​Константин АНТОНОВ, ученик 11-го класса, Новосибирск:
- Честно сказать, в школе раздражает уже абсолютно все. Скорей бы окончить, поступить в университет. Учителя целыми днями говорят про ЕГЭ - надо готовиться, надо готовиться. И готовимся - тесты, контрольные. Я теперь понимаю, что 10-11-й класс - это потерянные годы, зря родители не разрешили уйти в колледж после 9-го. Мы за это время не узнали ничего нового, только повторяем пройденное для экзамена. Очень раздражает английский язык. У нас школа с углубленным изучением иностранного языка, уроки английского 4 раза в неделю. Но мы изучаем какие-то слова, темы, которые не нужны в повседневной жизни! Мы умеем пересказывать тексты, а элементарно  спросить дорогу к магазину, допустим, это мы не можем, нас не учат! Хорошо, я после 9-го класса это понял, начал заниматься  с репетитором и самостоятельно. При этом нам все время талдычат, что мы должны стать социально адаптированными. Зачем тогда мы изучаем кучу бессмысленных вещей?

Егор, ученик 5-го класса лицея №40, Нижний Новгород:
- Раздражают нудные уроки и особенно питание.

Галина АНДРЕЙЧИКОВА, ученица 10-го класса, Омск:
- Меня раздражают некоторые предметы и многие учителя. Например, обществознание - это для чего? Мы все время пишем конспекты, заполняем рабочие тетради,  но как только сдаем тему, в голове пусто, и непонятно, что такое мы проходили? Это какая-то смесь истории с психологией, почему нельзя изучать тогда эти предметы полнее? Я как раз собираюсь стать психологом,  это ведь интересная наука, нужная для жизни, а мы ее не проходим. Мне кажется, что и учителя ее не изучали в своих институтах или университетах, где они там учились. Каждый считает, что его предмет главный. Мы должны все знать. Причем лучше всего вызубрить назубок, хотя все время говорят про понимание. На самом деле если ты чего-то не понял, никто ж ради тебя не будет объяснять отдельно. Меня раздражает это вранье. И про любовь к детям тоже вранье. Вот я пропустила в прошлой четверти много из-за болезни, а сегодня историчка мне и девочке, которая вообще в больнице лежала,  говорит: «Даже не рассчитывайте на хорошие отметки в этой четверти». А четверть только началась, и какой смысл нам что-то учить? Ей все равно, что мы пропускали по уважительной причине, безразлично, что болели,  важнее, что мы пропустили ее уроки, самые главные в школе, как она думает. Хоть бы какой-нибудь учитель хоть раз спросил про то, как мы живем, о чем думаем, что нас раздражает в конце концов.  

Диана, ученица 7-го класса лицея №8, Нижний Новгород:
- То, что мы учимся по субботам, и плохое питание, как всегда...

Кристина Л., ученица 7-го класса, Новгородская область:
- Раздражает, что в школе никогда нет на месте медсестры. Как ни придешь, медкабинет закрыт. Если произойдет несчастный случай с каким-нибудь ребенком, он ведь может просто умереть, я, например, не умею делать искусственное дыхание, и никто из моих друзей тоже не умеет. Раздражает отвратительное питание в школе. Сосиски и котлеты такие вонючие. И очередь всегда в столовой. Бывает, что простоишь в очереди всю перемену и останешься голодной, потому что уже звенит звонок.

Петр, ученик 5-го класса школы №50, Нижний Новгород:
- Очень много задают. Каждый учитель считает свой предмет главным и задает на дом так много, словно других заданий у нас нет. А вообще мне в школе нравится.

Маша С., ученица 7-го класса, Великий Новгород:
- Раздражают учителя, которые придираются к детям. Есть учительница, которая меня невзлюбила и говорит при всех, что я тупая и мне нет места в школе. Раздражают ученики начальной школы и пятиклашки - они толпой ходят на перемене во всю ширину коридора, так что мимо них не пройти свободно, или носятся, всех сбивают с ног. И никто из учителей их не останавливает и не воспитывает, не говорит, как надо вести себя в школе. Раздражает тяжелый портфель с учебниками.

Анна СУРГУЧЕВА, ученица 11-го класса школы №33, Иваново:
 - Мне не нравится, что в школе детей учат быть одинаковыми. Нам говорят, как мы должны думать, а если твое мнение отличается, оно неправильное. Людей не учат думать, проявлять индивидуальность, их с первого класса приучают  следовать определенному плану.

Светлана ИВАНОВА, ученица 8-го класса школы №36, Иваново (родители просили не указывать ее подлинное имя):
- Раздражает вранье. Все учителя постоянно врут и нас к этому приучают. Например, тест по экологии должен был проводиться на уроке. Но нам раздали задания накануне, на дом, чтобы мы все посмотрели в Интернете, а на уроке, когда тест проводится как бы без подготовки,  только рисовали готовые ответы. Все, кроме самых ленивых, написали хорошо - это само собой. Кому нужны такие нечестные показатели? И это не только в нашей школе, везде то же самое. Мы общаемся с друзьями из других школ, кругом одно и то же. Мы поэтому и относимся к школе как к чему-то совершенно несерьезному, не имеющему ничего общего с реальной жизнью.

Иван БАБИЧ, ученик 7-го класса гимназии №1591, Москва:
-  Ненавижу рано вставать. И хотя взрослые утверждают, что дети не могут быть «совами» или «жаворонками», это не так, я типичная «сова». Мне невыносимо тяжело просыпаться в семь утра, особенно зимой. Я сонный и злой, могу сорваться и даже накричать на кого-нибудь. Гимназия наша работает в одну смену, поэтому учебный день вполне мог бы начинаться в 9 утра, а еще лучше - в 10. И никакого апокалипсиса не случилось бы.
Главный недостаток школы - это тоска и скука смертная. Есть, конечно, любимые учителя, чьи уроки пролетают стремительно, не успеваешь оглянуться, но чаще 45 минут тянутся целую вечность. Неужели учителя сами от своего монотонного голоса не устают и не видят, что класс тихо дремлет? Я бы на месте педагогов почаще проводил занятия в неформальной обстановке - в школьном дворе, у нас там, кстати, очень красиво, в музее, в парке.
Да, и вот еще что: раздражает уверенность учителей в том, что они сильнее, умнее и последнее слово все равно будет за ними. С какой стати? Вот у меня длинные волосы. И некоторые учителя меня из-за этого постоянно «пилят».  А я про себя решил: пока «пилят», не постригусь из принципа!

Ольга РУФ, учитель немецкого языка Бортсурманской средней школы, Пильнинский район, Нижегородская область:
- Меня раздражает и во взрослых людях, и в детях только одно - хамство, готовность обидеть другого, осознанная потребность сделать другому больно. В детях это встречается все чаще. Они почему-то очень неразборчивы - дурное от хорошего им все сложнее отличить. Наверное, как и их родителям. Поэтому винить надо не детей, а взрослых. В школе мы стараемся прививать детям доброе, учить их быть внимательнее друг к другу, уважительнее относиться к самим себе, но, увы, наших усилий недостаточно. Иногда они даже в присутствии взрослых готовы запеть похабную песню или нахамить. Это меня удручает несказанно.

Елена ШИЛОВА, преподаватель английского языка гимназии №14 Великого Новгорода, учитель года-2014 Новгородской области:
- Я работаю с ребятишками начальной школы. От детей этого возраста, конечно, трудно требовать усидчивости, они не способны ходить по струнке, всегда молчать на уроках. Но меня не раздражает их шумность, активность. Как такие милые малыши вообще могут кого-то раздражать? Если ребенок шумит на уроке, этому могут быть, на мой взгляд, две причины. Либо учитель что-то делает неправильно, и тогда он должен сделать свои выводы. Либо этот шум рабочий, он происходит из-за того, что дети радостно, эмоционально ведут себя на уроке. Тогда такого шума бояться не нужно. Я бы скорее ответила на другой вопрос: что меня раздражает в школе. В школе меня раздражает зашоренность, закрепощенность, ограниченность возможности действий учителей и детей.

Кирилл ОВЧАРЕНКО, учитель истории и обществознания средней школы, Новокубанск, Краснодарский край:
- Не могу не отметить несколько фактов, которые крайне раздражают как меня, так и очень многих педагогов. Первый из них заключается в полном несоответствии нашей провинциальной городской школы, а таких большинство,  выдвигаемым сегодня требованиям к образованию. Это и недостаточная оснащенность  современным оборудованием, и невозможность обеспечить качественное школьное питание, и допотопный Интернет,  и работа в две смены. Список можно продолжать долго. А требования ко всем единые и весьма строгие.
Второе,  конечно,  работа для «галочки». Ужасная загруженность абсолютного большинства учителей, бесконечные отчеты, постоянные нововведения не позволяют качественно выполнять работу, превращая ее в формальность. Печально сознавать, что рапорт о проведенном мероприятии важнее самого мероприятия. Также нельзя не отметить, что сегодня школа стала местом чрезмерной концентрации внимания большинства надзорных инстанций, и не только их, которые уверены:  в школе плохо учат, плохо кормят, плохо воспитывают и постоянно нарушают законодательство.
Ну а если порассуждать о последних тенденциях, то мне, как учителю истории,  печально видеть невыученные уроки прошлого нашими руководителями, которые готовы экономить на здоровье и образовании граждан страны. Вспоминаются слова Уинстона Черчилля времен Второй мировой войны: «Если сокращать финансирование образования, тогда зачем нам вообще выигрывать эту войну?»

Лидия ЕРОФЕЕВА, хореограф учреждения дополнительного образования, пос. Калининский, Нижегородская область:
- В старшеклассниках раздражают самоуверенность и наглость. Они уверены, что знают и умеют если не больше педагога, то уж на одном с ним уровне точно. Хвалить таких нужно с особой осторожностью. Если вдруг похвалишь, то жди, что он сразу же возомнит себя звездой первой величины и будет задирать нос перед всеми. Правду говорят, что спесь и глупость рука об руку ходят.  Требуют к себе повышенного внимания, обидчивы, чуть что -  жалуются родителям. И родители, вместо того чтобы прийти и поговорить с педагогом, узнать суть проблемы, бегут или звонят с претензиями. Все идет из семей. Семьи создают недовоспитанные люди, поэтому и дети у них такие же.

Андрей ПАРХОМЕНКО, учитель музыки средней школы №5, г. Муравленко, Ямало-Ненецкий автономный округ:
- Раздражают прежде всего  рабочие программы, которые каждый год нужно редактировать. Учитель не может  и не должен подменять собой целый НИИ педагогики! Следующий пункт - тоже программы, но конкретно  по предмету  «Музыка», из которых выпадает программа Дмитрия Борисовича Кабалевского, а к его программе учебник не составлен. Елена  Критская и присные все свои  учебники начинают с признаний своему Учителю Кабалевскому, но их  «творчество» - это лишь  более или менее удачные «перепевки» его программы. Почему бы не  написать учебник по программе горячо любимого Учителя, а уж потом свои поделки выставлять?
Следующий раздражающий фактор - борьба за успеваемость. Теперь все проблемы в образовательной деятельности детей повешены на шею учителя-предметника. Ребенок не учится - значит виноват педагог, и только педагог:  не смог заинтересовать ученика. Двойка в четверти - скандал. Единицу как оценку вовсе  отменили, при этом продолжая называть систему оценивания знаний учащихся пятибалльной. Результат - учителю проще взять с потолка троечку, чтобы его не разбирали на педсоветах или не обязали дополнительно заниматься с отстающими, обставив этот процесс кучей бумаг.  Хуже всего то, что  мы растлеваем детей безответственностью...  Школьное руководство, борясь за успеваемость, ссылается на некий  муниципальный заказ, где школе вменяется достижение определенных показателей и в количестве учащихся, и в наличии медалистов, и в проценте неуспевающих: тут уж до смешного доходит - 1,5 двоечника, как в детской сказке «Страна невыученных уроков», где мальчик, решив задачу, получил полтора землекопа.
Сегодня пошел разговор о том, что учителя собираются перевести на контракт. Это уже не раздражающий, а возмущающий факт! С помощью такой системы школьная администрация, поставленная в жесткие условия своего существования Законом «Об образовании в РФ», муниципальным заказом и вышестоящим руководством, будет избавляться от принципиальных педагогов, которые в большинстве своем еще и являются хорошими специалистами. В школе останутся только бесхребетные учителя. Или учителя «со стержнем» просто сломают.  Александр Григорьевич Асмолов в книге «Оптика образования» пишет, что его мечта о ювенальной юстиции в России обернулась тотальным детским доносительством на взрослых,  будто не было возможности изучить западный опыт или элементарно просчитать как психологу  последствия этой инновации! Вот так и реализация мечты чиновников от образования о контракте учителей обернется сплошными минусами в учебно-воспитательной работе.

Ольга Д.:

- В детях меня больше всего раздражает, что они выпрашивают четвертные оценки и уверены, что учитель им обязан поставить на балл выше, чем они заслуживают. Их уверенность в том, что мы не откажем, не раздражает даже, а бесит. «Почему вы так уверены? - спрашиваю я их. - Вы всю четверть ленились, а теперь решили, что мне можно сдать тупо скачанный из Интернета реферат и я разжалоблюсь?» А они на полном серьезе считают это достаточным основанием для хорошей оценки. Это все от избалованности, от непривычки трудиться, делать над собой усилие. Так их дома приучили. Они даже посуду не моют, за собой редко убирают, это я знаю от родителей, они сами жалуются. А чего жаловаться, если сами виноваты. Знаний у таких детей не будет. Таких не все, конечно, но больше и больше год от года.

Татьяна ГРАБОВСКАЯ, учитель географии школы поселка Тёсово-Нетыльский и гимназии «Новоскул» Великого Новгорода:
- Я могу сравнить поведение детей в сельской школе и городской, поскольку имею опыт работы в учебных заведениях обоих типов. К сожалению, некоторые городские дети значительно уступают своим сверстникам из села в отношении культурного поведения в школе. Возможно, это происходит из-за вседозволенности, которую вольно или невольно воспитывают в таких ребятах их семьи. При этом один распущенный в отношении своего поведения ученик способен негативно повлиять на весь класс. Не могу сказать, что меня раздражает поведение отдельных учеников или, бывает, целых классов, педагог, на мой взгляд, вообще никогда не должен раздражаться. Использую другое слово - такое явление меня огорчает.

Анна ТАРАСОВА, учитель начальных классов лицея №3, Воронеж:
- Меня, как учителя, не может не волновать учебная мотивация моих учеников. Я всегда переживаю, когда вижу, что дети стараются учиться только ради отметок. Перед выполнением того или иного задания я часто слышу вопросы детей: «Это на оценку?» Для многих детей отметка - это не оценка их работы, а оценка их самих. Непосредственная связь между отметкой и знаниями устанавливается лишь немногими. В большинстве случаев дети говорят, что отметка радует или огорчает учащихся и их родителей. Не все дети понимают смысл отметки, но большинство хотят работать именно на отметку. В ситуации столкновения мотивов, когда дети могли сделать выбор, решать задачу на отметку или решать задачу, требующую мыслительной активности и рассуждения, большинство детей выбирают задачи на отметку. Отметка выражает и оценку знаний учащегося, и общественное мнение о нем, поэтому дети стремятся к ней не собственно ради знаний, а ради сохранения и повышения своего престижа. Из-за этого ученики младших классов иногда идут на неприемлемые пути получения желаемых оценок.
Важным является тот факт, что в школе такие понятия, как «отметка» и «оценка», используются как синонимы. Это же практикуется в документах, например, в дневниках в графе, где выставляются отметки, стоит заголовок «оценка». То есть эти два понятия отождествляются и для учеников, и для их родителей. Но отметки нет ни в одном виде деятельности, кроме школы, а оценка присуща любой деятельности человека.
Вопрос отметок и оценок имеет существенное значение для детей. Ими они отчитываются перед родителями, с их помощью соревнуются друг с другом, а педагоги нередко на основании этого выставляют свои отметки.
Но подлинная задача отметки заключается в том, чтобы потребовать от семьи усиления контроля и помощи ученику в его учебной работе. Родители вкладывают в отметку совершенно иной смысл, чем учитель. Пятерки укрепляют уверенность родителей в том, что их ребенок умный, одаренный, талантливый, а значит, его любят в школе. А в тройках увидят его неспособность добиться большего и невнимание к нему учителя. Тройки ребенка для родителей - это результат недоброжелательности, несправедливости педагога. Школьная отметка как мощный мотивационный фактор влияет не только на познавательную деятельность, отметка затрагивает все сферы жизни ребенка. Приобретая особую значимость в глазах окружающих, она превращается в характеристику личности ребенка, влияет на его самооценку. Для окружающих ребенка людей - родителей, родственников, учителей, одноклассников - очень существенно, отличник ребенок или троечник. При этом престиж первого не сопоставим со спокойным безразличием ко второму. С психологической точки зрения отметка очень сильно влияет на учебную мотивацию. Если мы хотим, чтобы главным для ребенка оставались знания, то мы должны показывать наше отношение к оценкам как к чему-то второстепенному. Родителям необходимо помнить, что в этот возрастной период ребенок ориентируется на оценку взрослого: как родители будут относиться к оценке, такое же отношение будет и у ребенка. Например, очень важно говорить ребенку, что учение - это сложная работа, которая позволяет узнать много нового и интересного. 

Комментарий

Катерина ПОЛИВАНОВА, заместитель директора Центра развития лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ, доктор психологических наук:

- Понятно, что причин для раздражения может быть бесконечно много, и большая их часть индивидуальные: обида, якобы недостаток уважения, застарелые конфликты... Можно предположить, что огромную роль играет и невозможность ни обсудить конфликт, поработать с ним конструктивно, ни просто расстаться. И здесь, как мне представляется, и лежит корень зла. Педагоги и школьники не свободны и не независимы. Их личные отношения, ссоры, непонимание не разрешаются, а копятся и блокируют развитие отношений.
Но нас, конечно, интересуют системные проблемы. Мне кажется, их тоже немало. Но все они центрируются вокруг пресловутого «отчуждения от школ».
Во-первых, вспомним, что школа никогда не была местом для детей. Она была местом воспитания, развития, образования детей для целей общества, а потом государства. Проблему школьной мотивации начали обсуждать в 60-е, когда развертывались исследования учебной деятельности. Именно тогда стали серьезно говорить о субъектности, о сотрудничестве. Когда ребенок ошибается, отвечая таблицу умножения, это ошибка, и, кроме указания на ошибку, ничего случиться не может. (Пусть мягко, пусть уважительно.) Но если ребенок ошибается в обсуждении чего-то никому не известного, то это особое мнение, к которому надо отнестись с пониманием, а для этого увидеть логику пусть неправильных, но рассуждений. Здесь позиции педагога и ребенка сравниваются, насколько это вообще возможно.
Сотрудничество и взаимное уважение появляются, если есть общее дело и общий интерес. А такое в школе бывает очень редко. А вот в неформальном образовании - часто. Почему дети стремятся попасть в летние школы, почему потом долго переписываются со своими педагогами? Я не идеализирую эти новые формы, но трудно спорить с тем, что отношения там выстраиваются другие.
Во-вторых, новая ситуация школы и отношение к ней общества. Педагог как держатель знания, которое есть только у него, олицетворял совершенно особый тип властных отношений. Учитель всегда был ведущим. И эта лидирующая властная позиция признавалась обществом и как следствие школьниками. Сегодня таким властителем стал Google, нравится это нам или нет. И власть ускользает. И этот тренд будет нарастать.
На фоне всего этого дети позволяют себе не только конфликтовать с педагогами, но и заявлять об этом открыто. А педагоги оказались в ситуации ценностного разрыва: они хотят школьникам только хорошего, а те не ценят, грубят, жалуются...
Ситуативно могут помогать школьные психологи, но пока в подавляющем большинстве они не обладают для этого достаточной квалификацией. А системно - процедурное оформление требований, прав и обязанностей. Требования к работам, формат апелляции, ответственность за прогулы и так далее. Это очень долгая и скрупулезная работа, за рубежом она ведется не одно десятилетие, но именно она может снизить эмоциональный фон противостояния и, главное, сделает прозрачной меру взаимной ответственности. Как только оговорены правила, спор и конфликт уходят из сферы личного.