И что изменилось? Абсолютно ничего. Высказывали интересные, красивые идеи,  сформулировали красивые, прекрасные, полезные  предложения. Что от этого осталось? Ничего.
Все дело в том, что вообще дать однозначный ответ на вопрос, нужно ли домашнее задание или нет, невозможно. Я поддерживаю тех, кто  за домашнее задание, у них много здравых рассуждений, но одновременно поддерживаю тех, кто против, потому что они тоже по-своему правы. Как тут найти правильное решение между этими двумя позициями? Я не знаю, и никто не знает, не может сказать, как.
Почему у нас не получается ответить на этот вопрос? Да дело все в том, что любая педагогическая проблема, которую мы поставим перед педагогическим сообществом или перед собой, перед коллективами школ, связана с проблемой учителя, а учителя разные, она связана  с проблемой  учеников, а они тоже все разные, она связана с проблемой родителей, а они тоже неодинаковые. Как в данном случае поступить? Кто-то говорит: «Наши дети вместе с родителями делают домашнее задание по вечерам на кухне!»  Есть такое? Есть! Ну и что? Поэтому домашнее задание не нужно?  Но в другом случае родители вдумчиво  работают с ребенком, он сделал домашнее задание, мама пришла с работы, проверила, посмотрела. В третьем случае родители вообще не заглядывают в это домашнее задание, и не нужно им в него заглядывать.
Рассуждаю так: я за домашнее задание, за то, чтобы были домашние задания. За  65 лет моей педагогической деятельности в домашнем задании ничего не изменилось. Но тут другой вопрос: я встречаю в своей жизни разных учителей,  которые и на свою работу, и на домашнее задание как существенную часть этой работы смотрят по-разному.  Такие учителя были шестьдесят лет назад, пятьдесят лет назад, двадцать лет назад, такие учителя есть сегодня и будут через сто лет. Это незыблемо.  Как это может быть иначе?
Домашнее задание для меня  важно тем, что, во-первых, это закрепление того материала, который ученик получил на уроке.  По-разному можно это закреплять, разные учителя делают это по-разному. Вторая и более важная, более существенная роль домашнего задания -  то, что домашнее задание - та работа, в ходе которой у ребенка формируются умения самостоятельной деятельности. Ни на каком, даже самом лучшем, образцовом,  уроке эту ситуацию учитель  создать не сможет, потому что на уроке он присутствует. Даже если ребенок выполняет задание самостоятельно,  все равно присутствие учителя в классе чисто психологически лишает его той самостоятельности, которую он приобретает дома, когда он вообще один, а родители на работе. Это очень важно, выработать у ребенка эти умения, которые потом пригодятся ему в жизни в любой деятельности. Домашняя работа  ребенка в какой-то степени (и, кстати говоря, в очень большой степени) формирует  такую самостоятельность.
Вопрос нынче в другом: во-первых, как провести урок так, чтобы домашнее задание ребенок выполнял дома с интересом и не замечал, как идет время. Эти цифры - 2,5 часа, 3,5 часа на работу ученика - всегда обязательно приводят,  чтобы продемонстрировать нагрузку детей, для некоторых людей это чрезвычайно важно, а на самом деле это лукавство, потому что нельзя вообще сравнивать жизнь пятнадцатилетнего человека с моей жизнью, я работаю, и он работает, но у нас разный возраст, разный опыт жизни, разный темперамент, разный жизненный заряд, поэтому  час работы пятнадцатилетнего человека  не равносилен часу моей работы, очень важно это понять. Я не понимаю, когда этими цифрами  начинают жонглировать. Нам надо думать о том, как выстроить урок таким образом, чтобы из него логически вытекало то домашнее задание, которое ребенок будет выполнять дома. От чего это зависит? От профессиональной культуры учителя.
Только сейчас, проработав 65 лет в школе, я начинаю понимать подростка. 65 лет у меня ушло на это, потому что подростки - люди настолько сложные, настолько все разные. Качество урока определяет смысл того домашнего задания, которое  ребенок получит, то, как учитель для себя, а не для ребенка,  это домашнее задание продумал, понял, что это домашнее задание даст ему. Вот что самое главное! Здесь важны инструктаж, комментарий, какие-то слова, которые  настроят ребенка на эту домашнюю работу. Важно то, как эту домашнюю работу проверить. Но все это, скажу снова, зависит от учителя, дети-то все разные, правда, есть учителя, которые делают это великолепно.
Если мы сейчас скажем родителям: с завтрашнего дня в нашей школе домашние задания   ни одному человеку задавать не будут, уверяю, многие ребята и многие родители будут  о домашних заданиях жалеть. Они будут жалеть не по поводу домашнего задания как такового, они будут жалеть о том, что великолепная учительница Мария Ивановна, которую они так ценят, любят, уважают, больше не будет давать задания  на дом. То, что задания не даст Вера Петровна, им все равно, а вот за Марию Ивановну им будет обидно. Мы все разные, в школе учителя все разные, поэтому, я думаю, ответ  на вопрос, нужны ли домашние задания или нет, дать трудно.
В 1995 году я чуть меньше года работал в школе в Соединенных Штатах. Вспоминаю эти годы, когда я ознакомился с американской системой образования, везде там были домашние задания. Вчера я дочитал одну интересную книгу заместителя министра образования Финляндии «Уроки финского» (мой учитель перевел эту книгу на русский язык). Известно, что сейчас Финляндия вышла на одно из ведущих мест по уровню развития образования, но там тоже везде  есть домашнее задание. Я был во Франции, в Англии,  Италии,  Португалии, интересовался системами образования и не видел ни одной  школы, где не было бы домашнего задания. Домашнее задание полезно, но только в руках опытного, интересного, высококвалифицированного учителя. А вот как сделать, чтобы все учителя были такими, я не знаю.

Ольга КАЛАЧИХИНА, директор лицея №1553 имени В.Вернадского:
ы набираем детей в седьмой класс. На первом родительском собрании, которое происходит в конце сентября, родители настроены очень агрессивно. Они делятся обычно на две группы. Одна группа говорит: «Вы с ума сошли давать такой объем домашних заданий, мы работаем не разгибаясь!», а вторая группа говорит: «Мы вообще не поняли, домашнее задание есть, ребенок делает его за 15 минут, на этом все заканчивается; то ли дело было в наших прежних школах!» Поэтому посчитать, сколько ребенок тратит времени на выполнение заданий, довольно сложно. Все, на мой взгляд, очень индивидуально. Ребенок в процессе обучения меняется: входит в контекст, кто-то начинает делать домашние задания быстрее, кто-то - медленнее. Вопрос о том, сколько же времени у детей уходит на выполнение домашнего задания, можем ли мы это запрограммировать, - требует отдельного обсуждения. Несколько лет назад мы обсуждали переход на эффективный рабочий план: очень много времени ребенок проводит в школе, и это не дает ему возможности развиваться дальше самостоятельно, а в Москве много возможностей (музеи, лекции, театры), в конце концов ему можно посидеть дома и самому подумать о чем-то, почитать. В этом смысле самостоятельная деятельность детей становится очень важной. Дети уходят из школы, мы оставили им достаточно много времени, а дальше - проведут они его в школе, дома или в музее - можно рассматривать как самостоятельную работу ребенка. Более того, мы сейчас много говорим о такой идее, как «перевернутый класс», когда ребенок будет самостоятельно изучать предмет, а мы с ним уже будем углублять изучение, рассматривая различные проблемные вопросы, обсуждать то, что он не понял, с чем мы не согласны, тут тоже возникает вопрос о самостоятельной работе ребенка, только в этом случае домашнее задание не отработка материала, пройденного на уроке, а подготовка к будущему разговору на уроке.

Павел СУВОРОВ, директор СКОШИ №2:

ема домашнего задания - острая, она вызывает вопросы у родителей, мы обсуждали ее на родительском собрании, когда нас спросили: «А что, домашние задания отменяют?» Я отношусь к этой теме как к субъективно-объективной, когда домашнее задание вроде бы нужно, когда оно должно быть нормировано, как и оценка, должно быть объективно, но оно и не нормировано, и не объективно. Поэтому проблему домашних заданий, проблему оценок можно отнести к единой природе порочности, субъективности. Честно говоря, самый большой вопрос о нормируемости и домашнего задания, и оценок. Сейчас нормируемости вообще нет никакой. Есть СанПин и не более того. Темп деятельности детей очень неравномерен. У коллег школы, где учатся дети с довольно серьезным уровнем обучения, я же отношусь к дефектологам, работаю с детьми, имеющими проблемы в развитии, с этими ребятами больше проблем. Конечно, домашними заданиями нельзя перегревать ребенка, перегружать его, но их полное отсутствие скажется на образовании. Так что тут нужно подумать прежде всего о нормируемости.

Алла ИНГЛЕЗИ, директор «ЛГК на Юго-Востоке»:

целом я против домашнего задания. Дети, живущие в мотивированных семьях, занимаются с родителями, читают, я сама читала с мужем сыну Зощенко в лицах, чтобы приучить его к чтению, а потом он сам к этому пришел уже без меня. Мы же сталкиваемся с другой ситуацией: к сожалению, нынче есть только 30 процентов мотивированных семей с мотивированными детьми, есть семьи, которые не занимаются своими детьми, которые не обращают внимания на своих детей по разным причинам: кто-то много работает, кто-то вообще ведет непонятный образ жизни. Что делать с этими немотивированными детьми, которые не нужны дома? Домашнее задание они действительно не делают, в лучшем случае списывают его с решебников, в худшем случае приходят в школу и списывают у своих одноклассников. Не нужно домашнее задание, должны быть другие формы обучения и образования. Это может быть проект, это может быть исследовательская работа, это должно быть какое-то продолжение урока во внеурочной, внешкольной работе через кружки, через секции, через факультативы, через какие-то объединения. Пусть ребенок будет в школе до четырех-пяти часов, пусть он занимается (кто-то спортом, кто-то музыкой), но через какие-то иные формы и методы работы мы их будем приучать к труду. Я согласна, детей надо научить работать, но варианты могут быть разными. Ребенок из мотивированной семьи действительно и в два часа ночи будет сидеть и решать задачи, такие дети есть. А ребенку, который к этому не привык, не приучен, не знает, как завтракать, и не понимает, что есть вилка, ложка, нож для того, чтобы поесть, мы должны оказать помощь, создать для этого условия в школе, научить, воспитать и приучить. Мы третий год занимаемся проектной работой с детьми. Ребенок выбирает себе любого учителя в школе, и любой проект (как правильно есть, как сидеть за столом, как построить ракету) ведет к тому, что он начинает сам читать, считать, обдумывать, ему должно быть интересно. А на то, что родители ненавидят нас за домашнее задание, давайте смотреть прямо и честно. У меня племянник учится в четвертом классе, и я каждый вечер выслушиваю от родственников нотации: «Что вы там в школе себе позволяете! Что это у вас за предмет «бывшее «Природоведение»?» Объяснить им это трудно, потому что они действительно садятся вечером вместе с ребенком и начинают с ним делать домашнее задание, вот это безобразие.

Инна МАЕВСКАЯ, директор гимназии №1576:
- Моя формулировка в предложенном варианте обсуждения будет «Да!», но только я за то, что мои коллеги предложили вместо «домашнего задания» - за «самостоятельную работу». Дело в том, что самостоятельная работа ученика - это, наверное, наша перспектива, которая ждет всех нас, хотим мы того или не хотим. На нашей «Фортсайт-сессии» была одна из формулировок, которую предложил кто-то: «Школы исчезнут!». Если школа пропадет, то по какой причине? Сегодня вся информационная сеть - один большой учебник. Если мы согласимся с тем, что это наше будущее, если мы согласимся с тем, что наши уважаемые специалисты-сетевики, начиная со специалистов Google и заканчивая нашими специалистами, сумеют сделать из Сети учебник, то дальше наша главная школьная задача будет заключаться в том, чтобы научить ребенка работать с этим учебником. Процесс обучения не столько процесс контроля его знаний, сколько процесс выработки мотивации к получению этих знаний. У нас есть процедура мотивации, различные формы промежуточного перехода к этапу, когда ребенок сам будет понимать, что ему надо, чему необходимо научиться, когда ребенок созреет до этого осознания и по-другому не сможет, поэтому нам сегодня эти промежуточные формы как раз крайне нужны. Более того, действительно есть мотивированные дети, которым уже сегодня можно предлагать формы самостоятельной работы и они с удовольствием туда погрузятся, для них это жизнь, игра, работа с информацией уже стала их естественным состоянием или частью какого-то внутреннего эмоционального переживания. Такие дети очень благодарная сфера для нашего образовательного процесса. А есть дети, которые далеко не так мотивированны, для них, наверное, мы будем вынуждены «спускаться». Мы знаем, как это сейчас происходит, у нас есть различные формы учебников, в том числе электронные учебники, но нам придется спускаться до уровня, когда учебник - квестовая форма, когда можно переходить из одного этапа в другой, играть. Конечно, большой и сложный вопрос - что такое системное образование. Мы говорим, что для советского периода было свойственно системное образование, для России это всегда было свойственно как некое достоинство, сегодня важно понять, каким образом в новых формах работы школы можно было бы соединить популяризаторскую, мотивационную сторону общения с ребенком с его системным образованием. Мы сейчас работаем по смешанному обучению, на мой взгляд, это одна из тех перспектив, которая как раз «влезает» в персонализацию на уроке, чтобы он не был фронтальным, позволял одномоментно выяснять состояние сознания ребенка, то, как он усваивает тот или иной материал. Я знаю, что есть разное отношение к этому, есть позиции тех, кто считает, что это неправильно, но, на мой взгляд, это одна из тех форм, что позволит персонифицировать учебный процесс непосредственно в момент общения учителя с ребенком, которая нам нужна.

Вера ИЛЮХИНА, директор школы №2006:
- После опубликования в «УГ-Москва» статьи Марианны Лебедевой «Домашнее задание: мнения за и аргументы против» в нашем педагогическом коллективе были бурные обсуждения о том, как это будет воплощено в деятельности нашего коллектива. Сразу скажу: я - за домашнее задание, но не за то домашнее задание, с каким мы жили много лет. Мой педагогический - учительский - стаж насчитывает более 30 лет, в последние годы я не работаю учителем, но почти каждую неделю смотрю тетради детей, общаюсь с ними, узнаю, что им интересно в их жизни, каждый день иду по школе и смотрю, где находятся дети во второй половине дня. Когда ребенок приходит в школу, каждый учитель ставит перед собой цель - научить его учиться. Эта фраза сегодня стала крылатой. Но мы никогда не научим ребенка учиться самостоятельно, если не поможем ему это делать. А вот как мы это сделаем, зависит от профессионализма педагогов. В вузах сегодня должны исследовать, изучить целый блок, посвященный тому, каким должно быть современное домашнее задание. Не важно, как мы его назовем, может быть, это будет домашнее исследование, может быть, это будет самостоятельная работа (хотя это тоже заезженная формулировка), но домашнее задание должно быть абсолютно другим. Оно должно быть интересным, творческим, исследовательским. Сегодня в наших школах разные дети, значит, разным детям мы должны давать разные задания. Есть такие учебники, в которых дают разноуровневые задания к тому или иному упражнению. Задавать ли домашнее задание и что делать родителям, которым надо заниматься дома, начиная с начальной школы? Маленький пример - статистика, которая еще много лет назад была обнародована: если ребенок уходит из начальной школы и овладевает базовым чтением 90 слов в минуту, то в седьмом классе у такого ребенка будет меньше коэффициент успешности. Для того чтобы прочитать по истории параграф в седьмом классе и освоить четыре-пять строчек в большом предложении, у ребенка должна быть иная скорость чтения, а она наработается только тогда, когда этот навык будет сформирован в определенное время. Другое дело, как это сделать, кстати, есть очень хороший прием, наработанный известными просветителями, - как домашнее задание дают ребенку для чтения не только то, что отработано в школе и его отрабатывают дома, а совсем новое, то, которое ему неизвестно, чтобы вызвать интерес. Конечно, те домашние задания, которые традиционно существовали пятьдесят - шестьдесят, сорок, тридцать, даже десять лет назад, не должны быть сегодня такими же. Изменилось время, меняются учебники, сегодня нам на помощь приходят электронные учебники, значит, и задания могут быть другими, и готовить их ребенок может совсем по-другому. Можно использовать те интерактивные формы обучения, которые сегодня идут на помощь учителю. Конечно, нам, учителям, прежде всего директорам, надо высказывать свою позицию. Тема домашних заданий нас волнует, она для нас важна, мы понимаем, что время меняется, должны меняться и домашние задания, не поменяются только человеческие ценности - любовь к близким, к земле, к своей стране, а вот методика, технологии должны идти в ногу со временем. Сегодня такая возможность есть, просто учителю и руководителю нужно быть более близкими с нашими айтишниками, преподавателями информационных технологий, которые помогут создать и домашнее задание в совершенно другом ракурсе.

Нина РОТОТАЕВА, директор школы №439 «Интеллект»:
- Я думаю, что вопрос о домашнем задании очень важен. Каждой школе сегодня предоставлено большое количество возможностей в решении даже более сложных проблем. То, что мы решаем, кто из нас за, а кто - нет, не так важно, важнее создание какого-то пилотного проекта, тогда можно будет говорить об этом. Я против домашнего задания, считаю, что его надо отменить, но сначала надо попробовать обойтись без него. Кто домашнее задание не делал, тот его не делает и не будет делать, кто его делал, тот делает и будет делать. Кстати, специалисты получаются разные. Принято считать, что кто выполнял домашнее задание, тот стал великим ученым, а кто был троечником, те в ученые не выбиваются, но, к сожалению, статистика говорит совсем о другом. Поэтому нужно попробовать, а условий - и учитель, и ученик, и родитель, и дети разные, и районы разные - мы найдем миллион для того, чтобы департамент нас не «отшлепал». Для того чтобы каждая школа сама решила, сохранять домашнее задание или отменять его, нужно, чтобы она взяла такую ответственность на себя. Я считаю, что, прежде чем принимать решение, надо попробовать.

Марина КУДИНОВА, директор школы №1579:
- Я за домашнее задание, за самостоятельную работу. Я тоже была в Финляндии, нас возили в разные финские школы. На уроке математики на тему «Степень числа» в седьмом классе учитель объясняет детям, мы сидим за последней партой, рядом еще один директор школы говорит: «Мы эту ерунду изучали в пятом классе!» Я соглашаюсь, но уточняю: «Да, мы изучаем в пятом классе, но почему-то это проходит мимо!» Халтурят учителя или не халтурят, все они разные, а очень часто объем содержательной части образования велик. На каждом уроке геометрии практически новая тема, и без ее закрепления невозможно. Уже многие учителя делают так: дают на уроке минимум обязательной отработки и дополнительное задание в разных формах для того, чтобы те дети, которые хотят и у которых есть определенная мотивация, выполнили это задание. Я предлагаю не отменять домашнее задание, а разрешить не выполнять его. То есть оно есть, но можно его не выполнять.


Алла ВОРОПАЕВА, директор школы №1569 «Созвездие»:
- Когда я задала родителям вопрос по поводу домашнего задания - за они или против, они сказали: «А как мы узнаем, усваивает ребенок материал или нет? Делает домашнее задание, значит, все у него хорошо, не делает, значит, плохо, надо ему брать репетиторов!» Второе мнение таково: «Мы садимся вместе и все делаем. Если, например, надо сделать проект, один ребенок ведь хорошо не сделает!» Но родители не ругают школу за это, а, наоборот, считают: когда они работают вместе с ребенком, тот в это время обучается. Я помню разговор моей тети со своим сыном, когда она заставляла его делать домашнее задание, сын ей ответил: «Завтра на уроке я получу просто «два», а сейчас ты мне весь вечер испортишь!» Я сама практикующий учитель математики и не всегда задаю домашнее задание своим ученикам, все отрабатываю на уроке и понимаю, что за этим должен быть результат.

Татьяна КРАВЕЦ, директор школы №1251:
- Я думаю, что многие педагогические коллективы Москвы или уже обсудили статью Марианны Лебедевой в «УГ-Москва», или запланировали ее обсуждение. Мне понравилось предложение об обсуждении этой проблемы с ребятами, ведь в самом деле есть мотивированные ученики, которые могут и умнее, и глубже сказать нам о своем отношении к проблеме домашнего задания. В большом образовательном комплексе центр не только школа, которая работает с мотивированными детьми, здесь много других школ, и наш комплекс складывался из них. В комплексе много разных детей, мы видим разное отношение семей и детей к этой проблеме, опыт и социальный взгляд становятся более широкими. Во всяком случае, я могу сравнить свое отношение к этой проблеме годичной давности и нынешнего года: они, наверное, будут уже другими. Как мне кажется, немного потерялся в нашем обсуждении тезис об огромной социальной и общественной миссии, которую выполняет домашняя, самостоятельная работа семей по включению своих детей в учебный процесс. Смысл в том, что семьи благодаря тому или иному построению домашнего задания встраиваются в работу с детьми - не в виртуальную, не по звонку по телефону или по скайпу, в непосредственном общении, происходит передача ценностей, на которых зиждется общество, это миссия, выполняемая школой. Понятно, что все должно быть перестроено, понятно, что все должно быть по-другому, в том числе в тех целях, которые ставит выполняемая самостоятельно домашняя работа. Примерно десять лет назад, когда у нас в школе была делегация из одной европейской страны (мы продолжаем общаться с этими коллегами до сих пор), происходило формирование управляющего совета, наши родители говорили, почему они против домашних заданий, и бодро задали гостям вопрос: «Уважаемые синьоры, как вы относитесь к проблеме перегрузки детей?» Умный опытный европейский практикующий директор сказал с улыбкой: «Дорогие родители! За всю историю существования школы никто еще не умер от учебной нагрузки!» Это к тому, будем ли мы говорить об учебной нагрузке, к ее дозированию. Нам надо говорить о дозировании домашнего задания, о том, что происходит с интеллектом ребенка, его волевыми, эмоциональными, мыслительными способностями, трудностями, когда он на уроке, когда он развивается во внеурочной деятельности, в самостоятельной работе, в работе с тьютором. То, что уже в старшем звене школы большинство ребят работают, говорит: домашнее задание нужно дозировать, давать домашние задания только по профильным предметам. Это совершенно нормально, и никакого неприятия у учителей того, что можно уже старшеклассникам не задавать чтение, пересказ, нет.

Мария Кулаженкова, директор  школы №1788 (ныне инспектор Троицкого и Новомосковского   образовательных округов):
- Вообще организация деятельности ребенка - задача педагогического коллектива вне зависимости от того, где он ее выполняет - в школе или дома. При этом абсолютно точно, что весь педагогический коллектив должен понимать, что он делает и для чего.  Сегодняшняя система оценивания не  дает ни педагогу, ни родителю, ни самому ученику представления о том, усвоены или нет те или иные знания, выполняет ли ребенок задания на уроке,  дома или нет. Нынче исчезли вопросы о том, почему у ребенка среднестатистическая оценка «четыре», а в четверти «три», так как разный вес работ, потому что есть какие-то другие факторы оценивания.

Евгения Кузнецова, директор гимназии №1530:
- Нет однозначного мнения у родителей, нужно домашнее задание или нет. Мало зададут  ребенку на дом - они говорят, что это плохо, много зададут - для них тоже плохо, вообще не зададут - многие родители против этого. Вся проблема, конечно, в том, какое должно быть домашнее задание. Я за домашнее задание, но мне нравится предложение сделать его самостоятельной работой, однако самостоятельной работой ребенка нужно руководить от начала до конца. Все дети разные, значит, задания тоже должны быть разными, дифференцированными. Готовы ли к этому сегодня наши учителя? Самый главный вопрос: как сделать так, чтобы работа ребенка была ему интересна, по плечу, соответствовала его возможностям, - уже нужно адресовать  непосредственно учителю.