В разные годы МАИ возглавляли очень уважаемые люди, но, пожалуй, остановимся на тех, кто был ректором в последние годы. С 1958 года МАИ возглавлял академик РАН Иван Образцов, крупный ученый в области строительной механики и прочности летательных аппаратов, лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР и премии Совета Министров СССР. При Иване Филипповиче МАИ стал всемирно известным вузом, Образцов был выдающимся управленцем, государство это оценило, назначив его министром высшего и среднего специального образования РСФСР. При Образцове была разработана программа развития института, которую реализовали при следующем ректоре - Иване Тимофеевиче Белякове. Беляков был, что называется, основательным управленцем - с 1972 по 1986 год сумел построить практически все новые учебные и лабораторные здания, развитие вуза продолжалось бы и дальше, но Иван Тимофеевич серьезно заболел и ушел в отставку. На его место выбрали академика Юрия Рыжова, чье избрание нарушило традицию появления маевцев на ректорском посту.
Он пришел в Московский авиационный только в 1961-м и до 1992 года работал в этом вузе. Как ректора Рыжова погубил уход в политику, его избрали депутатом, он стал вести активную политическую деятельность, и заниматься вузом ему было просто некогда. МАИ обнищал, утратил былой блеск, я была на встрече Рыжова в ДК МАИ со студентами и преподавателями, недовольными его работой, после чего он принял предложение стать послом России во Франции и отбыл в Париж.
В 1992 году на трудный пост ректора пришел академик РАН Александр Матвеенко. До 2007 года Александр Макарович буквально бился за то, чтобы восстановить былое величие вуза. Денег у него было мало, зарплаты преподавателей были мизерными, но коллектив работал, потому что звание «маевцы» во все времена было великим призывом к таким подвигам энтузиастов авиации и космонавтики, которые, несмотря ни на что, воспитывали будущих конструкторов, ученых. Сегодня можно сказать, что практически нет в стране авиационно-космического изделия, к которому не имеют отношения выпускники и ученые МАИ.
 Сильный вуз вызывал и зависть, и желание отодвинуть его на слабые позиции, видимо, поэтому вдруг возникли слухи, что МАИ сотрудничает с одной из ближневосточных стран и это-де не понравилось США. В МАИ даже прислали телегруппу из-за рубежа, чтобы убедиться на месте в том, что подозрительных связей у университета нет. Спрашивается, где МАИ и где США, но, как говорят осведомленные люди, именно это противостояние стоило Матвеенко отлучения от ректорской должности, плюс сыграли свою роль критические высказывания в адрес тогдашнего Министерства образования и науки РФ. С Матвеенко расправились жестко, не дали ему стать президентом МАИ, что было бы естественно для человека, пятнадцать лет возглавлявшего вуз, хотя и оставили в ученом совете, заведующим кафедрой. Расправа самым серьезным образом сказалась на здоровье Матвеенко, ему теперь не только работать, но и жить тяжело.
На объявленных выборах ректора в 1992 году развернулась конкурентная борьба, вместе с проректором по развитию комплекса института и социальным вопросам Анатолием Геращенко на пост претендовали несколько маевцев, но он получил большинство голосов и великодушно пригласил конкурентов в свою команду, чтобы всем вместе реализовать все те плодотворные идеи, что были выдвинуты всеми претендентами в процессе выборов. Почему Геращенко избрали в тот раз, а потом еще на второй срок? Потому что он выпускник МАИ, его карьера (старший инженер, ведущий инженер, главный механик, начальник ОКСа, проректор по развитию комплекса института и социальным вопросам) была у всех на глазах, потому что год за годом он выпускал научные труды, учебники, пособия, монографии, защищал диссертации, ничего не заимствуя у иных авторов, имел за свою работу орден Почета, медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, «За трудовую доблесть», две премии Правительства РФ - в области образования и в области науки и техники, звание почетного работника высшего образования РФ. А самое главное, Геращенко радел об интересах коллектива и вуза, сам вел переговоры с фирмами, при нем внебюджетка по науке перевалила за миллиард рублей. Но Геращенко исполнилось 65 лет, по закону он уже не мог оставаться на посту ректора, понятно было, что на эту должность будет избран кто-то другой, не менее достойный. К тому же по приказу Министерства образования и науки РФ к успешному и эффективному МАИ по приказу от 24 марта 2015 года присоединили неэффективный Московский авиационно-технологический университет. У МАИ более 20 тыс. студентов, более 1100 докторов, более 450 профессоров, 1250 студентов-иностранцев, у МАТИ 9500 студентов и 250 профессоров, и нужно было думать, как коллектив вуза, присоединением спасаемого от закрытия, тоже сможет участвовать в выборах ректора.
В начале августа в МАИ из министерства пришло письмо за подписью первого заместителя министра Натальи Третьяк, дающее право запустить процедуру выбора нового ректора. Все желающие могли подать в комиссию заявки, такие заявки уже поступали, а МАИ в целом пока под руководством Геращенко и при участии заведующих кафедрами - бывших и настоящих генеральных конструкторов, а также некоторых претендентов на должность ректора работал над программой развития вуза. Но 20 августа из министерства пришло новое письмо, уже за подписью заместителя министра Александра Климова, в котором грядущие выборы было предписано отменить. Странно было то, что вышестоящий заместитель министра выборы разрешил, а нижестоящий, наплевав на это, их отменил. В результате в вузе появились разные слухи и домыслы, но до поры до времени ничто не предвещало беды.
28 сентября 2015 года приказом министерства был уволен ректор МАИ Анатолий Геращенко. Произошло это как сцена публичной казни: на заседание ученого совета, который вел Анатолий Николаевич, пришел чиновник и зачитал приказ о его увольнении с должности. Геращенко тут же вручили трудовую книжку, причитающиеся денежные средства, отобрали пропуск и сказали, что больше его видеть не желают. Как говорится, ни спасибо не сказали, ни толком попрощаться не дали, как будто Геращенко преступник, лишенный права на общение. (В последнее время это уже становится практикой общения чиновников с ректорами: так, например, был уволен и позже умер от горя ректор МПГУ Виктор Матросов.) Тут же членам ученого совета сообщили, что на должность исполняющего обязанности ректора назначен ректор МАТИ Александр Рождественский, тот самый, при котором МАТИ приобрел признаки неэффективности. Назначение такого человека руководителем МАИ можно расценивать как величайшее оскорбление истории национального исследовательского университета, его настоящего и, естественно, будущего.
 А дальше началось самое интересное. На нескольких машинах в МАИ прибыла команда Рождественского, уволены без права посещения территории института представители экономической службы и некоторые другие специалисты, Рождественский, как говорят сотрудники вуза, расторг контракты с проректорами, изъял печать вуза и приостановил все банковские операции МАИ. Затем был затеян обход зданий, причем новое начальство вело себя так высокомерно, как будто это не МАТИ присоединили к МАИ, а МАИ присоединили к МАТИ из милости. Конечно, все это не могло не взволновать маевцев.
На встречах с маевцами Рождественский говорит, что он прежде всего управленец, что не совсем достоверно: окончил педвуз, был учителем математики, методистом, работал в коммерческих структурах, в Минтранспорта РФ, в Рособразовании, но после упразднения этого агентства два года перебивался на должности профессора Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства, ныне присоединенного к МГУТУ, а затем стал ректором МАТИ(тот, кому пришло в голову сделать ректором авиационно-технологического вуза человека, далекого от его специфики, видимо, плевать хотел на будущее этой кузницы технологов). Формальные основания были: Рождественский доктор наук. Но докторскую диссертацию Рождественский защитил не в Москве, а в Чувашском госуниверситете, еще будучи заместителем председателя Рособразования, что рождает вопросы: и когда же это он нашел время на научную работу? Впрочем, в его работе на сайте Диссернет показаны всего лишь 17 собственных страниц, остальные - заимствования из разных диссертаций и материалов.
Вербуя сторонников, и. о. ректора постоянно намекает маевцам, что предыдущая команда ректората, мягко говоря, была нечиста на руку. Дескать, вы, преподаватели и сотрудники, тут с хлеба на воду перебивались, а те шиковали, ворочали миллионами. В одной из телепрограмм Рождественский так и сказал: «Может быть, будет даже обращение в компетентные органы, потому что у нас есть вопросы к отдельным представителям администрации, надо прежде всего посмотреть на те неэффективные расходы, которые были, как-то их упразднить и направить освобожденные средства на основную деятельность, на поддержание студенчества, на социальные программы, на улучшение материально-технической базы». А что выступают против него, объяснил так: «Никто не хочет расставаться со сладкими вещами».
И это говорит человек, при котором в МАТИ за бюджетные 290 миллионов (очень эффективные расходы!) намеревались купить вертолет «для нужд» студенческой молодежи (кстати, на аэродром МАИ в Алферьево, говорят, Рождественский полетел на вертолете - не тот ли это вертолет, что тогда не удалось купить, а теперь взятый напрокат или тайно все же купленный?). Тот человек, у которого, как пишут СМИ, при официальном доходе 712 016,48 рублей есть одна и пламенная страсть - к машине долларовых миллионеров Porshe Cayenne? Кто и что в МАИ воровал, какими миллионами ворочал, конечно, интересно, но пока правоохранительные органы своего слова не сказали, а министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов на встрече с сотрудниками МАИ начал разговор с сообщения о том, что подписал приказ о присвоении Геращенко звания почетного работника науки и техники РФ за большой вклад в развитие вуза и аэрокосмической отрасли. Надо сказать, что это сообщение было подобно взорвавшейся бомбе. Значит, министерство все же ценило деятельность Геращенко и не стоило с ним поступать так, как поступили? А еще Ливанов обещал, что выборы ректора будут и коллектив сам решит, кто займет этот пост. Если такова позиция министра, то зачем Рождественский, подставляя его, сообщает маевцам: «В июне во все вузы был разослан типовой устав, разработанный Министерством образования. По новому уставу ректора будут назначать»? Чтобы люди поняли: безнадежно спорить и рассчитывать, что смогут выбирать? Или на самом деле министерство лелеет мечту об отмене выборов и о назначении ректоров?
Надо отдать должное министру: узнав о конфликтной ситуации в коллективе, он приехал в конференц-зал Музейно-выставочного комплекса МАИ, чтобы встретиться с его сотрудниками и поговорить о будущем вуза. Разговор был долгим, начался он со слов Рождественского о том, что МАИ находится в системном кризисе, сказанных, наверное, для того, чтобы все поняли: не просто так Александр Викторович появился в вузе, а чтобы спасти его в буквальном смысле слова. Правда, сказанное и. о. ректора практически сразу опровергли заведующий кафедрой и бывший генеральный конструктор ОАО «РСК «МиГ» Михаил Погосян, представители крупнейших аэрокосмических компаний, с которыми у МАИ есть договоры о сотрудничестве. Погосян, представивший программу развития МАИ, во-первых, сказал, что она плод работы большого коллектива, а во-вторых, подчеркнул, что вуз должен стать крупным отечественным исследовательским центром, выполняющим заказы промышленности.
Министр программу одобрил, но публично представлять ее будет теперь Рождественский, все будет выглядеть, видимо, так, что когда он пришел в МАИ, тут же появилась такая программа. И вполне вероятно, что на выборы ректора он выйдет тоже с этой чужой программой и будет в самом деле выглядеть как эффективный менеджер, который выводит МАИ из «системного кризиса». Хочется верить, что коллектив МАИ все же не дрогнет и выберет достойного ректора, если выборы таки состоятся. А министерству стоит вспомнить былое: «Кадры решают все!» и понять, как эффективно с ними работать, иначе знающих и опытных специалистов в отрасли вообще не останется и о качестве образования можно будет забыть.