О чем молчат руководители
Педагогическое сообщество Нижнего Новгорода, разумеется, обсуждает ЧП. Причин называют две. Первая (и основная) - недостаточное финансирование городских школ, жесткое лимитирование средств, которые образовательные учреждения могут потратить на дорогостоящие работы по ремонту и реконструкции. Вторая версия не лежит на поверхности, но тоже заслуживает внимания - это банальная перегрузка нескольких особо популярных у нижегородцев лицеев и гимназий. Родители стараются любым способом - с помощью денег, связей, давления - устроить ребенка в престижное учебное заведение. Директора усиленно сопротивляются натиску, но нередко и им приходится уступать. В результате наполняемость классов, особенно в начальной школе, превышает все разумные нормы (38 человек уже давно не редкость). Как известно, младшие школьники не могут (и не должны!) спокойно сидеть на перемене за партами или ходить тихим шагом. Они бегают и прыгают - и это совершенно нормально. «Так чего вы хотите? - спрашивают учителя. - Вынесут ли потолочные перекрытия, если все классы одновременно выбегут в фойе на перемене?»
К слову, ставший притчей во языцех лицей считается одним из лучших учебных заведений региона, он входит в Топ-200 лучших школ России, в Топ-100 лучших отечественных математических школ, является лауреатом Всероссийского конкурса «Лучшая школа России-2007», призером Всероссийского конкурса «Управление современной школой» в 2010-2011 учебном году, неоднократным победителем ПНПО. Коллектив лицея имеет признанные успехи в подготовке победителей всероссийских олимпиад и международных конкурсов по многим направлениям, в том числе по робототехнике. Все эти заслуги, безусловно, вызывают уважение не только у педагогов и родителей, но и учредителей, однако даже если они и спасут руководство от серьезных дисциплинарных взысканий, то от стресса и головной боли не избавят.

Рядовой случай?
Куски штукатурки с потолка падали в школах и раньше - это не такая уж редкость в нашей стране. Забив в поисковике фразу «в школе обвалился потолок», я обнаружила сразу несколько эпизодов в разных регионах. Все описанные случаи происходили уже в эпоху Рунета. А сколько их было до появления на российских просторах Всемирной сети?
Директора нижегородских школ, с которыми я беседовала после инцидента в лицее, приводили мне случаи из своей практики. Все они, по счастью, происходили без травм, поэтому и избежали широкой огласки.
В большинстве школьных зданий, построенных 50 и более лет назад, деревянные потолочные перекрытия. Когда дранка гниет и ветшает, штукатурка падает неизбежно, поскольку держаться ей не на чем. Руководители, думающие о возможных последствиях или уже столкнувшиеся с ними, решают проблему каждый по-своему: кто-то использует для закрепления сетку-рабицу, те, у кого имеются финансовые возможности,  устанавливают подвесные потолки. Технология дорогая, зато дает некую гарантию безопасности. Но в лицее, если верить документам, которые цитируют СМИ, перекрытия были не деревянные, а бетонные. То есть обсуждаемая проблема касается и бетонных перекрытий.

Гром грянул, пора креститься

Вскоре после инцидента Департамент образования Нижнего Новгорода разослал директорам школ письмо, в котором говорилось о необходимости обязательной проверки зданий дважды в год - весной и осенью - силами школьных комиссий. Комиссии должны тщательно осмотреть все стены и полы, внимательно простукать все потолки и составить акт осмотра с подробным указанием участков, которые вызывают подозрение. Сводную ведомость с перечислением необходимых для устранения недостатков работ, подписанную внутришкольной комиссией, директора обязаны сдать учредителю. А учредитель, по-видимому, сам будет принимать меры - выносить решения по поводу срочности и целесообразности мероприятий.
Конечно, обходить старые здания и простукивать потолки полезно, может быть, даже чаще, чем два раза в год, особенно после сезонных протечек, это, как известно, наиболее уязвимые участки. Но разве неспециалисты могут на глаз определить степень риска? С таким вопросом я обратилась к одному из директоров, возглавляющему школу, размещенную в здании, гораздо более старом, чем лицей. Он сказал, что никто не запрещает школам привлекать в комиссии специалистов-строителей, но понятно, что никто из них не придет в школу даром и тем более не подпишет акт проверки, зачем специалисту дополнительная головная боль и лишняя ответственность? Заставить же включать в комиссию специалиста-эксперта муниципалитет тоже не может, поскольку понимает, что дополнительных средств в школах на такую роскошь нет. Нет денег у школ областного центра даже на оплату тепла и электроэнергии, точнее, они до сих пор не перечислены за истекший период 2015 года. По этому поводу снабжающие организации ведут не одну судебную тяжбу. Так что не до жиру...
По-видимому, специалистов-экспертов будет привлекать уже сам учредитель на основании сводной ведомости. Может быть, это и разумно. Только не опоздать бы. В Нижнем Новгороде значительная часть школьных зданий построена не только в доперестроечное, но даже в довоенное время. Есть и дореволюционные постройки. Строительство новых школьных зданий ведется лишь в новых микрорайонах, которыми областной центр прирастает за счет окраин. В центре города возводятся элитное жилье и многочисленные торгово-развлекательные центры. На это деньги находятся. На реконструкцию ветхих зданий, выполняющих социально значимые функции, - нет.
Ну что поделаешь? Это тоже политика. Посмотрим, каковы будут ее результаты.

Вопрос оказался спорным и неоднозначным, поэтому мы предложили директорам школ нескольких регионов порассуждать на эту тему. Правда, сразу же попросили сделать акцент не на возможных причинах произошедшего, а на конкретных советах, что делать, чтобы застраховать себя от подобных ЧП.

Павел КУПОРОСОВ, директор Абрамовской школы, Арзамасский район, Нижегородская область:
- Жизнь и здоровье детей и сотрудников - главное, о чем должен заботиться директор школы. Сегодня обеспечивать безопасность учебно-воспитательного процесса непросто, ну а застраховаться на 100% от несчастного случая, подобного описанному, просто невозможно. В лучшем случае (как бы цинично это ни звучало) руководитель может смягчить свою ношу уголовной ответственности своевременными служебными записками, обращениями, письмами в адрес вышестоящих инстанций о проведении технического обследования здания, о выделении денежных средств на капитальный ремонт. Это несколько повысит шансы того, что крайним будет не директор (или скорее всего не только он), но проблему, конечно же, не решит. Действительно, есть вариант проводить самостоятельное визуальное обследование и просто опечатывать помещения, которые могут нести угрозу жизни и здоровью воспитанников. Однако при таком подходе, боюсь, придется полностью опечатать львиную долю всех сельских школ.
Честно скажу, в решении этой проблемы лично я чувствую свою профессиональную беспомощность и страх. Актовый зал опечатан предыдущим директором еще в нулевых. Штукатурка падала в последнее время 3 раза, из которых 2 - в учебное время. Все обошлось, по счастливой случайности никто не пострадал. Денег на содержание имущества нет ни в школах, ни в районе. Это местный бюджет. Не принять школу к 1 сентября - событие из ряда вон выходящее. И директора вертятся как ужи на сковородке, ищут спонсоров, отзывают педагогов из отпусков на сверхбюджетные строительные работы...
Какой выход? Может, обязать проходить независимое обследование все здания школ старше 25 лет? Но тогда где учить детей?

Наталья ДЕДОВА, директор физико-математической школы №5, Магнитогорск, Челябинская область
(в настоящее время на пенсии):


- Директору не позавидуешь, удар сильный и внезапный... Во-первых, в подобных случаях нужна грамотная поддержка юриста, возможно, впереди и судебное разбирательство. Во-вторых, в школе надо иметь отлаженную систему по предупреждению и расследованию несчастных случаев. За это должен отвечать конкретный сотрудник, обязательно обученный, и не раз. Очень важно правильно и вовремя оформить необходимые документы, а их немало... И бесконечный инструктаж всех и по любому поводу и с подписью! Это страховка! В-третьих, нужно не бояться напоминать учредителю о его обязанностях по содержанию здания. Трещины, неисправная крыша, плохое отопление и прочее - обо всем этом необходимо настойчиво информировать учредителя, чтобы в случае чего предъявить оправдательные документы. И последнее - ничего не скрывать, сразу информировать начальство.

Дмитрий СКУРИХИН, директор школы имени А.Некрасова, Кирово-Чепецк, Кировская область:

- В конкретном случае информации мало, но, учитывая тот факт, что лицей довольно старый, можно сделать вывод, что перекрытия здания либо деревянные, либо получили серьезный износ. Я сталкивался с таким эффектом в старых школах. На перемене оттого, что школьники перемещаются в разных направлениях с разной скоростью, такие перекрытия начинают вибрировать, а штукатурке вибрации противопоказаны. Если штукатурка крепится на дранке и слой ее достаточно толстый, если высота потолка более трех метров, то удар может быть смертельным...
Но можно говорить и о другой стороне происшествия. При проведении ремонтных работ любой руководитель руководствуется законом, и среди прочего самым тяжелым моментом является проведение аукционов, когда подрядчик получает право на проведение работ, лишь максимально снизив цену. Но ведь деловой человек обязан получать прибыль. В этом кроется причина многих аварий и катастроф - тайно сэкономленные при ремонтах средства оборачиваются людским горем. Особенно ситуация накаляется, когда мы вынуждены проводить аукционы для субъектов малого предпринимательства. Подчас выигравшая фирма состоит из трех человек: хозяина, бухгалтера и бедолаги-рабочего. В этом случае начинаются проблемы как со сроками, так и с качеством проведения работ. В итоге быстро начинают отставать куски краски, ломаются пороги, двери, нарушаются сантехкоммуникации. Конечно, по контракту есть гарантии, но если фирма, выигравшая лот, находится в другом городе, то требования исполнения гарантийных работ превращаются в переписку или в суды на долгие месяцы, а порой фирма просто исчезает. И здесь директор понимает, что его должность практически за гранью риска, отвечать за все приходится именно ему.

Александр КОШЕЛЕВ, директор школы-интерната №10, Городец, Нижегородская область:

- На мой взгляд, от таких случаев не застрахован ни один директор школы, построенной пятьдесят и более лет назад. Степень износа таких зданий настолько высока, что нужно вести речь даже не о ремонте, а о полной их реконструкции. У большинства муниципалитетов на это нет денег, должна быть большая федеральная программа.
Пока же за состояние здания отвечают учредитель и директор образовательного учреждения. Юридически. А фактически все спрашивают с директора, он оказывается крайним почти во всех чрезвычайных ситуациях. Процедура приемки школы от предшественника сегодня порой ограничивается экскурсией по школе и знакомством с коллективом. В каком состоянии новый директор получает школьное здание, он может только догадываться.
Наше здание 1960 года постройки давно нуждается в реконструкции. Я прекрасно понимаю, что если вовремя не принять мер, ЧП в будущем не избежать. Чтобы доказать необходимость ремонта, я за счет средств школьного бюджета заказал экспертизу здания столовой (одного из 6 зданий комплекса) у организации, имеющей лицензию. Это вылилось в очень круглую сумму (около 80 тысяч рублей). Эксперты исследовали все, начиная от фундамента и заканчивая крышей. Результаты экспертизы были с гарантией на несколько месяцев, но средств на реконструкцию не нашлось, и все, по сути, осталось как было. Через год я выкроил деньги из своей сметы и отремонтировал здание столовой, использовав при этом свой административный ресурс, попросту говоря, привлекая учителей.
Чтобы избежать случаев травмирования обучающихся, здания с высокой степенью износа необходимо при проведении капитального ремонта кровли, сантехники, потолков, отопления принимать у подрядчика с организацией-посредником, представителем учредителя и предприятием вроде Стройсервиса. Там работают специалисты, они могут оценить аварийность, грамотно составить смету необходимых работ, найти надежного подрядчика, контролировать выполнение. Да, на это потребуются деньги. Но без вложений в безопасность риск сохраняется.

Сергей ПОЖИДАЕВ, начальник Управления образования Ремонтненского района, Ростовская область:

- Ситуация с ответственностью за состояние зданий и сооружений школ напоминает сказочный сюжет: директор отвечает за все, но возможностей для ответственного контроля за состоянием зданий и сооружений у него нет. Имеющегося финансирования, а это местный бюджет согласно российскому законодательству, хватает только на поддержание текущих расходов по обслуживанию коммунальных служб. Если в образовательном учреждении сломалось что-либо или, не дай бог, ураганный ветер (а у нас это бывает ежегодно), то ущерб в виде раскрытой крыши становится трудноразрешимой проблемой. Если район дотационный, а село есть и пока будет таковым, то денег в местном бюджете нет, а значит, ремонт вначале своими силами, за свои средства (а это значит за деньги из директорской зарплаты). Если требуется более существенный ремонт, то проблема переходит в разряд затяжных... Здания ветшают - таковых из 24 образовательных учреждений у нас в районе насчитывается 12 (50%). В случае ЧП  ответственность на руководителе.
Что делать? Конечно, желательно бы ввести норматив твердого финансирования расходов по содержанию зданий: обследование состояния здания влечет за собой финансовые обязательства муниципалитета по ремонту. Но что делать, если даже на обследование у муниципалитета нет денег: 100 тысяч рублей - минимальное обследование? Пишите в областное образовательное ведомство, говорят нам. Но там отвечают: содержание зданий - муниципальная ответственность. Круг замкнулся. И опять на директоре!
Мы сейчас занимаемся перепиской: чтобы защитить руководителя, мы советуем ежемесячно, ежеквартально, ежегодно письменно делать заявки на ремонт зданий. Это нужно для того, чтобы в случае ЧП хоть немного защитить руководителя. Но что делать, если пострадает ребенок? Кто его защитит до аварии, а не после того как на его голову упадет часть потолка? И мне становится действительно страшно... Мы тратим огромные деньги на проведение ЕГЭ, а сколько бы могли отремонтировать крыш на эти деньги, если в среднем на это нужно по нашим школам 3 миллиона рублей на одно учреждение?

Алексей ЦЫБУЛИН, директор Кормовской школы, Ремонтненский район, Ростовская область:

- Проблема очень актуальная, и особенно в части ответственности руководителя школы, так как многое практически не зависит от него. А проблема заключается в том, что принцип финансирования ремонтных работ сведен к нулю. Приемки школ проходят формально. Считаю, что необходимо провести серьезные специализированные обследования и получить экспертные заключения по всем объектам образовательных организаций. Для этого надо заложить финансовые средства на 2016 год.
У нас в школе после ремонта были устроены подвесные потолки, но что делается под ними, трудно сказать. Там тоже имеется слой штукатурки, который может привести к обрушениям. Кстати, такие случаи были, но, слава богу, обошлось без ЧП. В очень плохом состоянии находится крыша здания хозяйственных построек (котельная, гаражи). Мягкая кровля пришла в негодность. Срок ее эксплуатации 10-15 лет, а нашей - около 40 лет. Мелкие ремонты практически ничего не дают. Хорошо, что у нас редко идут дожди. При первых осадках вся вода льется в здание, заливает электрооборудование, что может привести к замыканию и пожару. Такое же положение и с крышей здания, где находятся дошкольные группы. Проектная документация есть, а дальше вопрос затормозился.

Галина ТОРБЕНКО, директор Большеремонтненской школы, Ростовская область:

- К сожалению, директор в нынешней системе образования - это девочка или мальчик для битья. Директор виноват во всех проблемах: недофинансировании школы, коммунальных проблемах, отсутствии капитального ремонта. Директор должен нести круглосуточную ответственность за школу, быть готовым к «расстрелу» или позору в любое время.
То, что состояние зданий многих, и особенно сельских, школ оставляет сегодня желать лучшего, ни для кого не секрет. Как и то, что средства выделяются только на капитальный ремонт (если повезет попасть в программу). Текущие же ремонты - за счет муниципалитета, у которого, как водится, денег нет. Однако случай, произошедший в нижегородском лицее, говорит о том, что даже если и отремонтировали здание, это еще не гарантирует качество самого ремонта.
Вина лицея только косвенная, поскольку ребенку не были обеспечены безопасные условия нахождения в образовательном учреждении. Но почему лицей должен отвечать за некачественную отделку? Тем более что и у комиссии замечаний не было. Выход один: техническое состояние зданий, ремонты, безопасность учащихся должны быть выведены из поля ответственности руководителей школ. Необходимы региональные проекты, фонды, призванные избавить директоров от нервотрепки и головной боли, связанной с ремонтом зданий и подготовкой к новому учебному году. Специализированные организации должны заниматься этим весь учебный год и нести полную ответственность за результат. А директор должен заниматься своей прямой обязанностью - образовательным процессом.