Именно соотнесение позиций этих трех основных участников образовательного процесса позволяет выявить те проблемные зоны, которые необходимы для развития образования. Конечно, не всегда удается провести такое исследование, чтобы опросить сразу три подвыборки, но когда такая возможность есть, мы стараемся проводить такие многопозиционные исследования.
О дошкольном детстве у нас было несколько исследований и мониторинг, мы опрашивали более 2500 родителей и около 200-300 воспитателей. Мы задавали родителям простенький вопрос: «Чем вы предпочитаете заниматься в свое свободное время с ребенком?» - и предлагали в качестве вариантов ответов более 20 видов разных занятий. Наиболее важны, с нашей точки зрения, для социализации и детского развития чтение книг ребенку и организация совместной игры. Выяснилось, что с увеличением возраста ребенка снижается число родителей, которые предпочитают с ним совместно играть и читать ему книгу, мне кажется, что это очень серьезный результат с педагогической точки зрения. Более того, параллельно с падением этих деятельностей резко снижается и позитивное эмоциональное состояние родителей детей-дошкольников, которое они получают при общении с детьми. Это говорит о нескольких моментах: о плохой педагогической подготовке родителей, это требует серьезнейшей просветительской работы по разъяснению того, что родителям делать с детьми, как их воспитывать, как им помогать. Это огромный комплекс работы, который на самом деле выпадает из сферы внимания органов управления образованием всех уровней. Мне кажется, это серьезнейшая проблема, потому что изолированно заниматься системой дошкольного воспитания и вообще школьного воспитания вне института семьи - бессмысленное занятие.
Эта первая проблемная точка проецируется на очень серьезный момент, который можно сегодня зафиксировать: родители предпочитают как можно дольше оставлять ребенка в детском саду, они не берут его из детского сада, даже если у них есть такая возможность. Наши недавние опросы позволили получить ответы воспитателей: на часах может быть уже 7 часов вечера, детский садик не работает, но родители все равно там держат своих детей, потому что им нечем с ними заняться, они не знают, что с ними делать. Мне кажется, это очень важная проблема для родительской общественности, организация работы по этому направлению - особый вид деятельности.
Мы задавали воспитателям и родителям вопрос: «Что вы чаще всего обсуждаете друг с другом, когда общаетесь?» Воспитатели и родители по-разному оценивают темы своего общения с ребенком, словно они из двух миров, хотя вроде бы мы спрашиваем об одном. Воспитатели погружены в это общение с родителями, гораздо чаще они обсуждают успехи ребенка, вещи, связанные с другими моментами. Родители более сдержанны в этом вопросе, они реже называют и физическое развитие, и успехи, и то, на что они сориентированы. В предыдущем нашем исследовании, посвященном коммуникативной ситуации, 45% родителей детей-дошкольников говорят о негативной ситуации, а среди воспитателей - 16%, в практике образования эту коммуникативную ситуацию жизни детей в детском саду воспитатели по сравнению с родителями оценивают как несущественно значимую. Но это еще и связано с дефектом нашей системы дошкольного воспитания, который становится все более очевидным в современной стратегии развития образования, это вытеснение игровой деятельности из системы дошкольного воспитания, скаляризация дошкольного образования, проблема подтягивания его под школу, под более высокий уровень образования. Это порочная методологическая ошибка в стратегии образования, потому что основная задача - обеспечение полноценного проживания ребенком каждого возрастного этапа. Здесь родительская общественность как эксперт и как заказчик должна центрироваться на обеспечении полноценной ситуации детства, хотя есть деформированное родительское сознание: «Подготовьте нам ребенка к школе!» В этом же ущербная позиция сегодняшней образовательной ситуации. Сами же родители деформированы в тех требованиях, которые они предъявляют ребенку. Зачем его готовить к школе? Не надо его готовить к школе, это вредное занятие, которое не нужно, ему нужно наиграться, он должен в школу прийти, как Филиппок: «Хочу учиться!» - а он приходит туда, уже не желая учиться, не доиграв, у него в портфеле лежат игрушки. Он уже должен прийти в школу без игрушек, ему должно быть уже стыдно доставать игрушки, а он все время их достает, потому что не наигрался.
С увеличением возраста ребенка родители все меньше склонны обсуждать поведение и аппетит, все больше они оценивают его психическое самочувствие и успехи. Мне кажется, очень важно для содержательной деятельности, для содержательного взаимодействия понимать все эти тренды и траектории возрастного развития, как выстраивать эти отношения «воспитатель, ребенок, родительская семья».
Проблема взаимодействия, мне кажется, тоже достаточно интересная вещь. Кто становится инициатором общения? Мы задавали вопрос, не про что они разговаривают, а кто инициатор общения - воспитатель или родитель. Картина зеркальная: воспитатели говорят, что они чаще инициируют общение, родители говорят, что они. Мы сравнили родителей малообеспеченных, среднеобеспеченных и высокообеспеченных семей. Как работает социальный статус семьи при отношениях в ситуации «воспитатель - родитель»? Чем ниже социальный статус родителей, допустим, они малообеспеченные, тем чаще они говорят, что они хотят что-то узнать от воспитателя. Чем выше воспитательный статус родителей, тем чаще они говорят, что к ним обращается воспитатель, он инициатор общения. Эта вертикаль социально-стратификационных отношений в детском саду начинается уже с самого раннего момента, и это серьезнейшая проблема.
Если мы говорим о том, что наша школа демократична - не в смысле политики, сейчас не принято хвалить демократов и демократию, как-то мы все, к сожалению, очень консервативно настроены, если мы говорим о равном доступе к образовательным услугам детей из разных социальных страт, то это и есть ключевой момент - и политический, и стратегический - развития системы образования. Ключевой момент - доступ к качественному образованию детей из разных социальных страт и групп, тогда, мне кажется, никакие эксперты, никакие социологи ничего не удержат в демократизации системы школьного образования, если деятельность родительских комитетов, родительской общественности не будет сориентирована на эту стратегическую задачу, а не на сепарацию. Если мы начнем создавать резервации, то Москва взорвется через 10 лет от межнациональных проблем, поэтому здесь надо вести грамотную национально-культурную и социальную политику, мне кажется, в этом задача всей родительской общественности - удержание стратегии демократического развития нашей системы образования, потому что она должна работать на потребителя, но не на потребителя-эгоиста, а на потребителя, который видит нормальные социальные перспективы развития нашего государства. Но 14% (немало!) - каждый седьмой воспитатель говорит, что никакого соуправления даже на уровне родительских собраний, родительских групп нет в системе дошкольного воспитания. Мне кажется, это очень серьезный момент, поскольку говорится об этом очень давно.
Что делают родительские комитеты и группы? Сбор средств, организация помощи по благоустройству, организация проведения различных мероприятий, помощь в покупке необходимого оборудования. Честно говоря, меня привлекли эти расхождения: «Сбор средств на дополнительные нужды группы и детского сада» - 86% родителей говорят, что собирают, об этом говорят 21,9% воспитателей, понимая, что это не совсем законно.
Мы опрашивали 3000 школьников - 5-9-й класс, в каждой возрастной параллели где-то по 600 человек. Ответы школьников: «Родители помогают мне заниматься», «Родители усиливают контроль за выполнением». Что делают родители, если ребенок получил плохую отметку? «Они не интересуются моими оценками», «Они мне не доверяют», «Наказывают, ругают», «Знают, но их это не волнует». Вообще эти вещи очень показательны: «Они не интересуются моими оценками» - по сути дела, так ответили 22%, то есть каждый четвертый опрошенный. «Они знают, но это их не волнует» - это уже совсем отчужденная реакция, понятно, что цифры маленькие, но этот момент очень серьезный.
От 5-го к 9-му классу снижается доля учащихся-хорошистов, растет количество троечников. В 7-м классе кризисная ситуация: происходит перелом, в возрастной параллели 8-9-го класса начинают доминировать уже троечники, то есть посредственность. Когда мы говорим о родительском участии во всем этом деле, надо понимать, что оно происходит в очень сложной трансформации всего педагогического процесса, в трансформации отношений «ребенок - взрослый» в учебной деятельности. Здесь роль родителей очень важна и в реакции на оценки, и в поддержании мотивации к учебе не в этом банальном смысле: «Учись, а то будешь вечно что-то продавать, ходить туда-сюда», а как нормальное участие в организации содержания этого образовательного процесса.
Что реально происходит, когда дети говорят: «Родители помогают мне заниматься»? Год от года падает количество хорошо успевающих детей и тех, которые говорят, что им родители помогают. Это коррелирует с ростом числа неуспевающих. Мне кажется, это серьезнейшая фундаментальная проблема отношения семьи и школы в плане учебной деятельности. Если мы не включим семью в содержание учебы детей, если все время будем давать новые учебники, новые правила игры, новые содержания образования, давать ту ситуацию учебы, которую родитель не понимает, если он не может поддержать учебную активность ученика, то что ему там делать? Сколько мы создали организаций самоуправления, лишив их содержания? Надо же определять, чем они должны заниматься и как они должны участвовать в управлении школой. Здесь нужна особая стратегия, связанная с мощнейшей социальной дифференциацией, которая требует поддержки слабых социальных слоев и групп, если мы не хотим потерять поколение, если мы не хотим его развалить и социально сегментировать.
В 5-м классе 76,3% и 73,2% - примерно одинаковое количество детей из разных социальных страт с высшим и средним образованием втянуто в систему дополнительного образования. А дальше эти линии расходятся до 9-го класса: более сильный социальный слой удерживает возможности ребенка в получении дополнительного образования, еще есть мощности, стремления и желания; слабые социальные семьи в среднем  отказываются от возможности поддержки ребенка по включению его в систему дополнительного образования, и уже к 9-му классу происходит мощная дифференциация в получении дополнительных образовательных услуг. Что такое получение дополнительных образовательных услуг? Дополнительное образование ориентировано не на развитие компетенций, а на развитие способностей и одаренностей ребенка, включает его в конкретные деятельности, и только через деятельности можно ребенка личностно развить. Это не просто два притопа, три прихлопа - если ребенок не занимается дополнительным образованием, значит, он не включается в очень серьезные моменты, связанные с его личностным развитием и становлением, попыткой себя попробовать и испытать, самоопределиться в своих возможностях и способностях. Родители с высшим образованием вкладывают не только свои знания и умения, но они еще и платят больше, понимают, что надо платить за дополнительное образование, родители с низким образованием не готовы тратить на это деньги.
У нас возникает очень серьезная проблема родительской общественности и соуправления, которая требует нормальных решений экономических вопросов по поддержке социально слабых групп. С моей точки зрения как социолога, очень важно сориентировать и зафиксировать эту демократическую проблему доступа слабых социальных групп к получению качественного образования.

Информация к сведению

26 августа 2015 г. в 19.00 на Родительском собрании онлайн:
-  обсуждение установки вендинговых автоматов в школах Москвы;
- информация об ответственности и наказании за нарушение Правил дорожного движения в случае, когда пострадавшим оказывается ребенок;
- рассказ руководителей образовательных учреждений о незабываемом празднике День города и его проведении.
Экспертно-консультативный совет родительской общественности приглашает всех желающих присоединиться к обсуждению.
Свои вопросы можно задать на официальном сайте ЭКС РО в соответствующем разделе, отправив на почту myasnikovala@mos.ru, или в прямом эфире, используя площадки межрайонных советов.