- Хорошо известно, что за последние годы многое сделано для развития и внедрения информационных технологий в систему образования. Но известно также и то, что число педагогов, умеющих, а главное, желающих эффективно использовать информационные технологии в своей повседневной деятельности, растет гораздо медленнее, чем количество компьютеров в школах. Почему так происходит, понятно. Отчасти все дело в том, что, несмотря на значительное количество компьютеров, поставляемых в школы, ускоренное подключение их к интернету, массовое обучение педагогов пользованию информационными технологиями, реальная практика обучения в современной массовой школе мало отличаются от тех, что были и 20, и 30 лет назад. Большинство учителей все еще используют в своей работе традиционную технологию проведения урока, которая заключается в простой формуле: «Слово - учебник - тетрадь». Возникает вопрос: почему? В самом деле, почему у подавляющего количества учителей, даже у тех, кто хорошо владеет компьютером, не сформировались устойчивый интерес и потребность в использовании информационных технологий?

Однозначно и односложно на этот вопрос не ответишь. Тут нужно исходить прежде всего из реальной практики. Учитель приходит в класс, где основной формой учебных занятий был и остается урок, основанный на методике группового обучения. Провести презентацию урока, курса, темы учитель, владеющий компьютерными технологиями, еще может. Но вот органично и разумно встроить электронные учебные продукты в учебный процесс для него затруднительно. Для этого нужно время для раздумий, прикидок, расчетов, методического обоснования, но его у учителя нет. Как нет и возможностей для самостоятельного «домашнего» пользования электронными учебными материалами.

Во-первых, не у каждого педагога есть дома компьютер. Конечно, учитель может использовать школьные компьютеры, но если хороший учитель находится в школе, то он всегда окружен детьми. Может ли он их прогнать, чтобы закрыться одному в кабинете и готовиться к уроку? Конечно, нет. А если есть у него уроки во второй смене, а если он ведет еще и группу продленного дня, когда ему найти время на работу со школьным компьютером?! Сегодня, я думаю, информатизация образования была бы гораздо более эффективной, если бы мы смогли выделить всем педагогам компьютеры в служебное, и при этом домашнее пользование, это подняло бы статус учителя вообще, а сельского учителя в частности. Приходится признать, что пока у учителя в личном пользовании не будет компьютера, желательно подключенного к интернету, фраза о том, что «компьютер из предмета изучения должен стать средством», останется во многом декларативной. Педагоги, к счастью, это хорошо понимают, и, несмотря на тяжелейшее материальное положение, некоторые из них стараются все-таки иметь дома компьютер. Но у большинства такой техники все же нет. И интереса к использованию информационных технологий у них тоже нет. Поэтому учитель готовится к урокам дома в основном по учебникам, различной дополнительной литературе, методичкам, журналам, папкам с интересными статьями, собранными за многие годы.

Во-вторых, вряд ли может учитель, ведущий за 2-3 тысячи рублей зарплаты 30 часов в неделю и допоздна занимающийся подготовкой к очередному рабочему дню, позволить себе работу на «прекрасную мечту об уроке будущего». Мечта часто так и остается мечтой для будущего, хотя информационные технологии уже существуют в настоящем.

В России только издательство «Просвещение» в год выпускает более 44 миллионов учебников, это хорошо, но во все большей степени и это, и другие издательства, специализирующиеся на «бумажных учебных книгах», понимают: нужны электронные учебники, потому что именно информационные технологии способствуют развитию и совершенствованию учебно-методических комплексов. У «Просвещения», например, есть уже и «Электронная библиотека», и портал «Общеобразовательная школа», и детально проработанные технологии, и содержание дистанционного образования старшеклассников, и многое другое. Между тем учитель по-прежнему привык и научился выстраивать сценарий урока, опираясь на тест учебника, а не на электронные учебные продукты. Ему предлагают электронные учебники, пособия, задачники и сборники упражнений, но замена обычных учебников электронными кажется ему делом малооправданным, малоэффективным, далеким от традиций школы.

Немаловажно и то обстоятельство, что в России мало специалистов по педагогическому дизайну, поэтому основная часть электронных учебных продуктов создавалась коллективами, где веское, решающее слово оставалось не за педагогами, а за «технарями». Они, конечно, большие специалисты в этом трудном деле и хотели сделать «как лучше», обеспечивали высокое техническое качество электронного учебного продукта. Но этот продукт отвергался педагогами потому, что, во-первых, он имел недостаточную образовательную ценность, а, во-вторых, для его включения в учебный процесс учителю приходилось затрачивать немало усилий. Технари-разработчики стремились увеличить возможности электронного продукта, но плохо знали потребности учителя. Их, кстати, мало кто знает, потому что у большинства педагогов как не было, так и нет потребности в электронных учебных материалах. Может быть, поэтому в беседах с разработчиками на один вопрос: «В чем миссия вашего продукта, для чего он предназначен?», педагог слышит ответ на совершенно другой: «Что можно сделать с его помощью?». А это, как говорится, «две большие разницы»...

Шедевр, в котором творец реализовал все свои возможности, это, конечно, хорошо, но массовый продукт должен создаваться все же для реализации конкретных потребностей конкретных потребителей. Поэтому, я считаю, «Просвещение» предлагает оптимальный вариант, когда электронные приложения сопровождают сегодня обычные учебники, а в учебниках есть ссылки на электронные приложения. Возможности электронного продукта тут не пропадают, а используются, поскольку учителю не нужно прикладывать никаких дополнительных усилий; предлагаемое ему дополнение оказывается востребованным и органично используемым в ходе урока. В этом случае электронное приложение решает именно те задачи, которые реально возникают при изучении темы и не могут быть решены другими компонентами УМК. Возможно, такой подход кому-то из разработчиков сложнейших электронных продуктов покажется упрощением, примитивизацией роли информационных технологий в учебном процессе, но, думаю, это можно рассматривать как возвращение ушедших вперед информационных технологий к обычному учителю, если хотите, «возвращением за учителем», чтобы идти дальше. Это все же лучше, чем ждать, когда педагог поднимется на «электронный Олимп». Кстати, достойный пример такого «возвращения за потребителем» демонстрируют сегодня разработчики мобильных телефонов, которые, создавая сложнейшие аппараты, обладающие тысячами функций, сегодня начали создавать для тех, кому это нужно, и простой телефон «с тремя кнопками».

Сегодня потребитель-педагог смотрит на компьютер и все, что с ним связано, как на что-то очень дорогое, любопытное, полезное, но малопригодное для облегчения его личной учительской судьбы, а потому не вызывающее великой любви и интереса. Поэтому миллионы уроков и проходят в школах без применения современных информационных технологий.

Что делать? Тут есть несколько вариантов. Можно одномоментно выбросить все старые технологии, бросить все силы на освоение новых. Но у нас нет для этого ни сил, ни людей, ни уверенности, что этот выход хорош. Но можно попробовать поискать место новой технологии в решении старых проблем, постепенно внедряя ее новые элементы в те места «ленты урока», заполняя те места, где старая технология испытывает недостаток средств. Для этого создатели новой технологии должны хорошо знать старую, уважать ее, проявлять такт при частичной или полной ее замене. Всего этого, к сожалению, чаще всего нет на практике. Новые технологии обвиняют старые в косности, консерватизме, отсталости. Это неконструктивно, именно поэтому информационные технологии и остаются за порогом школьного класса.

Для того чтобы информационные технологии реально стали фактором обеспечения доступности, качества и эффективности образования, они должны быть для начала органично включены в традиционные и пока важнейшие для школы процессы: уроки и УМК. Учитель понимает, что традиционный урок при ситуации острой нехватки в школе лабораторного оборудования, наглядных пособий становится «бедным». Он может быть усилен за счет применения ИТ, но учителю требуется не одномоментный скачок от привычного ему инструментария (учебник, доска, мел и так далее), а постепенное, преемственное, органичное расширение этого инструментария за счет включения информационных технологий, обогащение урока с их помощью. Когда привычный всем учебник как бы «приводит с собой» в школу электронный учебный продукт, то и не возникает проблем «чужеродности» и «отторжения». Проблема не в том, что люди плохо воспринимают новые идеи, а в том, что они с трудом отказываются от старых. Очевидно, что только массовое использование учителями школ электронных учебных продуктов и может потребовать, указать верные пути дальнейшего их развития, того, что вряд ли может сделать узкая группа разработчиков. Прежде чем вести собственные разработки, наверное, имеет смысл более внимательно, не предвзято и не поверхностно рассмотреть возможность использования существующих электронных ресурсов, в том числе разработанных за рубежом, в первую очередь нашими коллегами из бывших соцстран, так как системы образования наших стран все-таки имели много общего, адаптация этих ресурсов может обеспечить высокое качество, сэкономить и время, и деньги, которых, как мы знаем, нам всегда недостает.