Анна ВАХНЕЕВА, директор гимназии №1517:

Система повышения квалификации - вещь специфическая. На последнем заседании нашего кадрового совета у меня появилось личное ощущение, что наше сообщество относится к системе повышения квалификации как к некой Мекке - дескать, мы выучим учителя, и он сразу начнет учить детей по-другому, с другой эффективностью, с иной результативностью. У нас на кадровом совете была кандидат в директора, которой задали вопрос: «Что вы будете делать с человеком, который, на ваш взгляд, работает неэффективно?». Кандидата немного заклинило на том, что: «Я буду их учить, они пройдут курсы повышения квалификации и будут проходить до тех пор, пока я не увижу результат!» Это одна сторона жизни, а есть еще и другая из опыта американской школы: учителей там настолько заучили, что уже непонятно, кто кого больше учит - учителя американских детей или американские дети своих учителей. Мне кажется, очень важно, чтобы то, чему мы будем учить педагогов, и руководителей школ в том числе, было востребовано, чтобы мы и наши учителя не проходили повышение квалификации только потому, что прошло несколько лет и настало время поставить в этой графе галочку. Должно быть понимание, что ученик в лице взрослого человека востребовал сам тот или иной курс, когда я выбираю на месте то или иное мероприятие, то понимаю, что либо оно необходимо сегодня, чтобы люди чувствовали себя комфортно, либо оно востребовано и на него есть запрос. Если честно, директора школ обвиняют большую загруженность и большое количество информации в нашей жизни в том, что на повышение квалификации не остается времени. Но, мне кажется, дело не только в этом. Поскольку школа платит деньги за образование педагога, думаю, очень важно, чтобы руководитель, заместитель руководителя, который занимается повышением квалификации учителей, направляет людей учиться, понимали, зачем это нужно педагогам. Когда мы оплачиваем те или иные курсы, а от наших учителей слышим о том, что это «курсы кройки и шитья», то плохо понимаем, зачем это нужно гимназии, насколько это потом будет приложено, отдано школе, передано ребенку. Все это рождает очень большой вопрос. Мне кажется, что должно быть некое описание, аннотация, что это будут за курсы и что они дадут школе. Для нас самое главное - не загнать самих себя в угол с этим бесконечным образованием, потому что для меня, как директора школы, пока нет очевидной зависимости между качеством образования и курсами повышения квалификации. Между тем надо, как говорила моя бабушка, работать над собой.
Сегодня у нас есть выбор - направить учителя в МИОО или в любой другой московский вуз. У нас много предложений: химия - Менделеевка, математика - Бауманка, далее по списку. Мне, например, нравится Бауманка, потому что у них исторически сильны физика и математика, поэтому мне хочется туда отправлять физиков и математиков. Я сама в Бауманке не училась, но четко знаю еще с детства, что туда очень хорошо отправлять на учебу. Теперь я еще знаю и фамилию того преподавателя, к которому нужно отправлять учителей. Я часто слышу от учителей: можно мы сами пойдем учиться, сами заплатим, нам корочки не нужны, лишь бы работу не писать. Для меня, как для руководителя, когда учитель сам выбирает базу, преподавателя, направление и тему повышения квалификации, больше ничего не надо. Для МИОО будет колоссальный монополистический плюс, если мы поймем, что можем ему доверять, если МИОО будет подтверждать, что человек прошел курс и соответствует тем требованиям, которые этот курс предъявляет, если МИОО будет отвечать за свое качество повышения квалификации, всего этого для нас будет достаточно. Самое главное (в данном случае нужно говорить об умении преподавать, потому что на ЕГЭ наш ребенок все-таки дает измеряемый результат) - учитель показывает академические знания, этот факт остается фактом.

Ирина ЖДАНОВА, директор лицея №1560:

Я хочу, как директор и заказчик, поскольку школа платит за повышение квалификации учителей, отталкиваясь от того, что сегодня нужно образовательному учреждению, понять, какой должна быть система повышения квалификации. Когда воспитывают спортсмена, то с детских лет до определенного возраста ребенку нужен один тренер, потом, когда он достиг каких-то результатов, ему нужен совершенно другой тренер - с иными компетенциями и с другими запросами. Но спортсмен всегда выдает результат. Мне кажется, что нужна некая дифференциация курсов повышения квалификации по предметам, мы должны это видеть, по результатам обучения на курсах повышения квалификации, нужна выдача определенных дипломов и прохождение каких-то тестов на соответствие. Например, мы хотели бы, чтобы были корочки о повышении квалификации или чтобы в аннотации к ним было указано, что этот преподаватель умеет, что может давать по профильным дисциплинам, по профильным или по углубленным программам. Думаю, это зависит в принципе не от русского языка, математики или другого предмета, а вообще от педагога, то есть должно быть некоторое тестирование. Нам еще хотелось бы иметь лист профпригодности: когда преподаватель приходит к нам с претензией на занятие той или иной должности, преподавание в тех или иных классах, то неплохо было бы провести его также через определенную диагностику, тестирование. МИОО мог бы предложить варианты, и это было бы востребовано школами. Что касается курсов повышения квалификации для управленческих команд и тех людей, которые претендуют на должность управленца в образовательном учреждении, то не скрою, что сейчас с этим мы испытываем определенные проблемы. Мало того что надо понять, кто из учителей, тех людей, что пришли в наше учреждение, вообще может руководить, тут должна быть какая-то определенная специфика и проверка возможностей человека. Сегодня важно тестировать управленческую команду, а не каждого члена команды в отдельности, выявить в наших больших коллективах несколько человек, которые в принципе способны работать в команде и руководить. На мой взгляд, важно выявить, может ли человек либо работать в команде конкретного учреждения, либо быть в резерве на перспективу. Нам необходима помощь, мы открыты к диалогу, готовы рассказать обо всех тех запросах, которые сейчас есть в образовательном учреждении. Сейчас поле предложений велико - мы выходим в Интернет и видим массу предложений. Понятно, что по набору того, что там предлагают, мы мало что можем понять. МИОО для нас проверенный ресурс, мы хотим, чтобы институт удовлетворял наши запросы, чтобы мы получали качественный и гарантированный результат. Что касается результата обучения учителя на курсах повышения квалификации, то было бы, например, неплохо, если бы я кликнула мышкой (о своем учителе, если он долго работает, информации достаточно и в школе) и посмотрела все о новом сотруднике, который пришел в школу: когда он повышал квалификацию, по каким направлениям, по каким программам, то есть увидела его некоторое досье и, самое главное, узнала о том, какие результаты в процессе обучения он получил, наверное, это было бы здорово.
Раньше говорили, что не ученика надо готовить к школе, а школу к ученику. То же самое и с учителями. Учитель работает в определенных условиях, по определенной образовательной программе, по определенным запросам родителей и конкретного социума, в котором находится школа. Есть школы, которые занимаются только с детьми, имеющими особые запросы, особые потребности в образовании, есть школы, которые работают по адаптивным программам. Если в такой школе учитель сам по себе решит повысить квалификацию в определенном направлении или по определенным программам, возникнет вопрос: а нужно ли это данному учреждению и данному руководителю, то есть политике, которую в данном случае проводит школа.
В программе международного бакалавриата есть такой термин «академическая честность». Это важно, потому что при выпуске с курсов наши учителя пишут работы, но тут, во-первых, возникает вопрос, пишут ли они их самостоятельно. Я в своей школе могу сказать, что, например, подошел срок повысить квалификацию учителю математики, но он по каким-то причинам не может написать работу качественно, тут же подключаются более молодые или более опытные коллеги, которые быстро делают за него эту работу. Во-вторых, как учителя делают работу практически: они качают тексты из Интернета, из пяти работ делают одну, сдают, МИОО засчитывает эту работу как выпускную квалификационную. На мой взгляд, термин «академическая честность» тут применим: работы нужно проверять более досконально, если они представлены в письменном виде, либо говорить об очной защите или выпускных экзаменах. Результат такого экзамена тоже для нас, директоров, должен быть в открытом доступе, может быть, в личном кабинете.

Вадим МЕЛАМУД, директор измайловской гимназии №1508:

Я разговаривал с многими директорами и учителями, говорил о курсах повышения квалификации, спрашивал: «Вы были на курсах? А о чем там говорили?» Отвечают: «Да обо всем и ни о чем!» Я хочу сказать об академической честности преподавателей, которые ведут курсы в МИОО. Иногда мы останавливаемся в 2000 году - дошли до этого момента и застыли. Замечательна фраза о том, что есть опережающее образование и надо качественно готовить учителей. Мы сегодня говорим о качестве преподавания, оно в принципе измеримо, у нас же есть формализованные критерии, по которым мы говорим о том, что наши дети подготовлены хорошо. А вот как мы готовим наших учителей? Курсы повышения квалификации - формальность или то, что нужно для чего-то? Да, курсы должны быть, но каков результат, когда учитель после шестого-седьмого урока поехал в Авиационный переулок, полусонный послушал лекции ни о чем и вернулся обратно. Сегодня можно говорить о том, что есть каникулы, которые практически у всех школ одинаковы, наверное, можно сделать такие курсы для учителей в каникулы. Мы можем сделать так, чтобы учитель спокойно в первой половине дня поехал, поучился на свежую голову и получил какие-то необходимые знания, причем практико-ориентированные. Иногда учитель приходит с курсов и говорит: «Я послушал педагога, но меня, во-первых, унизили, опустили ниже плинтуса, а во-вторых, сам-то этот педагог, что меня учит, когда «у станка стоял», когда со своими учениками разговаривал?» В МИОО есть блестящие педагоги, которые работают со школами, непосредственно влезают в саму суть их работы, наверное, и там можно делать какие-то практико-ориентированные вещи по повышению квалификации. Но нужно с критической точки зрения посмотреть и на себя. Ну прошел учитель курсы, и что дальше? Должны быть какие-то формализованные критерии, по которым можно сказать, что учитель прошел курсы повышения квалификации и можно увидеть результат (конечно, не сразу, я это хорошо понимаю) через полгода, через год, но я готов на это пойти, готов оплатить такие курсы.
Сегодня много говорят о том, что курсы повышения квалификации предлагает масса вузов, начиная от Бауманки и заканчивая Первым медом, словом, все подряд. Понятно, что рынок, что всем надо зарабатывать денежку, но давайте и мы будем делать так, чтобы привлекать в МИОО именно наших педагогов, которые хотят получить образование и там. Мне, как руководителю, честно говоря, все равно, куда платить, главное, чтобы результат был хороший для моего учителя, чтобы он получил удовольствие. У меня учитель отучился полгода в Бауманке, выдает очень хорошие, просто блестящие результаты, ему повезло с педагогами университета. Давайте сделаем так, чтобы нам всем повезло и с педагогами МИОО.

Елена НОРЕНКО, директор школы №1995:

Чтобы курсы повышения квалификации были востребованы школой, они должны на шаг опережать ее потребности или как минимум не отставать. Сегодня мы все знакомы со словом «метапредметный», оно в обязательном порядке занимает место в педагогическом словаре. Именно метапредметность определяет то, что мы уже открываем классы инженерные, медицинские и многие другие. Не умаляя результатов работы каждого учителя, одним из приоритетов мы считаем деятельность учительской команды. Нам нужны те курсы, а может быть, даже тренинги, на которых учат командной работе. Что касается управленческого резерва, то подготовка заместителя директора по содержанию и заместителя директора по качеству образования - проблема, которая для нас сегодня стоит во главе угла. Вот такие курсы для нас просто необходимы.

Лариса ПОЛЯКОВА, директор школы №962:

Все мы работаем в условиях новых финансовых механизмов, которые все время меняются не в лучшую сторону, одинаково формируем план финансово-хозяйственной деятельности, в который, как известно, изменения можно внести только до 3 июля, а окончательно сформировать его в декабре. Поэтому хотелось бы, чтобы весь перечень тем, которые нам может предложить МИОО для изучения и повышения квалификации, был уже известен в августе, чтобы заранее было вывешено расписание занятий, так как с 1 сентября мы уже начинаем работать в наших многочисленных комплексах и нам это просто необходимо знать. Если же какие-то группы не будут сформированы, мы могли бы успеть расторгнуть договор, ведь финансовые вопросы сейчас очень сложны. Если мы берем курсы для обучения в других учреждениях - у меня был опыт сотрудничества с Бауманкой, с Высшей школой экономики, с другими учреждениями, то это не самый лучший вариант и не самый лучший результат. По содержанию на сегодня они МИОО не конкуренты, но те, кто хочет составить конкуренцию МИОО, очень хорошо знают рынок, конъюнктуру; те рассылки-приглашения, которые приходят от них, не в бровь, а глаз. Они предлагают ознакомить с 40, 42, 43 приказами, с эффективным контрактом, мы сразу кидаемся, сразу пытаемся проучить людей независимо от расценок (за ценой не постоим!), потому что для нас это самый актуальный вопрос. Что касается МИОО, то сейчас везде крупные образовательные комплексы, поэтому целесообразно было бы проводить занятия в округах, в образовательных организациях, слушателей будет достаточно. Если повышение квалификации будет организовано на местах, то начинать занятия можно было бы в 15.00, а не так, как сейчас, когда учителя не успевают доехать вовремя. Учитель и администратор будут заинтересованы в повышении квалификации тогда, когда появится личная мотивация.
Сейчас идет очень широкий спектр работы и нужно разработать для повышения квалификации крупные блоки. Например, шесть школ Москвы работают в проекте по апробации электронных учебников, на следующий год таких школ будет 25, а потом, видимо, мы все туда придем. У этих школ уже есть определенный наработанный опыт, другим не надо начинать с нуля, можно сделать большой блок, и учителя, которые уже участвуют в этой работе, будут брать те определенные модули, которые им нужны, я даже знаю какие. Например, конструирование уроков на планшетах занимает очень много времени, поэтому, если МИОО возьмет это на вооружение и поможет нашим коллегам, они будут затрачивать на эту работу меньше времени. Как показал наш опыт этого года, проведение конференций, обучение по всей Москве и в других регионах - это нужное и полезное дело. Обучение учителей лучше всего сочетать с очной и заочной формами, учитывая их занятость в связи с дополнительным образованием, это наиболее эффективно. Если провести опрос о самых актуальных проблемах, над которыми мы все мучаемся и работаем, то прежде всего это проблема введения профильного обучения, на это надо обратить внимание в первую очередь. Вторая проблема связана с тем, что во всех школах в учебном плане старших классов есть один час для индивидуального проекта, но я не знаю, как тарифицировать одного учителя на один час и весь класс в составе 25 человек научить за один год разным проектам: и метапредметным, и надпредметным. Думаю, надо больше внимания уделять информированности, я опросила своих учителей английского языка о занятиях в прошлом году, они высоко оценили занятия, но информация о пробном экзамене пришла слишком поздно, то есть учителя страдают от недостатка информированности, наверное, так же как и мы, директора школ. Кроме того, в конце курса должна быть рейтинговая оценка работы преподавателя, нужно открыто говорить, где хорошо, где есть замечания по содержанию. К сожалению, очень много недовольства по поводу повышения квалификации учителей математики.

Алла ИНГЛЕЗИ, директор лицейско-гимназического комплекса на Юго-Востоке:

Давайте вместе подумаем: может быть, и не надо заставлять учителя делать какие-то масштабные выпускные работы после курсов повышения квалификации, ведь работающему учителю писать такие работы некогда, потому что он практик. Когда мы все были в корпоративном университете Сбербанка и перед нами выступил Герман Греф, он сказал очень хорошую фразу: сейчас на рынке ценят не только знания, но и умение применять эти знания. Наверное, повышение квалификации тоже должно идти и по этому пути, то есть думать о том, как учителя полученные знания применяют у себя в школе. Конечно, здесь должна быть обратная связь у курсов повышения с руководителем школы, чтобы мы тоже могли посмотреть, что делают на курсах, как наш учитель там работает, что он получает и как он это применяет (или не применяет) на практике. Нам всем вместе будет интересно в школе проанализировать. Наши учителя, которые повышают квалификацию, сталкиваются с тем, что если один преподаватель ведет занятия, а затем приходит другой преподаватель, то он не продолжает тему, начатую первым, а начинает все сначала, не выясняя, что учителя уже прошли.

Татьяна СМИРНОВА, директор лицея №1564:

У меня есть очень удачный опыт, который я пока нигде не могла повторить, это получение специального образования в огромной корпорации «Oracle», которая готовит программистов по всему миру. Была такая программа, когда выбирали в Москве директоров, владеющих английским языком, для того чтобы в школах можно было ввести еще и курс программирования. Я была одной из трех директоров, которые отправились на учебу. Учебный план на год вперед тогда был выложен сразу с теми тестами и практическими заданиями, которые мы как слушатели или студенты должны были выполнять. Я всегда могла посмотреть и ознакомиться с тем, что меня ждет, плюс там был выложен даже пробный экзамен. Но было единственное ограничение, когда нам говорили: не выходите на пробный экзамен до тех пор, пока не пройдете хотя бы два-три модуля. Каждый четверг была дистанционная встреча с нашим инструктором, который отвечал на все наши вопросы, накопившиеся за неделю. Понятно, что все люди по-разному заняты, можно было что-то пропустить, можно было отложить, но было огромное количество форм, которые можно было использовать. Однако выпускной экзамен был очный, нужно было приезжать в ту страну, которую каждый раз выбирала Академия (страна каждый год менялась), где были три дня интенсивного погружения, то есть мы работали каждый день по 6 часов, фактически это было повторение и обобщение пройденного, на четвертый день - экзамен. Вот такая достаточно активная форма, которая была интересна. Здесь был вариант конструктора, который позволял выбирать не просто уровень, мы могли выбирать дополнительно еще те модули, которые пока не знали, пригодятся они нам или нет (потом оказалось, что они пригодились). Чтобы попасть на этот модуль, я должна была сдать небольшой тест, чтобы показать, готова ли к его освоению. Сейчас это очень активно применяет другая фирма: для того чтобы вы пришли и можно было правильно выбрать для вас нужный уровень, нужно тоже пройти небольшой тест. Я полагаю, что для учителей, которые хотят освоить более продвинутый курс для организации профильного обучения в своей школе, может быть, углубленный уровень математики или русского языка, но пока не показали нужных знаний, в МИОО тоже нужно ввести какое-то предварительное тестирование. Не знаю, как это можно сделать, но, видимо, над этим надо подумать.
Сегодня у нас совсем забыты библиотеки. Нет курсов для повышения квалификации для наших библиотекарей, а на сегодняшний день это совершенно другие структурные подразделения, библиотеки давным-давно не хранилища для книг, это современные медиатеки. Курсы повышения квалификации для этой категории работников очень необходимы. В этом направлении хорошо работает Институт русского языка имени А.С.Пушкина, но там очень маленькая группа для библиотекарей, которых к этому привлекают.
Сейчас мы действительно стали большими комплексами, у нас разные программы, разные уровни обучения, но, к сожалению, не все наши специалисты могут найти для себя нужную нишу, в частности, например, для коррекционного направления работы. Мне кажется, настала пора предложить программы для специалистов наших дошкольных отделений и начальной школы для этого направления.
У нас с МИОО большой опыт сотрудничества, то информационное пространство, которое открывали учителя, совсем не обязательно нужно было привязывать к курсам повышения квалификации. Информационное пространство, которое создавал учитель, жило, пока развивалось, пока творил учитель, это была его собственная потребность поделиться какими-то своими наработками. Привяжется это к курсам повышения квалификации - хорошо, но не надо делать это обязаловкой. Точно так же как не надо делать в личном кабинете директора инвентаризацию того, чему научились его учителя. Лично я не представляю, где еще выделю время на то, чтобы провести эту инвентаризацию по курсам повышения квалификации учителей. Если ко мне кто-то придет и скажет, что группа учителей, методическое объединение хотят какую-то программу (надо предусмотреть такую возможность), чтобы получить какой-то эксклюзив, то тогда я поставлю галочку и решу, буду за это хлопотать или нет. Если курсы прошли качественно, учитель придет в школу и привнесет не только какое-то содержание, но еще и формы организации работы, а это, как я считаю, сегодня тоже дорогого стоит, потому что мы по новым формам организации все уже давным-давно соскучились. У нас нет ничего нового, а этого очень хочется. Нам, директорам, тоже нужны интересные курсы повышения квалификации, потому что мы должны идти впереди. На сегодняшний день МИОО должен стать законодателем мод, причем не только для директоров, но и для наших педагогических вузов. Если к нам приходит молодой специалист и мы должны ему дать няньку-наставника, значит, что-то «в консерватории» надо поправить.

Марина СОЛОВЬЕВА, директор гимназии №1529:

Я считаю, что меня как директора надо учить дальше, потому что последние четыре года я испытываю определенные сложности, начиная с каких-то имиджевых вещей. Я бы хотела, чтобы МИОО стал открытым, чтобы туда приходили преподаватели актерского мастерства, имиджмейкеры, специалисты по риторике, ораторскому искусству, дикции, чтобы мы, стоя на сцене и смотря в экран, обладали знаниями, может быть, напрямую не связанными с самой педагогикой. Если мы будем уметь достойно держаться, если мы будем говорить без ошибок, это будет огромный плюс всей системе московского образования. Директорский корпус - особая когорта московского образования, из наших заказов должна формироваться программа МИОО. Я говорю родителям: «Ваш ребенок - лицо вашей семьи!», так и московское образование имеет лицо директорского корпуса. Я думаю, что надо работать с директорами с точки зрения корпоративной культуры. Как МИОО будет работать с нами, такой и будет наша корпоративная культура.

Инна МАЕВСКАЯ, директор гимназии №1576:

остоянно звучат предложения о том, что должна быть ответственность у тех, кто учителя обучает и повышает его квалификацию. Я вижу некоторый скепсис МИОО по этому поводу, но все же должна быть некая связка между учителем, который идет учиться, и учреждением, которое предоставляет среду, позволяющую ему получить это образование. А сегодня ситуация такая: вроде бы его взяли и куда-то выбросили. Признаюсь искренне: если нам, директорам, предложат своеобразную модель работы в нашем коллективе (у нас в комплексе 388 учителей), исходя из реальных проблем и ситуаций, возникающих у нас (например, нужно работать со средним уровнем менеджмента), после анализа и мониторинга, и если эту модель нам предложит группа, выделяемая для нас МИОО, то лично я от этого не отказалась бы. Этот уровень аналитики, который нам необходим, очень хочется иметь от института, который нам поможет. Это одна сторона дела, когда будет жесткая привязка нас к МИОО, а МИОО к нам. А вот вторая сторона - максимальная свобода МИОО от нас, а нас от МИОО. Есть нормальная картина самообразования в Интернете, но надо обязательно организовывать среду, в которой наши прекрасные профессионалы - учителя, управленцы могли бы получать самообразование. Организации такой информационной среды нам очень не хватает. Я в данном случае говорю о колоссальном информационном корпоративном портале, когда не мы бы направляли учителя на учебу, а сам учитель выбирал тот курс, который ему архинеобходим, когда методики западают, когда нужны некоторые темы, когда о каком-то новом открытии он не дочитал, а ему бы предлагали более упорядоченную информацию в рамках такого-то курса. Он сам бы выбирал эти курсы, сам учился и заканчивал их. Нам нужен такой максимально открытый портал, удобный для любого профессионала, приходящего в школу, это очень востребованная вещь.
Мне не хватает связи нашей преподавательской аудитории с другими сферами деятельности. В какой степени наши профили переходят в профессиональное образование? Можно сказать, что очень слабо, хотя смысл нашего профильного образования именно в этом. Какой-то грамотно построенный процесс взаимодействия с различными сферами деятельности, но не с учительской, был бы крайне важен для нас.
Нам нужна деятельность МИОО ближе к результату того, что мы делаем. Я понимаю, что учитель то звено, через которое, воздействуя на ученика, мы сами должны получить некоего успешного гражданина России, в этой России прекрасно преуспевающего, дающего нам возможность процветать. Это замечательно, но приближение к конкретной практике нашей работы, к сожалению, не всегда видно. Мы не контролируем процесс, происходящий в некоем учителе, тем не менее мы надеемся, что правильно построили тенденции, определили все рамочные позиции. Хочется, чтобы мы все-таки все просчитали и более профессионально подходили к обучению с точки зрения грамотного определения того, что такое развитие наших учителей, что такое приближение к этому учителя в конкретном учреждении, с точки зрения того, что современные технологии и технологические схемы, которые предлагают в мире, должны быть доступны и понятны учителю, а то у нас бывает несколько иначе. Я наблюдала за тем, как мы кидаем учителя в информационный поток и получаем примерно следующее: один из зарубежных источников предложили прочитать, потом ученик выходит на конференции и говорит: «Великий западный ученый нам велел действовать так-то и так-то!» Продуктивный результат, который мы ожидали от книги хорошего западного специалиста, порой получается в такой интерпретации. То есть мы можем ошибиться, работая с учителем, и получить абсолютно не тот эффект. Как избежать этой ошибки?

Марина КУДИНОВА, директор гимназии №1579:

Как заказчик, я имею точку зрения на повышение квалификации. Мы все говорим о профильном обучении, о физике, математике, химии, но когда к нам присоединилось дошкольное отделение, я пришла в ужас. К сожалению, найти хорошие курсы повышения квалификации для воспитателей, которые у нас тоже основные сотрудники, очень трудно. Если раньше я говорила, что самая главная ступень в школе - это начальная школа, то теперь я говорю, что это дошкольное отделение. Очень важно, какие воспитатели работают в наших дошкольных отделениях. Когда к нам присоединились дошкольные отделения, выяснилось, что воспитатели тупо переписывают в тетради от руки содержание занятий, оказывается, этого требовал методический центр и никто не понимал, для чего это нужно. В результате понять, что такое образовательная деятельность в дошкольном отделении, а что такое присмотр, воспитателю было сложно. У них все присмотр и уход, главное, чтобы бумажка была написана.
Помимо воспитателей, нужно подумать о повышении квалификации и других сотрудников, например, контрактных управляющих, в прошлом году их на переподготовку не брали нигде, кроме Высшей школы экономики, в этом году пришла Академия предпринимательства и права и за доступную цену предложила курс переподготовки для контрактного управляющего. Но разве у нас в МИОО плохая кафедра экономики? Всегда она была великолепной.

Евгения СЕДОВА, директор школы №2017:

Я опросила не только коллег-директоров, но и завучей, у нас родились несколько предложений.
Есть определенный перечень курсов, но возможен такой вариант, что чего-то необходимое конкретному образовательному учреждению или межрайону не будет в этом списке. Вероятно, возможно оказывать дополнительную услугу за деньги школ как заказ, который делает директор. МИОО обсчитывает программу, составляет смету и говорит: по этому заказу нужно обучить столько-то сотрудников, провести столько-то занятий - столько-то часов и по таким темам, пригласить столько-то преподавателей. Если директор с этим согласен, то он своих сотрудников на обучение посылает.
Есть возможность обучать наших сотрудников в конце июня и в конце августа, еще совсем свежих и желающих работать.
К нам на работу приходят много молодых специалистов, мы очень рады их видеть, но не всегда в больших комплексах есть возможность организовать их наставничество. Вероятно, возможно опять-таки как заказ школы МИОО осуществить некоторое наставничество, ведение молодого специалиста за деньги школы. Тогда молодому специалисту будет к кому обратиться. Не всегда обращение к завучу - учителю литературы даст молодому учителю физики реальный результат, а если у него будет наставник в МИОО, к которому он всегда может обратиться и по методике, и по каким-то другим проблемам, то, возможно, это тоже будет востребовано.
Очень хочется, чтобы был курс, который включает все, например, мне лично сейчас не нужен менеджмент, мне нужна, скажем, конфликтология. То есть должны быть блоки, которые учитель сможет выбрать из программы, это и по времени может быть короче, чтобы он не был так сильно занят, и пользы может быть намного больше.
Что касается результата повышения квалификации, то пусть это будет открытый видеоурок, пошаговая видеоразработка методики, чтобы любой другой преподаватель мог этим воспользоваться, чтобы это было полезно другим, а не написанная выпускная работа, которую увидит преподаватель на курсах повышения квалификации и больше никто.

Надежда ПЕРФИЛОВА, директор школы №2098:

Я как председатель межрайонного совета послала вопросы всем директорам, чтобы понять, какие у них есть проблемы с повышением квалификации учителей. Коллеги прислали замечания и предложения по поводу повышения квалификации педагогических кадров. Мы поддерживаем предложения о проведении курсов в каникулярное время, о формировании групп по территориальному признаку в рамках межрайонных советов, вообще было бы здорово, чтобы были какие-то свои кураторы от МИОО в межрайонах или в округе, для того чтобы мы могли конкретно знать человека, с которым сотрудничаем, и через него передавать информацию. Директора хотят, чтобы при работе межрайонных курсов повышения квалификации МИОО использовал образовательные площадки, когда есть куратор, знающий межрайон и то, какие школы могут дать свою базу для занятий.

Ирина КУРЧАТКИНА, директор школы №1474:

В системе повышения квалификации надо многое менять в силу процесса объединения, который коснулся Москвы. Школ столицы по сравнению с тем, что было раньше, осталось много меньше. Поэтому уже можно говорить о том, что должен быть индивидуализированный подход в повышении квалификации. Центр повышения квалификации нужно переносить в районы, а если школы большие, то и в сами школы, думаю, здесь будет самый положительный эффект. Если вообще говорить о системе повышения квалификации, то есть заинтересованность в результатах МИОО и образовательных учреждений. Во время своей профессиональной карьеры каждый учитель должен повышать свою квалификацию раз в пять лет, то есть четыре-пять раз. МИОО должен быть заинтересован в том, чтобы этот учитель повышал свою квалификацию у него. Мне по большому счету все равно, где он повышает квалификацию, мне важен результат. А если мне не все равно, то нужно подходить с позиции целостности учреждения, программы его развития, образовательной программы, программы развития методических объединений, индивидуальных образовательных программ развития самого учителя. Это нужно рассматривать как единый контекст. С этой точки зрения МИОО - педагогический вуз, где в основе целостная концепция образования и воспитания, и это позитивный момент, который нужно развивать. Взяв такую позицию за основу, руководителю во время повышения квалификации педагога нужно будет знать, что происходит на курсах, с чем знакомился учитель и что он принесет в школу, насколько это соответствует траектории ее развития. Я считаю, что нужно говорить об индивидуализации повышения квалификации на базе каждой школы, как раз МИОО это сделать по силам, это не так трудно с учетом современных тенденций. Должен быть информационный контроль процесса повышения квалификации учителя, знания о школе должны быть под руками у сотрудников МИОО, они должны знать, что происходит в школе, какой сотрудник пошел на повышение квалификации.

Павел ЯКУШКИН, директор школы №179 при МИОО, заведующий кафедрой технологии МИОО:

С одной стороны, я директор школы, с другой - заведующий кафедрой технологии, которая строит преподавание принципиально нового курса, основанного на проектировании. Мы начали внедрять подход от потребности школ и педагогов.
Для меня все мнения коллег-директоров очень важны. То, что такой разговор состоялся, стало краеугольным камнем построения новой стратегии работы МИОО. При всем моем уважении к бывшему ректору МИОО Алексею Семенову, при нем таких разговоров не было. Конечно, есть фантастические предложения о формировании управленческих команд с помощью МИОО, но как бывший спортсмен скажу: что команду могут создать в своих школах только директора, никакое МИОО команду для них не создаст. В МИОО, наверное, нужно создать команду индивидуальных менеджеров, которые будут готовы выходить в школы и работать вместе с руководителями, подбирать индивидуализированные программы по предметам. Гиперсильно было бы, если бы комплексы брали методистов, которые умеют работать, которые имеют собственный опыт работы в школе, опыт работы с учителями, не контролирующих, а помогающих комплексам на самых разных уровнях. Мне кажется, что это перспективное направление для института, эти вещи пока не заложены, но их можно заложить, они послужили бы основной для индивидуальной работы с комплексами Москвы в той ситуации, в которой они оказались. Нам всем нужно переосмыслить сказанное директорами, ведь все это очень актуально.

Вера НИЛОВА, директор школы №1631:

Я фактически недолго работаю директором, но, с другой точки зрения, я по ощущениям работаю очень долго. Мне кажется, есть две степени ответственности. Как сказал режиссер Андрей Кончаловский, выступая в Госдуме РФ: «Шел монах по дороге, ему встретился самурай и попросил рассказать, что такое рай и ад. Монах сказал: «Ты такой большой, сильный и глупый, что навряд ли поймешь мои объяснения». Самурай рассвирепел, вытащил меч из ножен и говорит: «Я отсеку тебе голову!» Монах посмотрел на него и сказал: «Вот это и есть ад!» Самурай подумал, положил меч в ножны, посмотрел на монаха и сказал: «Прости меня, я на тебя разгневался!» Монах сказал: «А вот это рай!» Это тонкое и глубокое размышление о том, как надо открывать людям те или иные истины!» Эти слова можно отнести к совести и чести учителя, эти слова можно отнести к совести и чести преподавателя МИОО. Мы все сталкиваемся сегодня с тремя группами педагогов. Первая и самая приятная для директора группа - это те энтузиасты-педагоги, которых у нас в школе не так много, которые не считают свое рабочее время, которые готовы работать на общее дело и которые профессионально развиваются (и, к сожалению, не называют это повышением квалификации, но это так), для того чтобы их ученики чувствовали себя комфортнее на уроках, а не потому что так нужно, что того требует администрация. Вторая группа педагогов - это те, кто в зависимости от обстоятельств, в которые попадают, могут относиться и к первой, и к третьей группе. А третья группа - это те, кто учится для галочки, несет ответственность по принуждению. Хочу, чтобы к нашим педагогам мы подходили как к ученикам: если решили работать по ФГОС, то давайте работать и со взрослыми по ФГОС, если решили формировать предметные компетенции, то давайте их будет формировать человек, который силен в предмете (если это физика, то профессионал в физике), пусть личностные компетенции будет формировать профессионал с точки зрения личностных компетенций, а формирование метапредметных компетенций - другая песня. Отмечу еще и методологические компетенции, которые пока не знаю, как формировать, но они очень для нас важны. Если все повышение квалификации, которое я называю профессиональным развитием, будет идти с подачи школы, если МИОО будет выполнять заказ, идущий снизу, мы уже в школе разберемся, согласованы ли действия педагога по повышению квалификации с администрацией. Хочется увязать сначала принудительно ответственность учителя за результат, который он получил при повышении своей квалификации, а потом когда-нибудь (мечта!) это перейдет и на неосознанный уровень.