- Это один из оправдавших себя дополнительных источников комплектования, который на протяжении нескольких лет помогает поддерживать укомплектованность войск офицерами на уровне 95%, - говорит начальник управления кадров главкомата Внутренних войск генерал-лейтенант Петр Ермаков.

Наш рассказ - об одном из тех, кому курсы принесли лейтенантские звезды.

Этот бой не забыть никогда...

- Завтра работаем, мужики, - обратился к взводным командир группы отряда «Русь» капитан Михаил Грушев, обвел карандашом на карте лесной массив. - Вот здесь, по оперативным данным, скрывается примерно полсотни «духов»...

16 спецназовцам предстояли, говоря профессиональным языком, разведывательно-поисковые мероприятия. Задача: обнаружить банду, выяснить ее численность, состав, вооружение, возможные источники пополнения, вероятные направления действий.

- Выходим в 4 часа, - закончил командир постановку задач подчиненным. - А сейчас всем отдыхать. Одному Богу известно, сколько нам придется бродить...

Сержант-контрактник Игорь Мокров, несмотря на приказание замкомвзвода прапорщика Александра Каразанфира выспаться перед поиском впрок, долго не мог уснуть. Мешало предчувствие боя, знакомое еще с первой чеченской командировки.

В 4.00 спецназовцы ушли в предрассветный туман. До глубокой ночи прочесывали район, натыкаясь на следы недавнего пребывания боевиков. Но боевики будто испарялись всякий раз, когда «русичи» по всем признакам должны были выйти на их стоянку.

- Ничего, мужики, завтра мы их точно накроем, - ободрял подчиненных Грушев во время разбивки лагеря. И только забрезжил рассвет, братишки снова двинулись в путь.

Автоматная очередь расколола тишину летнего леса. В эфире пронеслось:

- Первый, я Двадцатый! Напоролись...

Бандиты, не ожидавшие лобового столкновения с разведчиками, палили отчаянно. Головной дозор вступил в бой. Основная группа поспешила на помощь.

- Тридцатый, обходи справа, - получил по рации команду прапорщик Каразанфир и тут же продублировал ее тройке Мокрова. Но полукольцо «духов», тоже решивших зайти во фланг спецназовцам, было больше. Они числом превосходили «русичей». Обходящую группу братишек зажали в «клещи». Свинцовый дождь обрушился на них со всех сторон. Мокров перебегал, перекатывался, переползал от куста к кусту, от дерева к дереву. Очередь влево - сменил позицию, вправо - и... Вдруг увидел, что замкомвзвода упал как подкошенный.

- Ваня, прикрой, - крикнул он и побежал на помощь. Каразанфир лежал без движения, из-под бронежилета сочилась кровь.

Бандиты, потеряв с десяток своих убитыми и ранеными, бежали в глубь леса. У братишек-спецназовцев оказалось два «двухсотых». Погибли прапорщик Александр Каразанфир и командир группы капитан Михаил Грушев.

Тот бой, по признанию Игоря Мокрова, во многом предопределил его дальнейшую судьбу. Именно тогда Игорь твердо решил стать офицером. Мокрова назначили заместителем командира взвода, направили на учебу, после которой он стал прапорщиком. А когда в 2002 г. командир отряда полковник Владимир Иванов предложил ему поехать на курсы подготовки младших офицеров (КПМО), он, ни минуты не сомневаясь, согласился, сделав решающий шаг на пути к давней мечте.

Институтские будни

Прапорщик Мокров на полгода стал курсантом Санкт-Петербургского военного института Внутренних войск, а еще конкретнее - курсов подготовки и усовершенствования офицерского состава. Они в отличие от прочих КПМО называются так, потому что наряду с прапорщиками и сержантами-контрактниками там учатся офицеры, которые решили стать заместителями командиров по работе с личным составом.

В институте Мокрова назначили командиром учебного взвода. Прослуживший несколько лет по контракту, обстрелянный, немногословный «краповик» сразу приглянулся командирам, быстро сумел расположить к себе подчиненных, завоевать авторитет и уважение в коллективе. Хотя не все разделяли его отношение к учебе.

- Слушай, Игорек, - как-то обратился к нему сокурсник-прапорщик, - зачем тебе все это нужно? Корпишь над книжками, выслуживаешься. Можно подумать, «летехой» отсюда выпустишься. Все мы младшими будем. Выше головы не прыгнешь.

- Учусь, предположим, для себя, а не для командира. Я, брат, в таких переплетах бывал, что, случись снова, знания не помешают. А насчет «выслуживаешься» ты зря. Ведь для себя ничего лишнего не прошу.

Мокров не понимал некоторых сокурсников, приехавших в институт «отбыть номер». А бравада будущих начпродов и начвещей (мол, нам ваша командирская наука ни к чему) была ему просто противна. Он не понаслышке знал, что требуется от офицера спецназа в боевой обстановке.

В принципе отбор военнослужащих для учебы на курсах подготовки младших офицеров оставляет желать лучшего. Некоторые командиры в войсках будто не сознают, что направленные ими на учебу вернутся к ним же в новом качестве. По признанию офицеров питерских курсов одним из самых проблемных был набор в апреле 2003 г. В нем были открыто заявлявшие о нежелании учиться и даже те, кто специально скрывался от командования, чтобы его отчислили из института. Из-за недобросовестности командиров частей в отборе кандидатов для учебы на курсах войска в 2003 г. недосчитались 9 потенциальных офицеров. 6 были отчислены за систематические нарушения дисциплины. А в октябрьском наборе 2003 г. оказался военнослужащий, которого пришлось отчислить за нарушение дисциплины вторично. Впервые его отчислили в 2002-м.

Практика показывает, что офицеры из недобросовестных курсантов получаются никудышные. В войсках они чаще всего не задерживаются и, прослужив год-два, увольняются. Благо, таких немного. Основная масса - прослужившие 3 года и более по контракту сержанты и прапорщики. Они - люди серьезные. И все же недоработки в отборе отрицательно сказываются на качестве пополнения офицерского корпуса. Тех, кто, прослужив полтора-два года, заключил контракт только для того, чтобы на пару лет закрепиться в Москве или Санкт-Петербурге, заставить учиться как следует очень трудно. О желающих, вволю хлебнув столичной жизни, уволиться из войск, и говорить не приходится. Кроме того, среди обучающихся на курсах уж нет ребят с высшим образованием, сокращается число обладающих средним специальным. Бывает, командиры направляют на курсы даже тех, у кого и среднего образования нет. А потом, пожиная плоды своей же недобросовестности, сетуют на то, что в их подчинении почти половина взводных и ротных командиров - малограмотные выпускники экстерната.

- Паникуют те, кто свои недостатки видит, а устранять их не хочет, - комментирует ситуацию генерал-лейтенант Петр Ермаков. - Еще в XVIII-XIX веках унтер-офицеры (по нынешним меркам - те же прапорщики и сержанты-контрактники) были опорой и одним из источников пополнения офицерского корпуса русской армии. И выпускников курсов сейчас в войсках далеко не половина - лишь 13 %. По нашим оценкам, 50% офицеров, окончивших КПМО, в роте - это норма.

По поводу малограмотности замечу, что даже лейтенантов, получивших пятилетнее высшее образование, нужно в войсках еще многому учить. Для этого и существует система командирской подготовки. В Северо-Кавказском округе, например, на необученность лейтенантов не жалуются. Там с ними работают.

Конечно, подготовить офицера за полгода - задача сложная. Но при условии качественного отбора кандидатов для учебы на курсах - выполнимая. Судите сами. Учебная программа - 1200 часов. Всего изучается 16 предметов. Основной упор - на тактические и общевоенные дисциплины (41% учебного времени). На специальные - огневая подготовка, устройство и эксплуатация вооружения и военной техники, вождение боевых машин, методика боевой подготовки - отводится 43% общего объема программы. 30 часов - на основы военной педагогики и психологии, правовую подготовку и 60 - на методику морально-психологического обеспечения.

Перспективы младшего лейтенанта

Окончив курсы и получив звание младшего лейтенанта, Игорь Мокров вернулся в родной отряд, стал командиром взвода. В общем, ничего нового в службе для него не было: занятия, стрельбы, тренировки, подготовка к выполнению задач в Чечне. И он взялся за дело с удвоенной энергией, считал очень важным оправдать доверие командиров, направивших его на учебу. К тому же открылись новые горизонты - перспектива учебы в одном из московских институтов.

- Выпускники курсов подготовки младших офицеров отнюдь не лишены возможности учиться в вузах, - поясняет генерал-лейтенант Петр Ермаков. - В соответствии с Законом «О воинской обязанности и военной службе» они обладают теми же правами, что и остальные офицеры.

Ежегодно для военнослужащих Внутренних войск предоставляют 200 мест в юридических вузах, 500 - на КУОСах вузов Минобороны. Действует и факультет переподготовки в Академии управления МВД. Как говорится, было бы желание. А оно у Мокрова есть. Об этом свидетельствуют и отзывы командиров, которые говорят, что он «горит» на работе. Уже через год после окончания учебы в Питере стал заместителем командира группы по специальной подготовке. Как сложится судьба в дальнейшем, покажет время. Пока же ясно одно - Мокров стартовал в офицерскую жизнь уверенно, и все пути перед ним открыты.