Я знаю, что очень часто методистов упрекают: дескать, они так жестко контролируют учителя, что у того нет никакой возможности для свободного творчества. Если на то пошло, никакого контроля со стороны наших методистов сегодня нет. Да, лет двадцать назад мы вместе с облоно, с его инспекторами осуществляли проверки, по ходу дела писали какие-то справки. Но и тогда мы старались оказать учителям нужную помощь. Сегодня контролем занимаются инспекторские службы, и бывает, что они, вскрывая какие-то недостатки, обращаются в ИПК с просьбой провести соответствующую учебу, оказать какую-то помощь учителям, если это требуется. Оказание помощи учителю - это то, чем сейчас занимаются методисты на всех уровнях. Как это происходит?

На уровне региона есть ИПК, на уровне районов - районные методические кабинеты, в городах - городские методкабинеты. В районном методкабинете штат от 3 до 5 человек, и, конечно, оказывать эффективную помощь учителю они физически не в состоянии. Поэтому при кабинете есть целая сеть районных методобъединений по предметам. У меня, например, в каждом районе есть руководитель методобъединения по химии. Раньше такие руководители всегда работали на общественных началах, сейчас им немного доплачивают за эту работу - от 10 до 15 процентов к окладу, что составляет 200-300 рублей. Как правило, руководители методобъединений - опытные учителя с немалым стажем работы, их подбирает методкабинет, согласовывая эту кандидатуру с администрацией, но в основном учитывая мнение учителей. В большинстве районов такие руководители работают многие годы, с их помощью осуществляется работа ИПК, методкабинетов с педагогами районов. По положению, руководитель районного методобъединения проводит августовскую секцию, куда собираются преподаватели того или иного предмета. Тогда учителя получают всю новую информацию, обзор важных публикаций в прессе, в предметных журналах и так далее. ИПК два раза в год проводит двухдневные совещания руководителей методобъединений, на этих совещаниях они тоже получают всю информацию, мы организуем для них посещение уроков, лекции, семинары и так далее. Таким образом, руководители становятся самыми грамотными людьми в районе, проводниками всех новых идей.

Задача районных методкабинетов состоит в том, чтобы организовывать повышение квалификации учителей. Как известно, раз в пять лет каждый учитель должен пройти его на базе ИПК. Но как раз сегодня мы писали отчет, в котором перечисляли тех педагогов, которые не повышали по разным причинам свою квалификацию по 6-7 лет. К счастью, по химии и биологии таких учителей мало, потому что их меньше, чем, скажем, учителей русского языка и литературы (у меня - около 500 человек), всех знаю в лицо, поэтому никто не теряется, все на учете. Но все же есть 12 человек, которые около 7 лет квалификацию не повышали, но по той причине, что до Калуги очень трудно добраться из одного из районов). В работе с учителями очень много делают руководители методобъединений, которые три-четыре раза в год проводят различные методические занятия для учителей, при этом те имеют возможность побывать друг у друга на уроках. В районах, даже самых маленьких, в методобъединение входят 12-13 человек (имею в виду химиков), а в самых больших - порядка 30 человек. То есть работать эффективно, обмениваться опытом могут все. Если учитель работает первый год, к нему прикрепляют опытного педагога, молодой учитель, как стажер, посещает уроки своего старшего коллеги, изучает опыт, набирается своего опыта и в конце года сам дает урок. Для учителя-наставника это абсолютно общественная работа.

Обычно учителя ездят на обучение в ИПК, но у института нет общежития, поэтому учителю приходится каждый день приезжать и уезжать домой. Но была такая ситуация, когда у районов совсем не было денег, люди не могли выезжать в Калугу, тогда вошло в практику проведение курсов повышения квалификации на базе районов. Преподаватели ИПК составляли программу, учебные планы и на месте проводили курсовые занятия от 120 до 165 часов в течение 16-20 дней. Обычно такие занятия проходят в виде сессий - например, 4 сессии по 4 дня каждая. Что хорошего дает такая форма повышения квалификации?

Дело в том, что сейчас учителей, помимо изменения содержания образования, перехода на новые программы, очень интересуют новые технологии в обучении, новые методики, иными словами, организационно-деятельностный подход в обучении. Анкетирование показывает, что современные образовательные технологии вызывают очень большой интерес. Я проработала много лет, но не устаю удивляться, как интересно работают особенно сельские учителя. Это трудно назвать работой, это образ жизни, учителя становятся подвижниками и энтузиастами, все время отдают совершенствованию своей деятельности. Как методист, я замечаю, что учитель вообще очень сильно изменился. Если раньше он стремился использовать что-то готовое, открытое и опробованное другими, то сегодня ему хочется, используя это готовое, какие-то идеи, работать и создавать свое. Настолько высока мотивация к творчеству, что остается только удивляться. Но для полноценного творческого процесса учителю нужна помощь опытного методиста. Роль методиста повышается сегодня, как никогда. Учителю методист должен давать не только всю информацию, но и помогать не тратить время и силы на то, что уже отработано, или на то, что не даст должной эффективности в работе.

Методист, как и учитель, работает по разрядам ЕТС. Он получает в среднем до полутора тысяч рублей. Но если учитель имеет возможность подработать, взяв себе полторы-две ставки, если учитель может получать разные доплаты, например за классное руководство, то методист таких возможностей увеличения заработка не имеет. У него нет времени на преподавание в школе. Получается, методист - человек с особым предназначением, потому что кадры у нас в области практически не меняются, энтузиазм удивительный. Хороший методист мог бы стать прекрасным управленцем, и зарплата у него была бы больше. Например, меня звали в облоно инспектором, сулили хорошие деньги, но я не смогла отказаться от методической работы. Инспектор ведь должен быть довольно жестким человеком, указывающим учителю на недостатки. Методист же на такое общение с учителем не имеет права, он должен быть всегда тактичным. Ну не может методист учителю резко сказать: «Вы неправильно это делаете, у вас ошибки, у вас просчеты и недочеты». Методист должен деликатно предложить свою помощь, привести какие-то примеры, рассказать о каких-то идеях, дать совет. Методист должен любить свою работу и тех людей, с которыми работает, иначе как методист он не состоится. Будучи человеком эрудированным, он ничего не должен навязывать. Учитель, пришедший в школу, хочет работать там, однако у него может что-то не получаться, причем по разным причинам. И если в этот момент сказать ему что-то резкое, обидное, а еще, не дай Бог, унизить, учитель может уйти. Пользы от этого никому не будет. Методист должен поддержать человека, создать условия, чтобы тот смог творчески расти. Материальные стимулы, может быть, в большинстве случаев предложить не удастся, а вот моральные - сколько угодно. Выступление на конференции, информация в журналах, публикация с рассказом о работе учителя в прессе - все это помогает учителю, который хочет, чтобы его заметили, оценили.

Могу сказать, что и мы, методисты областного уровня, ездим на повышение квалификации в Москву. Для нас главное - общение с коллегами, с учеными, с редакторами предметных журналов, с издателями. Мы должны быть в курсе всего в первую очередь. Таким образом, выстраивается методическая цепочка от федерального до школьного уровня, и это хорошо, особенно сейчас, когда идет модернизация российского образования.