Эдуард ТЕМНОВ, проректор Тульского государственного университета, председатель Экспертного совета по правам обучающихся:

- Что мы знаем, собственно говоря, о проекте опорных университетов? Лишь то, что  первый  конкурс будет объявлен в ноябре 2015 года, и мы получим  15 таких вузов, по результатам второго конкурса в 2016 году отберут еще 85 вузов, и  в целом будет создана сеть из примерно ста опорных вузов. Условия, при которых будут создавать опорные университеты, - это обоюдное желание всех вузов, которые создают опорный университет, выраженное в решении ученых советов, причем объединение может быть с вузами, относящимися к различным ведомствам, в том числе и с негосударственными образовательными организациями. Разница между опорными и неопорными вузами в том, что опорным дадут возможность готовить кадры в магистратуре, аспирантуре, сохранить диссертационные  советы, все остальные  будут вести подготовку по прикладному бакалавриату.

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по образованию:

-  Мы нынче принудительно создаем помимо федеральных университетов опорные вузы в регионах. Те вузы, что не попадут  в опорные, в том числе государственные вузы с богатой исторической традицией, мы лишаем возможности нормально работать: ученых советов не будет,  магистратуры и специалитета тоже не будет, останется лишь  прикладной бакалавриат. Критерии отбора в опорные вузы: бюджет - два миллиарда, но когда президент крупного Омского технического университета спросил в министерстве на публичной дискуссии: «Наш  университет уже имеет бюджет 2 миллиарда, мы можем стать опорным вузом в регионе?», ему ответили: «Это  разговор не про бюджет,  а про объединение». То есть или объединяйтесь, или жить не будете, другого варианта не оставляют. Я думаю, реально за этой идеей стоят другие соображения:  первое - так называемая оптимизация, когда  обычно сокращают набор по родственным или одинаковым специальностям, сокращают кафедры, могут освобождать здания, для того чтобы их использовать для каких-то других целей, второе - возможно, считается, что министерству легче управлять меньшим количеством юридических лиц, то есть  объединяют для удобства чиновников.
Вероятно, у чиновников из министерства есть мысль, что удастся перекачать часть ресурсов из частного, или негосударственного, сектора в сектор государственный. Мы сейчас закроем согласно концепции ФЦПРО на 2016-2020 годы 40 процентов вузов и 80 процентов филиалов, студенты из частного сектора должны уйти в госвузы. Но Министерство образования и науки РФ  само установило минимальные нормативы финансирования, ниже которых нельзя принимать внебюджетных студентов, так что очень многие студенты перейти в государственные вузы при этих нормативах просто-напросто не смогут. Точно так же,  думаю, ложными во многом будут надежды «перекачать» часть студентов из системы высшего образования в систему среднего профессионального образования, которое у нас по Конституции общедоступно и бесплатно, значит, развивать платные услуги в этой сфере не очень получится. На мой взгляд, мы искусственно провоцируем социально-политическую напряженность в стране. В эпоху кризиса молодежь в аудиториях нужно держать, а мы их выталкиваем из аудитории без возможности трудоустроиться. Думаю, что это вопрос уже не только образования, а национальной безопасности.

Роман СТРОНГИН,  президент Волжского совета ректоров:

- Известно, что решение ключевых задач развития связано с необходимостью перехода на новые технологии, при этом рождаются новые требования к подготовке специалистов для работы в сфере таких технологий. Высшие учебные заведения - это общемировая тенденция -  должны обеспечивать опережение в оценке новых потребностей, предвидеть их и модернизировать свою деятельность. Условия для такой опережающей подготовки, конечно, налицо только в вузах, что имеют соответствующие научные школы, необходимую материальную базу, на которой с партнерами ведут совместные НИОКР с привлечением студентов к этой деятельности. Главное, чтобы вуз имел научные школы и имел заказы на НИОКР.  Никакой университет не может быть лучшим по всем направлениям, поэтому опережение должно опираться на включение этого в число приоритетов вуза. У нас было 15 кафедр на двух факультетах, осталось 9, мы включили туда два НИИ, но занимались подготовкой этого полтора года, чтобы без всяких демонстраций люди поняли, что вместе будет лучше. За последние 15 лет зафиксировано более 100 слияний вузов, входящих в Европейскую ассоциацию университетов, главный принцип, который при этом должны соблюдать, - сохранение научных школ, утрата научных школ обычно оказывается безвозвратной.

Елена ЗЛЕНКО, заместитель председателя Законодательного собрания Ямало-Ненецкого автономного округа:

- Процесс образования сегодня касается не только молодежи, но и всех нас. Закрытие филиалов всех высших учебных заведений в рамках оптимизации приводит к тому, что школьники, которые получили общее образование, уезжают из территории, фактически не имея или имея слабую мотивацию для возврата, чтобы реализовывать те проекты, которые сегодня есть в арктической зоне России. Сегодня мы вымываем молодые кадры с северной части России, оставляя там только население, которое достигло пенсионного возраста, ребята стараются попасть в крупные вузы, окончить их и остаться в городах. То есть мы, начиная с оптимизации в образовании, приходим к другим социальным эффектам, которые связаны с территориальным расселением на территории России. Проблема  эта очень сложная и тяжелая. Оптимизацию высшего образования надо увязывать с будущими производительными силами и производственными отношениями, с классической экономической наукой, с расселением России, с распределением трудовых ресурсов. Это должно быть все комплексно завязано.

Виктор САНАЕВ, ректор Московского государственного университета  леса:

- В основу всех интеграционных процессов должна быть заложена стратегия развития страны, развития отраслей. С одной стороны, мы понимаем,  что профильные и родственные вузы должны объединяться, иначе какой смысл в этом процессе, тут  и качество можно подтянуть, и эффективность экономическую, что беспокоит учредителей. Система развития отраслевых вузов, которые готовят специалистов для отраслей в  России, формировалась по другому принципу.  Есть регионы, в которых отсутствуют лесные вузы, в каждом субъекте РФ их не создашь. Если  сегодня по отраслевому принципу отберут региональные опорные вузы, что делать тем, которые останутся в одиночестве? В Московской области  четыре высших учебных заведения, лесных нет. С кем  нам объединяться? Стратегию развития отрасли вряд ли можно решать на региональном уровне, опираться на мнение регионов и на их стратегию развития нужно, но все-таки она должна быть межотраслевой, межрегиональной, общегосударственной.

Виктор РОМАНОВ, президент Санкт-Петербургского государственного университета технологии
и дизайна:

- Интеграцию всегда  пытаются обосновать некоторой эффективностью. Проблемы объединения вузов решают кулуарно, кто смел, тот и съел. Это здание мне понравилось, давай, ректор, я сделаю тебя у себя директором, гарантирую, что ты у меня директором доработаешь до пенсии, поэтому приходи, будем жить нормально, мы же друзья. А дальше и к тебе не пристанут, ты теперь становишься подразделением национального вуза, все нормально.

Людмила РЕДЬКО, ректор Ставропольского государственного педагогического института, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Ставропольской краевой Думы:

- Думаю,  ни для кого из присутствующих не секрет, что в такой, казалось бы, далекой от образования внешнеполитической и экономической обстановке любой социальный вопрос, с которым связаны мало-мальски серьезные изменения в сфере профессионального образования, становится политическим.
Объединение, слияние, как бы ни декларировали их как  явление добровольное, на территориях, особенно в таких густонаселенных и специфичных, как Кавказ, гладко не протекают, даже если они и сопровождаются каким-то положительным результатом. У нас создали федеральный вуз на базе трех крупнейших старейших вузов (одному 100 лет, другому  60, третьему 45 лет), его трясет третий год, хотя  многое делают для того, чтобы все стабилизировалось, но до сих пор этот вуз в стадии становления. Идею оптимизации сети вузов фактически уже реализуют, и  это ползучая реализация. Созданы федеральные университеты, в это  вложены немалые, по сегодняшним меркам, средства, сопоставим ли тот результат, который мы имеем сегодня, с тем, который заявляли на старте? Ради чего это было сделано, кто и чем будет мерить результат того, что уже фактически реализуется, хотя не имеет ясно оформленной концепции?



Николай ЖИЛЬЦОВ, директор Международного юридического института при Министерстве юстиции, заместитель председателя Ассоциации негосударственных вузов:

- Всем известно, есть федеральная целевая программа «Развитие образования на 2016-2020 годы». Как представитель частного образования, я должен с сожалением сказать, что в ней нет ни слова о негосударственной высшей школе. Уже много лет идет почти тотальное охаивание частного сектора образования, в общественном сознании укоренилось мнение, что частный вуз - плохой вуз. Но на встрече с  нами в прошлом году министр образования и науки РФ высказал четкое суждение, что у нас только около трети частных вузов встали на ноги, имеют собственную хорошую материальную базу, хороший профессиональный коллектив преподавателей и способны работать по качественной реализации стандартов. Мы отработали список вузов, которые считаем ключевыми и которые могут выступать базой для объединения других частных вузов, плотно работаем здесь с Рособрнадзором, процесс, связанный с оптимизацией сети, пошел, хотя  административный раж настолько высок, что, вырывая сорняки, вырывают и зрелые ростки. За 25 лет частные вузы вложили сотни миллионов и даже миллиарды в то, чтобы создать собственную материальную базу, за которую мы сейчас и рассчитываемся «великолепным» имущественным налогом. Поэтому, казалось бы, сейчас государству надо было поддержать именно эти частные вузы, которые встали на ноги, признаны. Округлые фразы о равенстве возможностей организаций различных форм собственности, конечно, хороши, но на практике не имеют подтверждения.