Окончание. Начало в «УГ-М» №44

Алексей БЛАГИНИН, зам. директора Департамента геополитики в сфере общего образования Министерства образования и науки РФ:

- Обеспечение единства образовательного пространства важно, это одно из стратегических, главных направлений работы министерства. Мы рассматриваем единство этого пространства в нескольких аспектах. Первый и главный аспект для нас - правовое нормативное единство. У нас созданы и предусмотрены федеральным законом №273 государственные процедуры, которые обеспечивают единые правила игры в российской системе образования:
- допуск образовательных программ через систему государственной аккредитации;
- оценка условий, в которых реализуют эти образовательные программы, через систему государственного лицензирования;
- допуск кадров, который реализует эти образовательные программы через аттестацию педагогических кадров, правила, порядок проведения которых устанавливает сегодня федеральный центр.
Все эти государственные процедуры - гарант единства образовательного пространства нашей страны.
Сегодня два главных документа в той или иной степени регулируют содержание общего образования: Федеральные государственные образовательные стандарты и примерные основные образовательные программы. Мы готовим изменения в стандарт основной школы, в декабре он появится, мы надеемся, что он будет подписан министром и отправится в Минюст на регистрацию.
Какие четыре главных направления, которые сегодня напрямую касаются нашего разговора, в этих изменениях предусмотрены?
Первое. Будут предметно конкретизированы результаты, то есть будет изложено содержание через конкретные предметные результаты по двум учебным предметам - математике и русскому языку, тем учебным предметам, по которым сегодня ребята проходят государственную итоговую аттестацию, ЕГЭ. В 2016 году такая работа будет проведена по всем предметным областям и по всем учебным предметам. Эту работу мы проводим в тесном контакте с разработчиками измерительных материалов, и не только контрольно-измерительных материалов, которые идут для государственной итоговой аттестации, но и с разработчиками измерительных материалов для складывающейся системы российской оценки качества образования (система национальных исследований качества образования, система всероссийских проверочных работ), с широкой профессиональной общественностью, с предметными ассоциациями. Мы очень надеемся, что новый формат предъявления в стандарте предметных результатов будет понятен и адекватен: родителям, которые могут отслеживать тот объем информации и те знания, которые их ребенок должен будет получить на том или ином уровне общего образования; разработчикам контрольно-измерительных материалов, измерительных материалов вообще; авторским коллективам, которые будут разрабатывать учебники и учебные пособия, и для других заинтересованных целевых групп. Самое главное, мы считаем, что эти предметные результаты впервые не имеют декларативного характера, как это сейчас есть в действующем стандарте, абсолютно измеримы и легко читаемы разными участниками образовательных отношений.
Второе. Изменения, которые войдут в стандарты уже в ближайшее время: выделение предметов (русский язык и литература) в отдельную предметную часть во исполнение поручений Президента Российской Федерации.
Третье. Впервые в Российской Федерации вводится специальное требование для детей с ограниченными возможностями здоровья на уровне подростковой школы, в том числе и предметные результаты обучения.
Четвертое. Изменение требования к структуре рабочей программы учебных предметов, уменьшение практически в 3,5 раза структуры, а значит, и объема тех документов, которые сегодня каждый российский учитель пишет как программу для себя, уменьшится и административная нагрузка на учителей.
Очень важны примерные основные образовательные программы. Впервые за всю историю отечественного образования документ, который определяет содержание образования, составляют, что называется, всем миром. Специальный ресурс создан и действует, показывает огромную активность (crowdexpert.ru). Сейчас на нем мы обсуждаем примерную программу среднего общего образования, хотим в декабре эту работу закончить. Я напомню, что в государственном реестре уже сегодня есть программы дошкольного, начального и основного общего образования. То есть все те документы, на основе которых каждая школа составляет свою программу, есть. Есть и обновленные стандарты, примерные программы, которые вошли в реестр. У нас зарождается новый формат документа, который косвенно будет определять содержание образования в России, - предметные концепции. В 2016 году в рамках федеральной целевой программы развития образования предусмотрена реализация проекта, который ответит на два главных вопроса: определит место предметной концепции в нормативном поле среди регуляторов содержания общего образования и даст нам примерную структуру этой предметной концепции, потому что мы сейчас видим, что те концепции, которые разработаны, разноформатные, разнонаправленные. Такую национальную рамку для предметной концепции в 2016 году мы создадим.
 Совсем недавно содержание общего образования регулировали и предъявляли участникам образовательных отношений коммерческие организации, издательства - через учебник. Кардинальным образом ситуация изменилась, сейчас первую и главную скрипку в формировании содержания общего образования выполняет Российская академия образования, президент РАО - руководитель Федерального учебно-методического объединения по общему образованию, где принимают все важные решения по содержанию школьного образования в стране. Та примерная программа и тот стандарт, которые сейчас есть в стране, - основание для деятельности издательств по разработке и изданию учебников, входящих в Федеральный перечень.
Впервые стандарт предъявил единые подходы к организации воспитательной деятельности, впервые в стандарте появилась наряду с примерными программами отдельных учебных предметов программа воспитания и социализации, что задает единую национальную рамку в организации воспитательной работы в школах. Единство обеспечивается и за счет единства финансовых условий. Здесь важно говорить про норматив, про одинаковую наполняемость нормативов субъектов Федерации. Проблемы есть: внеурочную деятельность сегодня финансируют в разных субъектах по-разному, это не единство образовательного пространства, над этим тоже мы работаем, задача министерства - обеспечение и этого единства. Дальше - кадровое единство, единый подход и профстандарт по формированию заработной платы.
Мы возвращаем единую систему подготовки, переподготовки педагогических кадров, место Федеральной академии повышения квалификации в этой работе, возрождаем систему федеральных тьюторов, которые обеспечивают единство этого пространства как одинаковую доступность к образовательным программам высокого уровня. Федеральная целевая программа развития образования как одно из главных мероприятий будет направлена на поддержку инклюзивного образования, школ с низкими результатами, школ, находящихся в сложных социальных условиях.
5,5 тысячи семей сегодня выбрали альтернативную форму обучения и образования - семейное или самообразование. Мы создаем с 2016 года федеральную систему сопровождения этих семей, это тоже единство образовательного пространства.

Исак ФРУМИН, научный руководитель Института развития образования ВШЭ:

- Я 13 лет проработал учителем математики и директором школы в обычной большой сибирской городской школе. Так получилось, что начал эту работу еще в советское время и видел, что происходило в том числе и с изменениями в образовательном пространстве. В 1994 году я обнаружил, что часть моих замечательных старшеклассников не читали некоторые книжки, которые я считал исключительно ключевыми для нашего культурного кода. Мы собрались с учителями литературы и сделали список из 100 книг, которые каждый наш выпускник независимо от уроков литературы должен был обязательно прочитать. В это же время у нас в школе были созданы лицейские классы по литературе, мне повезло, что ими руководил великий наш соотечественник Виктор Петрович Астафьев. Я ему как-то с гордостью сказал, что там есть и его книжка «Последний поклон». Мы выстроили целый процесс обсуждения этого списка, его обновления с детьми, родителями, с тех пор эта традиция в школе продолжается, дети начали читать, в этом смысле эта идея все-таки идея единства. Как говорил Астафьев, общность не должна быть обручем, как у бочки, ее нужно создавать за счет коммуникации, договоров, обсуждения, любви, а не принуждения. Мы обсуждаем единство образовательного пространства, не обсуждая базовые механизмы его единства. У нас учителя в одной школе не знают, что делают другие, у нас не реализуют нормы нового закона о сетевом взаимодействии. Я уверен из практики, что такого рода связи работают на единство существенно сильнее, чем железные обручи. Кстати, когда Президент РФ использовал слово «скрепы», он использовал и прилагательное «духовные», а духовные связи не навязывают. Я считаю, что равенство образовательных возможностей и есть основная задача единства образовательного пространства, а не однообразие. Сегодня большинство стран при обеспечении единства образовательного пространства обеспечивают единство результатов. Нам важно, чтобы дети не прошли одинаковые учебники, а чтобы у них были сравнимые и желательно действительно общие в своей основе результаты образования. С этой точки зрения подход, предлагаемый рабочей группой Комитета ГД РФ по образованию, представляется верным, но тогда весь сюжет связан с обязательным материалом в учебных программах. В целом я бы подход этот поддержал.

Елена ЗИНИНА, ученый секретарь Федерального института педагогических измерений:

- Документы, которые четко фиксируют предметное содержание образования, сейчас позволяют единому государственному экзамену проходить без судов, без серьезных конфликтов - масштабных и непоправимых. Я имею в виду стандарт 2004 года, плох он или хорош, но защищает государственную итоговую аттестацию, другие документы, которые появляются и в которых нет нормативного статуса, тоже оказывают влияние на составление кодификаторов, спецификаций, демонстрационных вариантов. Какими должны быть регуляторы обеспечения единого образовательного пространства? Главное, чтобы их фиксировал серьезный документ значительной юридической силы. Примерные программы просто прекрасны, но в законе есть слова «с учетом», невозможно на эти слова опираться. Государственная итоговая аттестация, допустим, могла бы фиксировать содержание образования в каком-либо кодификаторе, но это, с нашей точки зрения, не очень хорошая идея, все-таки мы учим большему, чем спрашиваем.

Светлана ИВАНОВА, директор Института стратегии и развития образования РАО:

о второй статье Закона «Об образовании в РФ» есть тезаурус, в котором 34 определения, но понятия «образовательное пространство» там нет. Это не совсем логично, потому что в статье 3 объявлен принцип единства образовательного пространства, а в статье 11 записано, как реализуют этот принцип, чем задают, чем обеспечивают. Поэтому нужно, наверное, здесь вернуться к этому вопросу, дальше это обсуждать. Единое образовательное пространство выстраивается как любое пространство с учетом времени и условий, министерство это пытается учитывать в силу возможностей, которые у нас есть. Но у нас нет одной очень важной возможности: где мониторинг условий и времени, в котором находится наше российское образовательное пространство? Нужно заниматься мониторингом. Наши тесные-тесные связи с регионами и со школами позволяют знать ситуацию, но знать ее и мониторить - это категорически разные вещи.

Людмила МЯСНИКОВА, председатель Московского городского экспертно-консультативного совета родительской общественности:

- Если говорить о предложении ввести единые школьные учебники как одном из составляющих единого образовательного пространства, то наличие нескольких вариантов учебников по предмету, один из которых отвечает базовым требованиям, а другой может помочь ребенку изучать предмет более углубленно, не противоречит идее единого образовательного пространства. Но при этом, на мой взгляд, это дает возможность учителям учитывать уровень подготовки обучающихся, заниматься с ребенком более углубленно. Что касается при этом самостоятельной работы учителей в доработке программ, то нам эта идея не кажется правильной. Для этого необходимы большой опыт работы, знание и умение на практике применять методические навыки, молодым специалистам претворить это в жизнь будет крайне сложно. Таким образом, велика вероятность потери большого количества молодых педагогов, число которых в образовательных учреждениях на сегодняшний день неуклонно растет. Я как-то в 11-м классе задала детям вопрос: что такое в их понятии единое образовательное пространство? Выпускники московской школы №1347 пришли к выводу, что видят это пространство как то, где они могут общаться между собой, с преподавателями образовательных учреждений, колледжей, вузов, обсуждать интересующие их вопросы и получать профессиональные консультации и ответы. Это пространство, на котором собрано огромное количество материала - видеоуроки, теоретические, практические материалы, что могут помочь всем заинтересованным в этом учащимся в подготовке к экзаменам, олимпиадам, к банальному расширению кругозора, и которыми может воспользоваться ученик любого класса любой школы и любого города.

Наталья РЯБКОВА, директор школы №2030:

- Члены экспертного совета по общему и дополнительному образованию Комитета по образованию ГД РФ неоднократно рассматривали проблему сохранения единого образовательного пространства как одного из приоритетных направлений и принципов государственной политики в области образования. Я согласна, что основной инструмент в сохранении и создании единого образовательного пространства на сегодняшний момент - это ФГОС, а также выработанные единые подходы к содержанию, средствам обучения. В рамках ФГОС это результаты. ФГОС определяют требования к предметным, метапредметным и личностным результатам.
На выходе из школы ребенок сдает ЕГЭ, который проверяет в первую очередь предметные результаты. Давайте возьмем банальную ситуацию. Молодой учитель в 6-м классе преподает математику, он должен понимать, знать, каких результатов достигли дети по его предмету, допустим, в 5-м классе. То есть мы считаем, что необходимо выработать предметные результаты к концу учебного года буквально по классам, тогда учитель будет работать более продуктивно, понимая, к чему он в конечном итоге приходит на базовом, на углубленном и расширенном уровне. Все должно быть четко прописано.
Учебник только инструмент, но тем не менее нельзя сбрасывать со счетов учебник для таких участников образовательного процесса, как ученик и родители. Родители очень трепетно относятся к учебнику, смотрят и соотносят, как учит учитель на уроке и что прописано в учебнике, поэтому здесь должны быть определенные стыковки.
Примерные образовательные программы, которые мы дорабатываем в школах, - это талмуды в тысячи страниц, это огромная работа всего педагогического коллектива. Необходимо закрепить право образовательной организации не дорабатывать ту примерную образовательную программу, которая разработана на федеральном уровне. Что касается примерной образовательной программы, которую формируют участники образовательного процесса, то кто смотрит, сколько часов мы определяем на вторую часть, какие предметы, кто несет ответственность за содержание образования именно во второй части, которую формируют участники образовательного процесса? Я общаюсь с директорами школ, слышу: в одной школе на вторую часть дают пять часов, в другой - семь, десять, но в конечном итоге это жестко не закреплено.

Алексей ЛУБКОВ, советник ректора МИОО:

- Тот опыт, который мы имеем, говорит о том, что единство может быть формальным, а между тем очень многие существенные вопросы, в частности принятие предметной концепции по истории и историко-культурного стандарта, показали, что, увы, это тоже должно быть в центре внимания не только наших министерств и ведомств, но прежде всего самого широкого круга общественности. Российское историческое и Российское военно-историческое общества, на мой взгляд, как эксперты в этом плане не сработали. Когда я говорю о том, что мы должны через межпредметные концепции выйти на понимание единства образовательного процесса для гуманитарной сферы, речь идет прежде всего о нашем ценностном, аксиологическом понимании единства, того, что составляет нашу культурную матрицу, национально-культурную идентичность и гражданственность. Если мы в XIX веке в трех учебниках боремся с самодержавием, то о какой ценности российского государства мы можем писать в ХХ или ХХI веке? Это понятно, вопросы дискуссионные, но именно ценностное основание должно быть прежде всего той духовной скрепой, о которой говорил Владимир Путин. Между тем посмотрите наши КИМы. Я два года работаю председателем предметной комиссии по обществознанию в Москве, на 80, если не более, процентов примеры, которые приводят в наших КИМах, - это примеры прежде всего дискурса западных мыслителей. Кого мы формируем, какие экзамены мы сдаем? У нас, что, нет своих русских мыслителей? У нас, что, нет даже тех, кто уезжал, но вернулся? Нет Вернадского, нет Сорокина, нет Леонтьева? Проблема есть, и эта проблема должна тоже быть в центре внимания нашего профессионального сообщества, наших экспертов и аналитиков.
Когда мы говорим о примерных образовательных программах как основе или возможном инструменте продвижения содержания, мы должны видеть те риски и проблемы, которые здесь существуют. Кто по закону создает эти примерные образовательные программы? Мы знаем, что это субъекты образовательного процесса. А кто это? Это сами школы, но справляются ли они? Или это высшая школа, которая тоже по соответствующей матрице занимается разработкой примерных образовательных программ, а потом они под копирку распространяются по крайней мере в пределах Центрального федерального округа, а может быть, и дальше, даже до Красноярского края?

Людмила ДУДОВА, заведующая кафедрой филологического образования Московского института открытого образования:

- Сама постановка вопроса о правовом обеспечении единого образовательного пространства, к сожалению, свидетельствует о том, что есть несовершенство правового обеспечения. Но правовое обеспечение единого образовательного пространства может быть только единым и никаким другим, иначе это не будет уже государственное образование, приведет к отвлечению институтов образования, начиная от дошкольных образовательных организаций до системы высшего и послевузовского образования, от решения главной своей задачи - обучения и воспитания подрастающего поколения. Это второй тезис.
В правовом обеспечении единого образовательного пространства много проблем, но мы оказались сосредоточены на основных образовательных программах, что не случайно, потому что именно основная образовательная программа - тот самый документ, который определяет и процесс воспитания, и процесс обучения, становится решением государственных задач подготовки будущих специалистов. Но основной инструмент, который обеспечивает единство образовательного пространства, отдан на откуп тысячам образовательных организаций. О каком единстве мы можем тогда говорить? Если создается впечатление о том, что эта свобода - инструмент, показатель проявления каких-то демократических тенденций в образовании, то это весьма сомнительная демократия. «Сапоги должен тачать сапожник, а пироги печь пирожник», когда на коленке в любой образовательной организации предлагают написать документ, который потом станет основой для государственной аттестации, это очень опасная ситуация, которая ведет не к усилению, а к распаду. Если мы отказываем государству в праве четко и ясно предъявлять требования к образовательной организации, дозволяем эти требования формировать каждой образовательной организации, то, боюсь, результаты могут быть очень плачевными.

Александр КОНДАКОВ, президент издательства «Дрофа»:


- Мы в каком веке живем, в XXI или XX, или, может, в XIX? На сегодняшний день экономика требует прежде всего формирования личностных качеств, компетенций, ценностных ориентиров подрастающего поколения, из этого уже должно вырастать содержание образования, мы же отталкиваемся от этого. Почему-то, говоря о стандарте, о его совершенствовании, мы не говорим о результатах его введения. В прошлом году завершился первый этап введения стандарта начальной школы, проведенные исследования показали, что количество детей с повышенным уровнем достижений выросло на 13 процентов, количество детей, что достигли повышенного уровня по математике, по русскому языку, - на 10 процентов, и для России этот показатель очень значимый. 14 институтов РАН разработали документ «Фундаментальное ядро содержания общего образования», собственно говоря, была разработка еще советского периода, академики Арнольд, Маркушевич и Колмогоров впервые позволили ввести понятие «вариативность образования». Из-за чего возникла вариативность? Из-за того, что математика стала нужной инженерам, айтишникам, тогда появились первые учебники. Полторы недели назад в Комсомольске-на-Амуре от руководителей «Сухого» я услышал: «У нас не будет инженеров, пока в школе будет геометрия Погорелого-Атанасяна, это геометрия Кульмана». Поэтому главные вопросы, на которые мы должны сегодня искать ответ: «Зачем учить?», «Чему учить?», «Как учить?». Содержание образования - уникальная конструкция, можно разрабатывать концепцию исторического, географического, филологического образования, но если нет связки, которая держит все как целостное единство, тогда будет, к сожалению, ситуация, как в предложенном законопроекте, когда предлагают математику с 1-го по 11-й класс, а у нас есть математика с 1-го по 6-й, а дальше алгебра, начала анализа, геометрия, или, допустим, предлагают сделать литературу с 5-го до 11-го и историю синергетично между собой. Но тогда литературу начнут изучать с 6-го класса, так как в 5-м классе у нас нет «Истории Отечества». То есть очень много нюансов, на которые нужно обратить особое внимание. На сегодняшний день главная проблема возникает не от содержания образования. Это необходимость научно-методической поддержки деятельности педагогов, апробированных моделей и механизмов в технологии достижения результатов, прежде всего междисциплинарных и трансдисциплинарных. Эту проблему законопроект предлагает решить самым простым способом - всеобщей унификацией образования. Весь вопрос в том, согласны ли мы с этим?