Вообще всякая расправа над прошлым, варварское топтание и высокомерное попирание его - разрушение иерархии культурных и духовных ценностей. Хотя иерархию эту на протяжении веков выстраивали гении, она ужасающе хрупка. «Вот умрет Толстой, все пойдет к черту!» - не раз говорил Чехов. Что же происходит, когда затаптываются, пускаются «в распыл» эпохи? Какие темные ямы и дыры образуются в сознании и как на них строить что-то новое?

Между тем если действительно думать о новом искусстве, то секрет его создания совершенно прост. Чехов сформулировал его с библейской точностью: «Ново только то, что талантливо. Что талантливо, то ново». Элементарная честность и даже минимальное эстетическое чувство вынуждают признать, что в своих лучших творениях русская литература советской эпохи не выродилась и не переродилась. Она сохранила свои родовые черты. И продолжила дело великой дореволюционной литературы - служила, как могла, людям и Отечеству, утешала, поддерживала веру и надежду на лучшее. Она оставалась прежде всего человечной, так же как театр, кино, живопись, музыка.

Что делать нам, кому судьба литературы небезразлична сегодня, сейчас, в ситуации, чрезвычайно неприятной для высокой культуры? По-моему, прежде всего блюсти иерархию ценностей. В том числе и внутри себя. Не проклинать детективы, а напоминать, что кроме них есть и другая литература. Не стоит обольщаться, что после наших напоминаний люди бросятся читать ее, но пусть они знают - она есть, она будет. В какой-то момент это знание сработает и принесет плоды. Важно сохранить эту иерархию, не поддаться сомнениям и отчаянию, хотя поводов для них предостаточно.

Игорь СЕРКОВ, журналист