Дума волнуется - раз!

Заседание общественного совета по профессиональному образованию при Комитете Госдумы по образованию и науке на этот раз собрало такой кворум, какого давно не было. Мало того что приехали многие ректоры из разных городов страны, так еще пришли и многие чиновники из Минобрнауки и Федерального агентства по образованию. Журналисты, которые обычно не жалуют такого рода мероприятия, сидели, как воробьи на жердочках, - не всем хватало места, поэтому приходилось тесниться. Всеобщий интерес вызывал документ, до того времени остававшийся практически для служебного пользования в том смысле, что о том, каков его последний вариант, и сегодня знают немногие, - Стратегия российского образования до 2008 года.

С этим документом происходят удивительные метаморфозы. Не успели членам совета Российского союза ректоров, травмированным жесткой дискуссией о концепциях госуправления в науке и образовании, раздать проект стратегии для обсуждения, не успели они начать работу над этим вариантом, как тут же его объявили устаревшим, ибо многие положения из него исчезли в следующем варианте. Академик РАО Эдуард Днепров переполнялся гневом в радиоэфире и на страницах центральных газет, а руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктор Болотов ласково пенял ему, что страсти-де разводит по поводу того, чего уже давно нет.

На самом деле нет злого умысла чиновников в том, что общественное мнение будоражится таким образом. Просто работа над проектом стратегии идет таким причудливым образом, что после обсуждения очередного варианта в очередной аудитории в него вносятся коррективы и появляется на свет следующий вариант. Аудитория еще захлебывается в дискуссии по тому документу, который был ей представлен, а документ-то - тю-тю, уже давно другой, перерожденный. То есть скучать некогда, всех держат в тонусе.

Членам общественного совета объяснял все про приоритетные направления развития в девятом варианте директор Департамента госполитики в сфере образования Минобрнауки РФ Исаак Калина. Он же выступал на недавно прошедшей коллегии министерства, и тут очень важно понять, как коллегия оценила сделанное в соответствии с Концепцией модернизации другим министерством, прошлым. Речь шла о том, что работа по модернизации была не совсем результативна, поскольку выбраны неверные приоритеты, неэффективные методы их реализации при незаинтересованности общества в получаемых результатах и недостаточной поддержке преобразований региональными властями. Таким образом, пожалуй впервые на министерском уровне прозвучал тезис о неудачах в модернизации, которая «не стала делом основной массы работников образования, свелась к разговорам о переменах к лучшему, стала делом внутриотраслевым, не оцениваемым по его социально-экономической эффективности и не поддержанным различными общественными группами». Для образовательного сообщества такая позиция внове. Впрочем, понять происходящее можно: если Концепция модернизации была бы признана хорошей без всяческих изъянов, зачем бы понадобилась новая стратегия, то бишь приоритетные направления?! И серия новых законов - в планах министерства нынче разработка целого пакета законов. Например, в 2005 году будут предложены изменения в Закон «Об образовании» в части развития системы регламентации деятельности образовательных учреждений, а в 2010 году появится вообще новая реакция этого закона. Кроме того, нас ждут изменения форм итоговой аттестации и вступительных испытаний, создание национальной системы оценки качества образования, определение понятия структуры государственного образовательного стандарта и многое другое. Да и отношение к образованию теперь должно, по мнению министерства, измениться: «не как к затратной отрасли, а как к инвестиционной сфере, прямо или косвенно оказывающей влияние на социально-экономическое развитие страны».

Для изменения ситуации в образовании и с образованием предлагается многое - как во всяком новом документе и в этом много всяческих правильных призывов и тезисов. Но главное - планируются весьма серьезные структурные изменения в сфере образования. Их членам общественного совета и представил Калина. Что же предлагается?

Что касается школы, то тут два варианта, причем оба предполагают создание класса или группы раннего развития, предшествующих первому классу, и профильное обучение в 10-11-х классах. А вот дальше есть различия. Первый вариант предполагает начальное образование в течение четырех лет, основное - в течение пяти. Второй - начальное образование в течение пяти лет, основное в течение трех и предпрофильное в течение года. Авторов проекта почему-то совсем не озадачивают грядущие проблемы с введением нулевого класса. А ведь сегодня нет достаточного количества детских дошкольных учреждений, нет специалистов, которые могли бы реализовывать образовательные программы на дошкольном уровне, нет средств на создание комфортных условий для обучения дошкольников. Понятно, что введение дошкольного обучения позволит наконец вычленить образование в ДОУ как платную образовательную услугу, но вот все ли родители смогут (и захотят ли) ее оплачивать, к тому же непонятно, как все будет согласовываться с тезисом Конституции о бесплатности дошкольного образования. Понятно, что введение предшкольного обучения позволит задействовать высвобождающиеся школьные помещения и педагогов. Непонятно, каким образом все это будет сделано, кем и на какие средства, если у нас произошло разграничение бюджетных полномочий и регионы с муниципалитетами теперь вольны распоряжаться своими деньгами не так, как хочет федеральный уровень, а так, как подсказывает им жизнь. Не факт, что жизнь подскажет им организацию дошкольного образования в таком варианте.

На ступени профессионального образования идет такое распределение: училище дает профессиональную подготовку, лицей плюс к тому еще и начальное профобразование, техникум вместе с программами профессиональной подготовки и начального профобразования будет реализовывать программу СПО, а колледж - бакалавриата. При этом профессиональному образованию оставят лишь одну из трех нынешних задач - подготовку высококвалифицированных рабочих, а социальная поддержка и общее среднее образование не будут ему присущи. Понятно, что авторы новаций хотят простоты и ясности в работе НПО, но не желают предвидеть, во-первых, что, уйдя от нынешней социализации подростков, можно получить немало социальных проблем, а во-вторых, без общеобразовательной подготовки стране никогда не получить высококлассных рабочих, ибо нынче на рынке труда нужны грамотные, а не только золоторукие спецы. Такая теперь техника на производстве, что работать с ней в пору даже инженерам, а не недоученным ПТУшникам. Убрать школьное образование из НПО и сэкономить деньги на зарплате педагогов, конечно, очень заманчиво, вот только как бы все это не заманило нас в другую сторону. Туда, где будем иметь дело с серой, необученной, голодной и раздетой молодежной массой, создающей обществу и государству немало не только социальных, но, вполне вероятно, даже внутриполитических проблем. Дороговато нам может обойтись экономия.

Весьма спорен и тезис о реализации программ бакалавриата в колледжах. Во-первых, пока нет таких стандартов, во-вторых, у колледжей нет таких материально-технических возможностей. Конечно, можно уповать на то, что есть вузы слабее колледжей, так почему бы тем не дерзнуть на достижение такой высоты, с которой выпускники будут сразу поступать в вузовскую магистратуру? Но у вузов опыт такого взаимодействия уже есть и оптимизма он пока не внушал. Авторы приоритетных направлений предлагают аккредитацию не самих учреждений, а образовательных программ, чтобы таким образом поднять статус колледжей. Но уже и сейчас такая практика есть, и она запутывает будущих учащихся системы СПО, потому что поступают они вроде бы в престижное учебное заведение, а там, оказывается, аккредитована всего одна программа и не по той специальности, которую они хотят получить. При введении бакалавриата колледжи сосредоточатся именно на одной-двух специальностях, из многопрофильных перейдут в статус монопрофильных. Но тем самым может вообще исчезнуть уникальная российская система СПО, развалить которую уже неоднократно пытались разного рода реформаторы. Сегодня предпринимается еще одна атака на СПО под лозунгом повышения ее престижа, но при этом престиж предлагают еще «упрятать» под вузовскую крышу. Дескать, там колледжам будет комфортнее. Понятно, что нам в очередной раз предлагают скопировать зарубежный опыт, но не все то, как говорится, что хорошо немцу, годится русскому. Не случайно ректоры высказали столько сомнений по поводу бакалавриата на уровне СПО, ибо это может привести к падению уровня высшего образования.

РАО волнуется - два

В прошлую среду к обсуждению приоритетных направлений развития образования приступил президиум Российской академии образования. Президент РАО посетовал на то, что все концепции и стратегии были подготовлены без участия ученых, и предложил коллегам выработать общее мнение относительно всех новшеств, предлагаемых Минобрнауки. Академиков весьма встревожила возможность разгосударствления системы образования, ухода государства из этой сферы, отсутствия гарантий финансирования и так далее, но они не считают, что в министерстве засели те, кто хочет погубить систему. Конечно, есть некоторые просчеты в работе авторов документов, но совместными усилиями ученых и управленцев многое можно скорректировать и исправить. Собственно, целью президиума было определение путей участия академии в разработке и реализации стратегии, тем более что и практический опыт, и научный потенциал для этого у РАО есть. Министерство представлял все тот же Исаак Калина, заверивший собравшихся, что академии предстоит сыграть весьма значимую роль. Но академики, приняв заверения, все же подвергли жесткой критике новации в дошкольном образовании. Негодовали ученые и по поводу того, что, по их мнению, все новое предлагается во имя экономии бюджетных средств.

Журналисты волнуются - три

В четверг случилось невиданное и неожиданное: в Овальном зале здания в Брюсовом переулке практически всех журналистов, пишущих на тему образования, собрали на семинар. Документ, предполагающий приоритетные направления развития образования, представляли сразу двое - директор Департамента государственной политики в сфере образования Исаак Калина и его заместитель Игорь Реморенко, дружно заверившие собравшихся в том, что никаких революционных изменений в образовании не предвидится. Жанр встречи был удивительным - это была не пресс-конференция, не брифинг, а семинар, в ходе которого журналисты могли не только задать любой вопрос, но и высказать экспертное мнение по тому или иному поводу. И мнений, и вопросов к Калине и Реморенко было море, временем никто никого не ограничивал, поэтому каждый довольно свободно вступал в дискуссию. Споры вызывали несколько пунктов: о предшколе, о бакалавриате, о введении отраслевой системы оплаты труда педагогов, о педагогическом образовании, о рыночных требованиях к качеству подготовки специалистов и формам итоговой аттестации выпускников образовательных учреждений. Что интересно, о ЕГЭ никто не вспоминал, как будто с ним покончено раз и навсегда или, наоборот, все решено настолько, что уже никому это не интересно. Дискуссия была очень напряженной, но расстались мирно до следующего семинара - министерство обещает сделать их постоянными. То есть уж коль признали господ журналистов (что весьма справедливо) экспертами, то их экспертными мнениями будут интересоваться. Такая позиция всех устраивает, и общение прессы с министерством, возможно, будет в интересах системы образования.

Совет Федерации спокоен - четыре

На парламентских слушаниях в Совете Федерации в одном зале собрались сразу три министра - два бывших (Владимир Филиппов и Эдуард Днепров) и действующий - Андрей Фурсенко. Докладов было сразу два, их делали Андрей Фурсенко и Виктор Шудегов, председатель профильного комитета СФ РФ. Позиции докладчиков были практически разными, и становилось понятно, что впереди будет немало дискуссий, в ходе которых возникнет необходимый консенсус. Оппонировал министру и академик РАО Эдуард Днепров, который в безудержном критическом запале даже преступал некоторые границы приличия, например оскорбительно отозвался об образовательном блоке Министерства образования и науки РФ. Видимо, организаторы чтений предвидели такую ситуацию, а потому отказали Днепрову в праве на участие в слушаниях, но пропуск в Совет Федерации ему выписал сенатор Николай Рыжков, а слово дал ничего не подозревавший ведущий чтений Дмитрий Мезенцев. Выступление Эдуарда Дмитриевича сопровождалось ровным гулом зала - присутствовавшие обсуждали важный вопрос: получил ли уже Днепров от кого-то деньги за борьбу с министерством и министром, или он надеется получить их от самого Фурсенко на какие-то исследования в будущем? Узнав о таких предположениях, Днепров весело смеялся, обещал рассказать об этом, во-первых, жене, а во-вторых, слушателям радиостанции «Свобода».

Не отвергая в целом предложения авторов документа, ректор МГТУ имени Н.Э. Баумана и председатель совета ректоров Москвы Игорь Федоров высказал большие опасения относительно будущего российского инженерного образования. Игорь Борисович напомнил, что американцы и европейцы перенимают у нас то, от чего мы сами собираемся отказываться.

В заключительном слове Андрей Александрович Фурсенко призвал всех не создавать мифов, не обсуждать того, чего в документах нет, что можно только додумать, и предложил перевести обсуждение в практическую плоскость. В поддержку министерства высказался директор одной из московских школ Ефим Рачевский, который, к слову, не пытался угодить, но сделал попытку проанализировать ситуацию с позиции управленца. Анализ был настолько интересен, что Рачевскому никто не напоминал о регламенте.

Завершилась неделя форумов, после которой необходимо осмыслить услышанное и начать широкое обсуждение предложенного, пока правительство не приняло каких-то решений и не поставило точку в дискуссиях. Трудно не согласиться с министром образования и науки Андреем Фурсенко в том, что планы на будущее должны стать предметом обсуждения всего образовательного сообщества, что все должны дать какие-то конструктивные предложения по улучшению дел, поскольку что плохо, хорошо известно всем. Вопрос в том, позаботимся ли мы сами о своем будущем, сумеем ли предложить то, что считаем нужным, и, самое главное, настоять на том, чтобы все это было учтено в планах развития системы образования.