​Думаешь, мы будем?..

- Постановлением Правительства РФ от 16.07.2014 №665 установлено, что Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей (утверждены постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. №781) (далее - Правила), применяются и при исчислении периодов работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.
В соответствии с подпунктом «б» пункта 8 Правил в стаж работы для назначения досрочной педагогической пенсии засчитывается выполнявшаяся при нормальной или сокращенной продолжительности рабочего времени, предусмотренной трудовым законодательством, работа в должности заместителя директора (начальника, заведующего) по учебной, учебно-воспитательной, воспитательной, производственной, учебно-производственной и другой работе, непосредственно связанной с образовательным (воспитательным) процессом, в том числе и образовательных учреждений среднего профессионального образования (училища всех наименований, колледжи всех наименований).
Доказать связь деятельности заместителя директора по учебно-методической работе с образовательным процессом можно по его должностной инструкции. Должностные инструкции утверждаются руководителем образовательной организации по согласованию с выборным комитетом профсоюза.
Если согласно должностной инструкции такая работа не будет признана связанной с образовательным процессом, то можно исходить и из того, что работа по совместительству в педагогических должностях может быть засчитана при условии выполнения (суммарно по основному и другим местам работы) нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки), установленной за ставку заработной платы (должностной оклад), с 1 сентября 2000 г. До этой даты - независимо от условия выполнения в эти периоды нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки).
Ни в законе, ни в вышеуказанном постановлении Правительства РФ нет ограничений, касающихся того, основной или неосновной являлась преподавательская работа, а также того, по совместительству или не по совместительству она выполнялась.
Следовательно, преподавательская работа, осуществляемая в той же образовательной организации, должна включаться в стаж для назначения досрочной пенсии по старости. При этом объем преподавательской работы, устанавливавшийся учителям до 1 сентября 2000 г., не имеет значения.
Для сведения сообщаем, судебная практика показывает, что, как правило, в аналогичных случаях принимаются решения с учетом прав преподавателей.

Вернуть утраченное


- Можно ли педагогу-психологу методического центра установить отпуск продолжительностью более 28 календарных дней?

- Продолжительность ежегодных основных удлиненных оплачиваемых отпусков педагогических работников и руководителей образовательных организаций, а также педагогических работников организаций, осуществляющих обучение, регулируется постановлением Правительства РФ от 14.05.2015 г. №466 «О ежегодных основных удлиненных оплачиваемых отпусках».
Указанное постановление вступило в силу 26 мая 2015 г. и признало утратившим силу постановление Правительства РФ от 01.10.2002 г. №724, которым была предусмотрена возможность для предоставления ежегодного основного удлиненного оплачиваемого отпуска педагогу-психологу методического центра.
Педагогу-психологу методического центра ежегодный основной отпуск должен предоставляться общеустановленной продолжительности - 28 календарных дней.
Вместе с тем до возможного урегулирования в централизованном порядке вопросов продолжительности отпусков категорий работников, которые пользовались ежегодными основными удлиненными оплачиваемыми отпусками, может быть решен вопрос о сохранении прежней продолжительности отпуска путем отнесения соответствующих должностей работников к работникам с ненормированным рабочим днем, учитывая, что руководители и другие работники учебных, учебно-методических, методических кабинетов (центров), а также руководители других организаций, не являющихся образовательными организациями, как правило, привлекаются к работе сверх нормальной продолжительности рабочего времени. Такие рекомендации дает Общероссийский Профсоюз образования, ссылаясь на следующие доводы.
Поскольку действующим законодательством максимальная продолжительность ежегодного дополнительного отпуска для работников с ненормированным рабочим днем не установлена, то указанным работникам (в том числе и педагогу-психологу методического центра) в порядке, установленном статьей 119 ТК РФ, может быть установлен ежегодный дополнительный отпуск, общая продолжительность которого с учетом ежегодного основного оплачиваемого отпуска будет составлять либо 42, либо 56 календарных дней.
При решении указанного вопроса необходимо исходить из того, что предоставление работнику дополнительного отпуска за ненормированный рабочий день не связано с дополнительными финансовыми затратами, если не требуется замена работника на период его дополнительного отпуска, поскольку фонд оплаты труда предусматривается на 12 месяцев, за счет которого за рабочее время работнику выплачивается заработная плата, а за дни дополнительного отпуска производится оплата отпуска.
В соответствии со статьей 119 ТК РФ работникам с ненормированным рабочим днем предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, продолжительность которого определяется коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка и который не может быть менее трех календарных дней.
В отличие от прежней редакции этой нормы, предусматривавшей возможность компенсировать работникам с ненормированным рабочим днем (с их письменного согласия) переработку сверх нормальной продолжительности рабочего времени как сверхурочную работу в случае, когда такой отпуск не предоставляется, статья 119 ТК РФ в нынешней редакции однозначно указывает на то, что работникам, отнесенным к категории работников с ненормированным рабочим днем, должен предоставляться только ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск.
Необходимо также отметить, что в соответствии с указанной статьей вопросы определения конкретных перечней работников с ненормированным рабочим днем, а также продолжительности дополнительного отпуска отнесены к компетенции самих организаций, а не органов государственной власти или органов местного самоуправления.
Органы государственной власти и органы местного самоуправления вправе лишь устанавливать порядок и условия предоставления дополнительного отпуска за ненормированный рабочий день, как это, к примеру, определено для организаций, финансируемых из федерального бюджета, постановлением Правительства РФ от 11.12.2002 г. №884 «Об утверждении правил предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам с ненормированным рабочим днем в федеральных государственных учреждениях». Эти правила не устанавливают ни перечней работников, ни конкретную продолжительность дополнительного отпуска.
Согласно указанному постановлению Правительства РФ ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск работникам с ненормированным рабочим днем предоставляется за работу в условиях ненормированного рабочего дня отдельным работникам федеральных государственных учреждений, если эти работники при необходимости эпизодически привлекаются по распоряжению работодателя к выполнению своих трудовых функций за пределами нормальной продолжительности рабочего времени.
Перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем, имеющих право на дополнительный отпуск, устанавливается правилами внутреннего трудового распорядка или иным нормативным актом учреждения.
В перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем включаются руководящий, технический и хозяйственный персонал и другие лица, труд которых в течение рабочего дня не поддается точному учету, лица, которые распределяют рабочее время по своему усмотрению, а также лица, рабочее время которых по характеру работы делится на части неопределенной продолжительности.
Продолжительность дополнительного отпуска, предоставляемого работникам с ненормированным рабочим днем, не может быть менее 3 календарных дней.
Право на дополнительный отпуск возникает у работника независимо от продолжительности работы в условиях ненормированного рабочего дня.
Дополнительный отпуск, предоставляемый работникам с ненормированным рабочим днем, суммируется с ежегодным основным оплачиваемым отпуском, а также другими ежегодными дополнительными оплачиваемыми отпусками.
Оплата дополнительных отпусков, предоставляемых работникам с ненормированным рабочим днем, производится в пределах фонда оплаты труда.

Секрет «интересного» положения

- Учительница уволена по сокращению штата. Она обратилась в суд с иском о восстановлении ее на работе, так как на момент увольнения была беременной. Сведений о беременности в тот момент школе не предоставлялось. Есть ли шансы у школы выиграть суд в данном случае?

- Установленные трудовым законодательством гарантии защиты беременной женщины от увольнения по инициативе работодателя действуют независимо от того, был ли работодатель поставлен в известность о ее беременности и сообщила ли она ему об этом.
Такая позиция судебной системы РФ отражена в Обзоре судебной практики Верховного суда РФ №2 (2015) (утвержден президиумом Верховного суда РФ от 26.06.2015 г.).
В Обзоре рассмотрено определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ №18-КГ14-148, которым отменены состоявшиеся по делу судебные постановления по аналогичной описываемой в письме ситуации (решения приняты в пользу работодателя) и направлено дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Согласно Конвенции Международной организации труда №183 «О пересмотре Конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства» (заключена в г. Женеве 15 июня 2000 г.) защита беременности, в том числе путем установления гарантий для беременных женщин в сфере труда, является общей обязанностью правительств и общества (преамбула).
В Трудовом кодексе РФ содержатся нормы, закрепляющие для беременных женщин повышенные гарантии по сравнению с другими его нормами, регламентирующими расторжение трудового договора. Так, в соответствии с частью первой ст. 261 ТК РФ запрещается расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.
Эта норма, как указал Конституционный суд РФ в постановлении от 06.12.2012 г. №31-П, является трудовой льготой, обеспечивающей стабильность положения беременных женщин как работников и их защиту от резкого снижения уровня материального благосостояния, обусловленного тем обстоятельством, что поиск новой работы для них в период беременности затруднителен. Названная норма, предоставляющая женщинам, которые стремятся сочетать трудовую деятельность с выполнением материнских функций, действительно равные с другими гражданами возможности для реализации прав и свобод в сфере труда, направлена на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии с ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38 Конституции РФ.
Таким образом, из буквального толкования части первой ст. 261 ТК РФ следует, что законом установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя беременных женщин, кроме единственного исключения - ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. При этом названная норма не ставит возможность увольнения беременной женщины в зависимость от того, был ли поставлен работодатель в известность о ее беременности и сообщила ли она ему об этом, поскольку это обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных трудовым законодательством для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя. В таком случае правовое значение имеет лишь сам факт беременности на день увольнения женщины по инициативе работодателя.
Данное толкование приведенных нормативных положений согласуется с разъяснениями, содержащимися в постановлении пленума Верховного суда РФ от 28.01.2014 г. №1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних», в п. 25 которого обращено внимание судов на то, что, поскольку увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается, отсутствие у работодателя сведений о ее беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе.