Половина мальчишек нашего класса сделали себе временные или постоянные татуировки. Говорят, это сейчас самый писк моды. За мальчишками потянулись девчонки. А я вот побаиваюсь...

Алла Косенко, Екатеринбург

Стесняется татуировок Виктор Рыбин из группы «Дюна». Еще пацаном, скучая на лекции в военно-морском училище в Северодвинске, Витюха сам наколол себе на левом предплечье некий замысловатый узор, похожий на змею, плюющую в рюмку ядом. Теперь повзрослевший лидер «Дюны» с удовольствием свел бы татуировку.

Валерий Меладзе в детстве подражал индейцам, а потому опоясал бицепс левой руки татуировкой в стиле Чингачгука, заблудившегося в прериях. Грезы юности выветрились. Индейцы давно растворились в пыли прошлого. А нелепая татуировка осталась. Валерий тоже о ней сожалеет...

Володя Политов из «На-на» сам истязал себя перед зеркалом, разрисовывая левое плечо швейной иглой. Иглу макал в тушь, потом колол ею себя, любимого. Больно. Комично. Но что поделаешь - Володя подражал кумиру.

Эту глупость называют «искусством боди-арта». В Москве, Питере, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, других крупных городах России студии боди-арта, ателье «по производству тату» (попросту подвалы-татушки) растут быстрее, чем библиотеки. И даже быстрее, чем бани...

Татуировка - это информация о себе. Наколка - знак, метка, символ твоей принадлежности к некоему клану, к некоей группе людей, скажем так, стремящихся быть непохожими на других. Морские пираты метили себя якорем. Эта традиция передалась морякам других поколений и, похоже, жива до сих пор. Летчики во время войны ставили себе на плече штампик-татуировку - самолетик в облаках. Танкисты рисовали на теле танк. Десантники - парашют... Это была грубоватая мужская традиция. Дань окопной моде.

У зеков существует своя «культура тюремной татуировки». Вошел в камеру, рванул на груди рубаху - и не надо никаких вопросов: воровской татуированный крест на цепочке; церковь с луковицами куполов: число куполов - число судимостей; кинжал, пробивший череп от темечка к подбородку, увенчанный розой и змейкой в короне, - вор в законе; нож, обвитый стеблем увядающего цветка на фоне тюремной решетки, сообщает сокамерникам о том, что обладатель этой татуировки совершеннолетие встретил в неволе; татуировка палача с немереным топором, в ку-клукс-клановском колпаке с прорезями для глаз, стоящим позади полуобнаженной, закованной в наручники женщины, означает, что данный «фрукт» сидит за убийство жены...

Есть свои символы - татуировки у осужденных женщин. Плывущая на дельфине нимфа символизирует у осужденных «свободу и независимость». Изображение розы в ладони, обвитой колючей проволокой, сообщает, что совершеннолетие девочка встретила в колонии. (Количество колючек - число полученных по суду лет заключения). Дама в ажурных чулках на фоне церковных куполов на монетке достоинством в одну копейку с дымящейся сигаретой в одной руке и со шприцем в другой означает, что данная «краля» загремела на нары с целым букетом пороков: проституция, наркомания, воровство...

К чему я об этом так подробно? Чтобы показать природу пошлости этих «наскальных» символов. Путаны в ночных клубах и домах терпимости имеют свое клеймо - товарный знак принадлежности тому или иному хозяину. Понимаете? Они - товар, который метят, чтобы не путать с другим товаром. Так метят мебель в казенных учреждениях, баранов - в стаде, коров - в колхозном стойле... У Сергея Довлатова в «Записных книжках» описан характерный случай. Сын маршала Конева подарил сверстнику на день рождения военно-патриотический роман. На титульном листе подписал:

Сегодня мы в одном бою

Друг друга защищаем,

А завтра мы в одной пивной

Друг друга угощаем.

Поздравительную надпись торжественно зачитали за праздничным столом. Сочли, что стихи хоть и самодеятельные, но для подростка вполне зрелые. Парень смущенно молчал. Он как минимум стал героем эпизода.

Спустя время бывший именинник навестил друга на даче. Калитку подростку отворил маршал Конев, работавший на грядках. На обнаженной спине маршала гость прочел пороховую татуировку: «Сегодня мы в одном бою друг друга защищаем...».

Похоже, татуировка на теле легендарного отца заменила мальчишке всю русскую литературу...