- Виктор Александрович, как, на ваш взгляд, изменилась за последние пять лет в России общественная оценка социальных институтов?
- Информации из неформальных источников россияне всегда доверяли больше, чем официальным данным. Даже в старые времена к «сарафанному радио» по поводу больниц и врачей, школ и учителей прислушивались больше, чем к официальным отчетам.
С появлением Интернета у людей исчезли проблемы с нехваткой информации, но возникли проблемы с недостатком достоверной информации. Сегодня в Интернете по поводу одного и того же факта, утверждения или человека можно найти прямо противоположные точки зрения.
Возникает вопрос: есть ли где-то в Сети место, которое дает информацию достоверную и эта информация подготовлена удобным для пользователя образом? Мне кажется, что в российском медийном пространстве в этой нише лидирует «Социальный навигатор».
- Почему вы считаете, что именно этот проект заслуживает наибольшего доверия?
- Достаточно сказать, что сейчас мы с российскими и зарубежными экспертами уже более трех месяцев обсуждаем методику очередного рейтинга. И такая серьезная подготовка - норма для всех рейтингов, которые представляет «Социальный навигатор».
Показатели, по которым сравнивают учреждения культуры, образования и здравоохранения, не только интересны гражданам, но и определяют качество услуг того или иного учреждения.
Можно утверждать, что полученные рейтинги работают на граждан. Например, я знаю достаточно много управленцев из системы образования, которые тщательно изучают рейтинги «Социального навигатора» и используют их в своей работе. Хотя и не всегда, как нужно, иногда слишком в лоб: «Через два месяца мы должны занять первые позиции рейтинга, что для этого нужно сделать?» Понятно, что единственное, что можно сделать, чтобы так резко подняться в рейтинге, - это подтасовать данные.
Именно поэтому команда «Социального навигатора» уделяет очень большое внимание перепроверке данных, которые она получает.
- Вы сказали о значении рейтингов для родителей и управленцев. Можно ли утверждать, что в них заинтересованы и работники социальной сферы?
- В части рейтингов, которые делает «Социальный навигатор», учреждения принимают участие на добровольной основе. То есть само учреждение заявляет, готово ли оно участвовать в рейтинге, представить себя на публичное обозрение.
Но любой мониторинг - российский, международный - вызывает очень осторожное отношение у работников выбранной сферы, потому что они боятся неадекватной реакции управленцев и учредителей: «А почему ты на 25-м месте, а не на первом?»
В этом плане культура работы с рейтингами пока в обществе не до конца сформирована. Я знаю небольшое число образовательных учреждений, которые всерьез работают с результатами рейтинга, обсуждают свои слабые и сильные стороны и планируют, как попасть на более высокие позиции.
Можно вспомнить известную задачу, которая была поставлена ведущим российским вузам, - попасть в первую сотню лучших университетов мира по международным рейтингам. При реализации этой задачи на самом деле проводится скрупулезный анализ, по каким позициям мы уступаем лидерам рейтинга, по каким - выигрываем, где есть шанс на развитие. Но пока это скорее исключение, чем массовая практика.
- Каких рейтингов в области образования, на ваш взгляд, не хватает сегодня?
- Что такое рейтинг? Это оформление результатов того или иного мониторинга или исследования для предъявления их в публичном пространстве. Поэтому, перед тем как говорить о рейтингах, надо ответить на вопрос, каких мониторингов и каких исследований нам не хватает.
Я бы сказал, что нам не хватает мониторингов, связанных с качеством среднего и высшего образования, мониторингов индивидуальных достижений наших учащихся и студентов. Мы участвуем в международных исследованиях в этой области, но российских исследований нам не хватает.
Во многих странах мира существуют мониторинги детских садов, начальной, средней и старшей школы, но в форме определенной картинки, а не классического рейтинга с первым, вторым и третьим местами. Школы сравниваются в зависимости от контекста.
Например, в Австралии родители могут понять, где и по каким позициям находится выбираемая ими школа и даже ее отдельная ступень. Они могут посмотреть ее достижения в абсолютных показателях, а могут узнать о ее положении среди школ, которые находятся в городах того же размера или среди школ с таким же этническим составом учеников. Сравнить ее по самым разным индикаторам.
При этом австралийцы отказались от интегрального индикатора - вот школа №1 в Австралии, вот школа последняя. Они дают некое информационное пространство, где каждый родитель и каждый старшеклассник могут найти место школы и в абсолютных, и в относительных рейтингах.
Но это очень дорогое удовольствие, и такая работа под силу только Министерству образования и науки, а не такому общественному проекту, как «Социальный навигатор». А уж пространство, где эти рейтинги могли быть размещены, удобное для пользования и обсуждения, «Социальный навигатор», я уверен, предоставит.

P.S. Читайте в «УГ» №42 от 20 октября 2015 года рейтинг «Лучшие школы России-2015».