Представитель Регионального оперативного штаба рассказал и о наиболее распространенных способах привлечения несовершеннолетних к совершению терактов. «Например, выдают радиостанцию, ставят в определенном месте и приказывают сообщать о появлении объектов, интересующих бандитов», - рассказал Шабалкин. Как правило, ребенок стоит вблизи или на заранее заложенном взрывном устройстве, а выданная радиостанция является инициирующим устройством. «В результате взрыва погибает и сам подросток», - отметил Шабалкин.

В частности, примером подобных преступлений может служить попытка теракта, который удалось предотвратить в феврале 2002-го в Грозном. 15-летняя девочка Зарема Инаркаева пыталась пронести взрывное устройство в здание РОВД Заводского района.

Как выяснилось впоследствии, боевики поручили занести «адскую машину» в кабинет начальника уголовного розыска, однако девочку удалось задержать. Террористы планировали взорвать ее с помощью дистанционного устройства после того, как ребенок зайдет в здание. В ходе следствия было установлено: она не знала, что несет бомбу.

«Использование детей в качестве орудий исполнения терактов - это арабская методика, которую практикуют наемники, и чеченские дети - это пушечное мясо для них», - отметил Шабалкин. Он подчеркнул, что использование боевиками таких варварских методов - устойчивая тенденция, и подобные случаи нельзя исключать и в дальнейшем.

Таково обличье террористов нового XXI века. В то, что одновременно орудием и жертвами преступления становятся дети, было бы невозможно поверить, если бы не поистине шокирующие свидетельства.

Страшные кадры нескольких эпизодов войны - нынешней чеченской - оказались в руках спецназа Федеральной службы безопасности после ночного боя недалеко от Гудермеса. Сапер из отряда полевого командира Наиба старательно снимал каждую свою операцию. Казалось бы, лучшего документального свидетельства преступления не найти. Однако на этот раз в руки оперативников попало нечто большее. Они стали свидетелями самого процесса закладки фугаса. В придорожном полотне выбивают яму, и в нее монтируется обыкновенный артиллерийский снаряд. Взрыватель тоже самодельный, изготовленный, как правило, из детской радиоуправляемой игрушки китайского производства.

Дорога к 71-му Шалинскому мотострелковому полку. Дважды в сутки саперы обследуют там местность в поисках скрытых засад или заложенных фугасов. Что это такое - дважды в сутки играть со смертью, ждать сокрушительного взрыва из-под ног товарища или внезапной очереди из кустов, знают только они...

Командир группы разминирования Алексей Ефременко рассказывает:

- На видео в роли минеров выступают дети. Лет по 13-14. Редко старше. Жизнь доказывает, что это не пропагандистская пленка. Чеченские мальчишки частенько подрываются, когда устанавливают такие закладки.

На вопрос: «Приходилось ли кого-то из них задерживать?» - офицер задумчиво и зло отвечает:

- Не задерживать, а собирать останки. По ним сразу видно: не взрослый - ребенок. Устанавливают на дороге и сами подрываются».

Простым чеченцам война давно уже ненавистна, поэтому Масхадову, Басаеву и другим все труднее набирать волонтеров смерти. Оперативники ФСБ рассказывают о завербованных бандитами душевнобольных людях. Сумасшедший, считают они, уже переступил одной ногой грань жизни и смерти. Но гораздо ужасней, что они все чаще обрабатывают детей.

Рассказывает командир спецроты Сулим Ямадаев:

- Пацанов, у кого отцов, братьев, старших нет, можно обработать. Двести долларов, триста долларов - и большинство дают согласие помогать бандитам. У большинства молодежи сегодня положение в Чечне тяжелое. Работы нет, Учиться вроде бы поздно, а кушать хочется. А чеченец никогда не пойдет к соседу, не скажет: дай еды! У нас это считается неприличным, недостойным...

Возраст подрывников удивляет даже бывалых российских солдат-контрактников. Один из разведчиков вспоминает, что как-то обнаружил у установленного на дороге двадцатикилограммового фугаса следы ног размера не больше тридцатого.

- И как только дотащил такую ношу пацаненок?! - удивлялся он.

По словам командира группы разминирования Алексея Ефременко, минимум половина террористов-детей подрываются еще в ходе своих ночных вылазок. «У них все эти взрывные устройства изготавливают, видимо, в какой-то кустарной мастерской. Контакты плохо заизолированы. Не учел фактор сырой погоды, и все - «улетел», - тяжело вздыхает он.

Сегодня еще рано делать прогнозы, сможет ли новый президент Чечни остановить волну детского терроризма. В конечном счете все решают деньги - основа любой политики. И пока денежные потоки из-за рубежа не будут остановлены, дети будут гибнуть и с той, и с другой стороны. Война не бывает честной.

Стреляющих из-за угла юнцов с фанатично горящим взором безумных глаз российские солдаты уже знавали. В Германии, в далеком 1945-м. И чем это кончилось, тоже всем известно...