Дело в том, что 10 лет назад по инициативе президентской администрации мне довелось вести проект по созданию нового учебника по обществознанию в пакете с коллегами-историками, которые тоже занимались той же работой. Мое чувство разочарования вызвано тем, что если бы в то время Вячеслав Никонов написал эту книгу, 10 лет назад, во многом наш проект получил бы мощный теоретический фундамент. Когда мы создавали нашу книгу «Глобальный мир в XXI веке»,  мы ездили по всем федеральным округам и  ощутили в учительской,  в ученической и в родительной среде колоссальный спрос именно на такого рода книги.  Но лучше поздно, чем никогда, книга  Никонова очень органично вписывается и в российскую, и в международную традицию расшифровывания России, которая началась, как мы знаем, еще в XVIII веке и продолжается сейчас. Книга написана в русле очень существенной исторической интеллектуальной традиции, начиная с нашего соотечественника, первооткрывателя цивилизационного подхода к истории Николая Яковлевича Данилевского. В знаменитой книге «Россия и Европа»  1868 года Данилевский подробно развивает теорию культурно-исторических типов человечества (до него эту теорию развивал немецкий историк Рюкерт, а после Данилевского это стало темой работ Освальда Шпенглера,   книга оказала существенное влияние на Ф.Достоевского, К.Леонтьева, Н.Страхова, К.Бестужева-Рюмина). Вячеслав Никонов сегодня очень органично продолжает именно эту линию, причем он находит, как бы соревнуясь с Хантингтоном в определении будущего, собственную формулу этого будущего. Если Хантингтон в пику Фукуями, который провозгласил «Конец истории», назвал свою работу «Столкновение цивилизаций», то Вячеслав Алексеевич предвидит скорее «Концерт цивилизаций» (на мой взгляд, это  очень конкурентоспособное название, особенно по-английски - «Concert of civilizations»), при этом он открывает очень плодотворную почву для дискуссий на тему, собственно говоря,  какую музыку этот концерт сыграет, ведь она может быть очень разной. В этом смысле очень интересно, что за инструмент Россия в этом концерте или каким голосом Россия в этом концерте будет участвовать.
Обычно принято считать, что если появилась книга, то, как говорят в интеллектуальных кругах, «написал и закрыл тему». На самом деле, на мой взгляд, Вячеслав Алексеевич не закрывает тему, а открывает ее принципиально по-новому, потому что, избирая такое модное название - «Код цивилизации», он намекает на то, что ведь код -  загадка, которую предстоит расшифровывать. Это не открытый текст, это шифр,  поэтому каждый читатель будет читать эту книгу как собственное непростое задание, потому что колоссальная эрудиция автора, с одной стороны, авторская позиция, с другой стороны, вызов буквально в каждой строчке. Самая главная ценность любой научной работы именно в том и состоит, что пробуждает желание включиться в эту многовековую работу по разгадыванию самих себя. В  этом смысле, мне кажется, Вячеслав Никонов очень органично вписывается в традицию наших великих интеллектуалов, каждый из которых обязательно писал что-нибудь о русской идее, например, Петр Яковлевич Чаадаев - родоначальник самой темы русской идеи с его предположением о том, что Россия - одна из ветвей европейской цивилизации, похожая на крайне западную испанскую.  Если западная испанская католическая цивилизация должна работать в агрессивном мусульманском мире, то Россия где-то на окраинах Евразии тоже должна осуществлять некую культурную миссию. Это, конечно, Владимир Соловьев, Николай Бердяев, которого Вячеслав Алексеевич цитирует в своей книге. Сам автор книги очень органично включается в эту работу по разгадыванию того, что такое русская идея, что такое русская цивилизация. В этой книге  есть еще одна очень важная ипостась, которая очень органично включается в современный, очень острый политический контекст. Мы знаем, что в Украине предполагается ликвидация русского языка в том смысле, что вторым языком, не государственным, а практически национальным, предполагают сделать язык английский. На мой взгляд,  это совершенно абсурдная, безумная идея, но коль скоро ее провозглашают с самой высокой властной  - президентской - позиции, то к этому нужно относиться совершенно серьезно, ведь речь идет о том, что из русского мира, из русскоговорящего мира предполагают вычесть  по разным оценкам порядка 20 миллионов тех, кто идентифицирует себя в качестве русских на Украине. Программа очень простая и ясная - это думать и писать  о русском мире, защищать русский мир, то есть  задача абсолютно политически актуальная. Это невозможно игнорировать и,  мне кажется, чем раньше этот сигнал прозвучит в наших сердцах, в душах и  мозгах, тем более готовы мы будем к этим вызовам.
Лично меня, например, наш собственный код, вернее,  то,  как я его расшифровываю, часто приводит в тупик и наводит на разные пессимистические размышления,  я стремлюсь из этого тупика сам выходить, но думаю,  что это не только моя проблема. Я беру ключевые даты в нашей истории. 988 год - христианизация, я не оцениваю,  хорошо или плохо, понятно,  что вся история была запрограммирована этим актом, но нужно признать как фундаментально неотрицаемый факт: мы отказались от собственного так называемого языческого наследия, приняли чужую веровательную норму, затем долго делали ее своей. Середина XVII века - никонианская церковная реформа, казалось бы, чисто ритуально практическая: два пальца или три пальца - крещение, ходить по солнцу или против солнца?  В результате половина русского мира в тот момент превращается в диссидентов, во врагов, раскалывается,  опять-таки мы берем чужую, греческую, норму в качестве того, что должно быть правильно понято в нашем русском мире.  Петр I - не меньший радикализм, полное отрицание всего прошлого, ради того чтобы заимствовать норму у Европы.  Большевики в 1917-м - западный марксистский проект, отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног, все произошло очень просто и ясно, в три дня, как написал Василий Васильевич Розанов, величайшая империя Россия слиняла. В книге Никонова  на цифрах показано, что 1914-1917 годы - это пик военного, экономического могущества России, которая  в то время была величайшей, мощнейшей империей мира, и она  слиняла  в три дня ради  того, чтобы начать большевистский проект. 19-22 августа 1991 года с концом ГКЧП заканчивается Советский Союз, опять Россия слиняла в три дня. Так это код наш или нет? Это алгоритм нашего развития в истории или нет? В чем наша традиция? Традиция в том, чтобы регулярно  отрицать собственную традицию? Если так, если мы это продолжим, что с нами случится? Вот такой тупичок, и не только, интеллектуальный, на самом деле экзистенциальный, потому если мы русские, если Россия - наш мир и другого нам не дано, даже если мы живем в Вашингтоне, то надо на эту тему думать, что-то придумывать.
По счастливой случайности, а может быть, и не случайности, Вячеслав Никонов, книгу которого мы обсуждаем, еще 20 лет назад написал другую большую книгу - «Эпоха перемен: Россия 90-х глазами консерватора», а  консерватизм, как известно, как раз и есть формула ответа на этот парадоксальный пессимистический код, если его считать действительно кодом нашей цивилизации. Я думаю,  если мы наконец станем консерваторами не по-книжному и не по приказу сверху, а по пониманию того, что мы нажили,  того, что представляет для нас абсолютную ценность и единственный фундамент дальнейшего национального развития, не подлежит никакому отрицанию, что это будет единственная и последняя надежда на то, что мы сможем наконец прервать эту странную традицию перевертывания, радикального изменения самих себя. Думаю, мы объективно к этому пришли, некуда больше идти за окончательной истиной, за нормой, пора искать ее в самих себе. Книга Никонова написана о коде, который предстоит расшифровывать, но в то же время она и ведет к тому, что единственно правильная расшифровка нашего кода состоит в том, что он наш и не надо искать чужого.

Андрей ПЕТРОВ, начальник аналитического управления аппарата Государственной Думы РФ:

- Мы  сегодня сталкиваемся с  тем, что, собственно, само понятие русского мира всегда было из сферы идеологии, а сегодня оно стало еще из сферы практической политики, этот момент наполняет все события, которые происходят сейчас с русским миром, особенной актуальностью и смыслом. Русский мир - такое  сообщество людей, которые сами себя причисляют к этому русскому миру. Мне кажется, что это очень хорошая платформа для достижения консенсуса, а отталкиваясь от нее, надо обсуждать практические шаги. Это политика, векторы взаимодействия в крайне нестабильной современной международной ситуации, это экономика, культура, конечно же, язык. Сейчас у нас идет Год литературы, проблемы  языка и литературы играют совершенно особую роль, потому что это наряду с вопросами веры, культурных кодов один из зримых маркеров русского мира, который должен стать оплотом.
В  2017 году у нас грядет знаковая юбилейная дата - столетие революции. Объединение русского мира  должно предполагать не только объединение по каким-то гражданским, культурным, языковым характеристикам, но еще стать поводом говорить об объединении русского мира по каким-то своим идеологическим характеристикам, стать неким гражданским примирением. Это одна из наших общих задач на будущее,  во всей этой практике сегодняшнего дня должны помогать, конечно, теория и история.

Людмила ВЕРБИЦКАЯ, президент Российской академии образования, президент Международной ассоциации преподавателей русского языка
и литературы:

- Перевес  стране в мире обеспечат лидерство и мораль, мне кажется, это очень важно. Совсем недавно мы с Вячеславом Никоновым вернулись с «Петербургского диалога», который был в Потсдаме. «Диалог» произошел спустя почти полтора года, после того как должен был произойти, потому что госпожа канцлер Германии не разрешила своей части делегации приехать в Сочи, где все было подготовлено,  где планировали провести «Диалог» в середине прошлого года.  На «Диалоге» ситуация была очень непростая, потому что 100 человек  были с российской стороны, 100 - с немецкой, в рабочих группах  шли очень напряженные дискуссии (в день нашего заседания госпожа Меркель принимала господина Яценюка и два часа с ним провела, их беседа ничем не закончилась, но сам факт, конечно, был очень неприятен).  Конечно, хорошо, что возродился «Диалог»,  надеюсь, что все дальше так и будет, в июне следующего года мы встретимся уже в Петербурге.
Я  считаю, что в мире 350 миллионов человек, для которых русский язык родной или второй родной,  которые учат язык или сами, или где-то. У нас удивительный язык, его богатство и его сохранение -  проблема безопасности нашей Родины. Слова, соответствующего русскому слову  «совесть»,  нет ни в одном языке, русские слова «честь»,  «благородство»,  «достоинство» имеют в других языках  несколько иное значение, у русского слова   «терпимость» нет соответствующего эквивалента в других языках.  Мы,  увлекаясь иностранными словами, говорим «консенсус», а почему не «согласие»? Мне кажется, что очень важно, чтобы мы все думали о том, как важно укреплять русский язык, распространять за пределами нашей Родины.
Благодаря активной деятельности русистов Польши  пятый год самый большой конкурс в Варшавском университете на русское отделение филологического факультета. Поэтому давайте беречь наш язык.